Виктория Тигипко вложила в стартапы $60 млн. Кризис 2020 года она воспринимает как шанс /Фото пресс-служба
Категория
Компании
Дата

Виктория Тигипко вложила в стартапы $60 млн. Кризис 2020 года она воспринимает как шанс

пресс-служба

Между нидерландским сервисом онлайн-переводов Azimo, украинским автомобильным маркетплейсом eTachki и американским мессенджером для врачей Klara, на первый взгляд, нет ничего общего. Но все они связаны одним инвестором – украинским фондом TA Ventures, который основала Виктория Тигипко, 46.

С 2010 года команда Тигипко заключила более сотни сделок в Европе и США, заслужила доверие лучших фондов и получила чеки от Facebook и Alibaba. Как ей удалось построить самый успешный венчурный фонд Украины?

Виктория Тигипко (в девичестве Лопатецкая) начинала с торговли медными чушками на первом курсе института. По ее словам, к 25 годам она была уже долларовым миллионером. Чем только ни занималась: торговала сейфами, делала бизнес на бесшовных наливных полах, была крупнейшим в Украине дилером немецкой Kärcher. «До появления TAVentures в 2009 году таких компаний у меня насчитывались десятки»,– резюмирует предпринимательница в разговоре с Forbes.

Виктории важно знать бизнес в цифрах, в операционные детали она не углубляется. Ее интересует рост

Почему она решила переключиться на венчурный бизнес? Наскучило покупать дешевле и продавать дороже, отвечает Тигипко. Хотелось креатива. Плюс надоело быть центром Вселенной. «В офлайновом бизнесе ты №1 и на тебе все завязано,– говорит Тигипко.– Капитализации мало, а выйти из системы и делегировать – сложно».

«На меня произвели впечатление три вещи: хваткость, целеустремленность и полное непонимание, как работает стартап-индустрия»,– описывает свое знакомство с Тигипко партнер акселератора GrowthUP Денис Довгополый, который начал консультировать создательницу TA Ventures в январе 2010 года.

Чтобы лучше понять, как устроен новый для нее бизнес, во второй половине 2010 года Тигипко прошла экспресс-курс венчурного инвестирования в университете Беркли в Калифорнии. В том же году она привлекла в партнеры TA Ventures Игоря Семенова – ветерана венчурной индустрии из Aventures Capital.

У Тигипко была не только жажда знаний, но и глубокий кошелек, вспоминает Довгополый. Сергей Тигипко, который был мужем Виктории с 2004 по 2018 год, продал ТАС-Комерцбанк и ТАС-Инвестбанк шведскому Swedbank за $735 млн. По словам основательницы TA Ventures, финансово-промышленная группа ТАС инвестировала вместе с фондом с 2010 по 2017 годы. Конкретных сумм она не раскрывает. Собственное состояние на момент запуска фонда она оценивает более чем в $10 млн.

Успех пришел не сразу. В 2010–2011-м фонд Тигипко сделал четыре публичные инвестиции. Один из первых чеков был всего на $25000.

Переместиться с периферии в центр стартап-экосистемы помог нетворкинг. В 2011 году Довгополый передал основательнице TA Ventures управление конференцией IDCEE («День инвестора»), на которую у него не хватало времени и ресурсов. У Тигипко, с 2010 года возглавляющей Одесский международный кинофестиваль, были и ресурсы, и команда.

Материалы по теме

Иностранные инвесторы с интересом смотрели на русскоязычное интернет-пространство. «Мы решали для западных партнеров огромное количество простых задач: советовали, помогали нанимать»,– вспоминает Тигипко. Эвелин Бучацки, которая помогает TA Ventures закрывать сделки в американском Бостоне, познакомилась с ней на IDCEE. «В Украине важно быть честным человеком, а Виктория всегда играет по правилам»,– говорит Бучацки.

Тигипко проводила IDCEE на протяжении трех лет. Периферийный ивент превратился в одну из лучших технологических конференций Восточной Европы. На пике ее посетили 2000 участников из 30 стран, а в «Аллее стартапов» участвовало 150 компаний.

Последняя конференция прошла в 2014 году. Война на востоке Украины умножила идею единого интернет-пространства на ноль, объясняла Тигипко. Есть и другая сторона: как рассказал Forbes предприниматель, знакомый с оргкомитетом мероприятия, IDCEE ежегодно приносила десятки тысяч долларов убытков.

Дорого? Зато очень эффективно. По данным сервиса Crunchbase, в 2012–2014 годах фонд сделал 72 инвестиции. Команда Тигипко сформировала необычную для украинского фонда стратегию. TA Ventures в основном вкладывает в Европе (60%) и США (30%), но не в одиночку, а более чем с 1000 соинвесторов. Тигипко инвестировала вместе с американским акселератором 500 Startups, сооснователем Reddit Алексисом Оганяном, известным в Германии фондом btov Partners. Всего соинвесторов порядка 1000. «Там много знаковых имен»,– говорит Довгополый.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Возможность познакомить портфельную компанию с мощными игроками – одна из сильных сторон TA Ventures. «Например, компанию Data Artisans, которую купила Alibaba, мы познакомили с фондом Intel Capital,– рассказывает Тигипко.– Фонд возглавил раунд на $6,3 млн. Таких примеров множество».

Компания Тигипко интересуется электронной коммерцией, финансами, умным транспортом, цифровой медициной. Но может поддержать и производителя бамбуковой ткани или онлайн-магазин женских сексуальных игрушек – была бы перспектива роста.

«Виктории важно знать бизнес в цифрах, в операционные детали она не углубляется. Больше всего ее интересует рост, и это здорово»,– рассказывает Павел Матвиенко, 28, основатель стартапа по автоматизации рекламы в интернете RetargetApp. В ноябре 2019 года Тигипко с другими инвесторами профинансировала его на $1,5 млн.

На счету TA Ventures уже 128 вложений на сумму более $60 млн. Типичный раунд в исполнении Тигипко: от четырех до дюжины инвесторов. Фонд обычно вкладывает от $250 000 до $500 000 на посевной стадии. В итоге и долю получает небольшую, в пределах нескольких процентов. Зато надежно: «Модель, в которой она «садится на хвост» крупным фондам, более стабильна,– объясняет основатель акселератора WannaBiz и замминистра цифровой трансформации Александр Борняков.– В одиночку такого количества сделок добиться нереально».

Венчурный фонд на то и венчурный, чтобы не бояться провалов. В 2013 году TA Ventures с партнером вложил $5 млн в онлайн-маркетплейс TopMall. «Мы нарушили свое правило – не инвестировать более $2 млн в один проект»,– говорит Тигипко. Затея была многообещающей: TopMall позволял удобно заказывать из-за границы одежду и обувь, охватывая Украину и Россию.

Российская агрессия и девальвация гривни превратили перспективный проект в проблемный. Команда из 100 человек переехала в Польшу, пришлось привлекать дополнительное финансирование, и доля TA Ventures упала с 75% до 25%. Вернуть вложенные миллионы пока не удалось. «Этот кейс – как шрам: можно показывать и вспоминать крутую историю»,– говорит партнер фонда BRISE Capital Александр Яценко.

Инвестора кормят экзиты – успешная продажа доли в компании с высоким мультипликатором. УТигипко таких сделок уже 30, среднегодовая доходность в них составляет 21%. За это и уважают. «Только 5% всех фондов в мире дает такой возврат на инвестиции»,– наводит резкость Довгополый. В Украине сопоставимого количества экзитов не сделал никто.

Показатели хорошие для иностранного рынка, подтверждает партнер фонда Genesis Investment Виталий Лаптенок. «Для Европы и Америки, где у Виктории основной портфель, это отлично,– отмечает он.– Но в Украине, с учетом рисков, мы рассчитываем на доходность в 50% годовых». Genesis инвестировал вместе с Тигипко в школу программирования Mate Academy и сервис доставки лекарств Liki24.

С украинскими стартапами у TA Ventures особые отношения. На них приходится менее 10% от портфеля, но на родине фонд иногда выступает ведущим инвестором: дает больше остальных и участвует в операционном управлении. «Своим» компаниям помогает с рекрутингом и решением операционных проблем, подыскивает партнеров на Западе.

С точки зрения бизнес-процессов TA Ventures – типичная венчурная фирма. Команда отсматривает 2000 стартапов в год, менее 1% из них получает инвестиции. Входящие заявки обрабатывает команда из 20 человек– аналитики, менеджеры, ассистенты.

Тигипко – требовательный начальник, но не надзиратель, говорят сотрудники фонда. Она редко погружается в микроменеджмент, зато работает в режиме 24/7.

Особую роль в фонде играют партнеры. Их задача – находить компании во вверенных им сферах и регионах. «У меня практически полная свобода действий,– описывает свои обязанности партнер фонда Олег Маленков.– Я сопровождаю сделку от поиска компании до подписания контракта». Он отсматривает для TA Ventures стартапы в Лос-Анджелесе и закрыл здесь пять сделок.

Партнер TA Ventures в Украине Игорь Перция рассказывает, что общается с начальницей раз в неделю, а в остальное время максимально берет на себя ответственность за достижения и провалы. Среди прочего он занимается сервисом Liki24.

Каждый партнер, помимо зарплаты, получает долю от сделки и может хорошо заработать на экзите. «Чувствуем себя скорее предпринимателями, чем наемными сотрудниками»,– говорит Маленков.

Тигипко любит и умеет разговаривать со стартапами, а очную встречу считает лучшим способом оценить их потенциал. «Виктория задает простые вопросы, и по ответам понятна экспертиза человека,– отмечает Маленков.– Она сильный интервьюер». Другое правило Тигипко – делать домашнюю работу. «Ей не нужна куча due dillegence. Она быстро формирует мнение о компании,– говорит Бучацки.– Инвестор, который слишком долго изучает документы,– это уже банкир».

  • Тигипко интересуют не только венчурные инвестиции. Она сооснователь сообщества женщин в IT-сфере WTECH. В Украине у него уже более 3000 членов, планируется выход за границу – Лондон, Берлин. Этот проект Тигипко финансирует вместе с Верославой Новосильной, 29, основательницей PR-агентства SLOVA Tech PR. «Все это делается не для заработка, мы содержим хорошую команду ради изменений», – рассказывает Тигипко. «Женщин среди CEO должно стать больше», – объясняет Новосильная. Еще один эксперимент на грани благотворительности – образовательные инициативы. В 2013 году Тигипко стала партнером инициативы Code Club UA, благодаря которой дети с 9 до 13 лет могут бесплатно удаленно изучать программирование. «Программирование станет для подростков таким же необходимым и привычным, как умение читать и писать», – объясняла Тигипко в журнале «Фокус». Курсы прошли уже 30 000 детей. У предпринимательницы большие претензии к государственным школам: «Сегодня школа равна ее отсутствию». Вместе с партнерами она основала сеть школ EscapeLab, в которых дети от 7 до 15 лет изучают программирование, английский, предпринимательство и естественные науки. Половина уроков проходит на английском. Стоимость учебы – 1500 грн в месяц, учиться можно онлайн или офлайн. С помощью инновационного обучения Тигипко хочет вырастить в Украине новое поколение IT-предпринимателей, которое будет отличаться от предшественников отсутствием страха и аппетитом к риску.

Опираясь на чутье и кодекс правил, фонд и зарабатывает. Среди покупателей компаний, проинвестированных TA Ventures,– Facebook, Alibaba и Mail.ru. Обычно в случае успешных экзитов вложения удается как минимум утроить, рекордный мультипликатор – 30. Но конкретные суммы, как и стоимость портфеля, фонд не раскрывает. Зато про самую яркую звезду говорят открыто. Самая дорогая компания, в которой есть доля Тигипко,– немецкий разработчик POS-терминалов SumUp с оценкой в $1,2 млрд.

•••

Изначально TA Ventures работал по модели «вечнозеленого» фонда, то есть инвестировал только свой капитал, без привлечения сторонних инвесторов. Но все меняется, и фонд Тигипко – не исключение.

В 2017 году TA Ventures создал клуб ангельских инвесторов ICLUB, участники которого могут инвестировать совместно с фондом (доля TAV в сделке – более 50%). Раз в месяц перед участниками клуба выступают уже состоявшиеся предприниматели или стартаперы, которые ищут финансирование.

Ценность венчурных инвестиций приходилось объяснять, вспоминает первый CEO клуба Михаил Котов, ныне – партнер фонда Sabra Capital. «В Украине люди скорее готовы накупить много квартир и ждать их продажи, а к технологическим вложениям относятся с опаской,– говорит он.– УВиктории были завышенные ожидания: казалось, что в клуб придет 100 человек за год, которые будут инвестировать в стартапы». По словам Котова, за полтора года сформировался круг из нескольких десятков постоянных членов. Кто-то платил членские взносы, кто-то пребывал в бесплатном статусе «амбассадоров». Инвестировали единицы.

С 2019 года клубом руководит Игорь Перция. То ли воспитательная работа, то ли успешный пример TA Ventures начали приносить плоды. Киевский филиал клуба насчитывает более 100 человек. Преимущественно это собственники бизнесов и топ-менеджеры. Перция говорит, что наворовавших и политиков в клуб не берут, поскольку инвестиции проходят аудит в Европе.

Проходной билет в ICLUB – не менее $500000 свободных и чистых денег. За раз нужно вкладывать от $25000, в портфель советуют набирать от 10 компаний. Членский взнос – $5000 на два года. Это оплата за юридическое сопровождение сделок и организационные затраты, объясняет Тигипко. Если ваша инвестиция закончилась экзитом, фонд заберет себе 20% прибыли.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Около 70% членов клуба уже хотя бы раз инвестировали. «Инвестировать имеет смысл с горизонтом 5–10 лет,– говорит член ICLUB и ангельский инвестор Евгений Сысоев.– Хотите заработать быстрее – смотрите на другие инструменты». Директор фонда Digital Future Алексей Витченко (не состоит в ICLUB) более скептичен. «Это интересно: посмотреть на других предпринимателей, пообщаться с ними,– говорит Витченко.– Но системно на этом зарабатывать, наверное, тяжело. Мы пока не Долина».

Представительства ICLUB есть в Лондоне, Нью-Йорке, Майами, Монако. Часть из них открылись в онлайне из-за наступления пандемии. Но дорожную карту проекта это не сбило: на очереди филиалы в Минске, Цюрихе, Женеве, а также в Восточной Азии.

На 2020 год TA Ventures планирует выход за пределы «вечнозеленой» модели. Компания впервые попробует сформировать фонд из сторонних денег, который ему передадут в управление. Зарабатывать будут по классической схеме 2/20 – забирая себе 2% в год от суммы вклада и 20% от заработанного на экзите.

Переговоры в самом разгаре, говорит Бучацки. «В Америке сложно бороться с венчурными гигантами,– объясняет она.– Но у Тигипко хорошие партнеры и этого достаточно».

COVID-19 этим планам и помешал, и поспособствовал. Если вначале Тигипко планировала привлечь минимум $50 млн, то сейчас намерена закрыть фонд примерно на $20 млн и оперативно им распорядиться. «Есть много стартапов со сниженными на 30–50% оценками, – говорит она. – Очень важно не упустить момент и поддержать интересные компании и основателей».

Виктория задает простые вопросы, и по ответам понятна экспертиза человека

Нынешний портфель отделался малой кровью – из 80 компаний карантин «похоронил» только две.

Работы хватает и без нового фонда. На карантине инвесторы устраивали внутренние раунды, собирая дополнительные средства для компаний, в которые уже вложились. В ситуациях, когда нужно помочь основателям, Тигипко не колеблется ни минуты. «Мы всегда на стороне компании и предпринимателей»,– говорит она, ведь люди – главный капитал стартапа. Хорошая команда преодолеет любые трудности, а плохая не распорядится даже идеальными шансами, убеждена Тигипко.  

Опубликовано во втором номере журнала Forbes (июль-август 2020)

Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков