Категория
Компании
Дата

Страусы погибли, олени, муфлоны и дикобразы ушли в лес. Трагедия на Ясногородской страусиной ферме

Полторы сотни убитых страусов, десятки погибших буйволов, баранов, лам. Что произошло в «Семейном экопарке «Ясногородка», расположенном в 30 км от Киева

«Мы все плакали. Из 300 страусов осталось 160, а из 150 копытных животных – около 50», – вспоминает заместитель директора Ясногородской племенной страусиной фермы Александр Мащенко, 51. Это была одна из самых больших подобных ферм в Украине. Но когда в конце марта военные разрешили Мащенко с командой вернуться в Ясногородку, то кроме трупов животных они увидели офисное здание без крыши, ресторан без окон, гостиничные домики, сгоревшие до фона. Как жила страусиная ферма под обстрелами и в оккупации?

Первые обстрелы Ясногородки начались 27 февраля. Поселок находится в 30 км от Киева. Каждый день плотность огня росла. «Мы были здесь до 2 марта, – вспоминает Мащенко. – Ухаживали за животными, ночевали в винном погребе». Затем пришли украинские военные и дали два часа, чтобы собраться и эвакуироваться. На следующее утро был сильный обстрел «Градами» и пятеро военных погибли.

Коротко о Ясногородской страусиной ферме

Это одна из самых больших страусиных ферм в Украине. Всего в стране около 60 ферм. Первых страусов владелец фермы Андрей Акименко купил в Бельгии в 2000 году. Здесь выращивали три вида птиц: африканского страуса (самый крупный), американского нанду (помельче) и австралийского эму (самый мелкий и агрессивный). По словам генерального директора Pro-Consulting Александра Соколова, рентабельность фермы может составлять 10–20% в зависимости от поголовья. В экопарке «Ясногородка» был собственный ресторан, где можно было за 140 грн отведать омлет из страусиных яиц или почти за 600 грн медальоны из мяса страуса. По словам Соколова, на рынке средняя стоимость филе или стейка из страуса – 650–750 грн за килограмм, а одного яйца – 450 грн.

«С 6 марта здесь начался ад. Били «Градами». Все вокруг горело», – показывает Мащенко последствия обстрелов. Здесь были четыре гостиничных домика, котельная и хозпомещение. Остались обугленные конструкции и черные остатки фундамента. Они не подлежат восстановлению.

Один из снарядов попал в ангар, где хранилось 1000 тюков сена и около 70 т комбикорма. Этих запасов хватило бы на полгода, но они сгорели в считанные минуты.

«Но самая трагическая потеря – это животные», – говорит Мащенко. «Мы смогли один раз приехать и эвакуировать некоторых животных из зоопарка», – продолжает заместитель директора. Животных погрузили в скотовозки и вывезли под конвоем военных. «Страусов не вывозили, потому что их, во-первых, много, во-вторых, тяжело транспортировать», – объясняет он. Для тех, кого не вывезли, открыли вольеры. Некоторые животные смогли скрыться. Олени, муфлоны и дикобразы пошли в лес. Павлины прятались в соседских курятниках. Страусы, кто смог, сбежали в лес или соседние деревни, но большинство остались на территории парка и стали живыми мишенями для российских военных. «Вот эти лунки – это все от обломков снарядов», – показывает Мащенко серые ямки на зеленой траве в вольере, где жили страусы. Одна ямка – не менее одной смерти.

Сбежавшим животным нечего было есть. Трава еще не появилась, а состав с едой был разбомблен. Мащенко договорился с местными жителями, которые жили на дачах недалеко от Ясногородки, чтобы те приходили и рассыпали комбикорм. «Если не бомбили, то они приходили, кормили животных, если бомбили, то нет, – вспоминает Мащенко. – От них мы узнавали, в каком состоянии парк».

Снаряд попал в офисное здание у входа в парк. Фото: Павел Красномовец

Снаряд попал в офисное здание у входа в парк. Фото: Павел Красномовец

Второй снаряд попал в помещение, где находилась котельная, гладильня и склад хозяйственных товаров. Фото: Павел Красномовец

Второй снаряд попал в помещение, где находилась котельная, гладильня и склад хозяйственных товаров. Фото: Павел Красномовец

Огонь перекинулся на четыре гостиничных домика. Они сгорели до фона. Фото: Павел Красномовец

Огонь перекинулся на четыре гостиничных домика. Они сгорели до фона. Фото: Павел Красномовец

Еще один снаряд попал в ангар, где хранилось продовольствие для животных на полгода. Фото: Павел Красномовец

Еще один снаряд попал в ангар, где хранилось продовольствие для животных на полгода. Фото: Павел Красномовец

Все запасы сгорели в считанные минуты. Фото: Павел Красномовец

Все запасы сгорели в считанные минуты. Фото: Павел Красномовец

Фото: Павел Красномовец

Фото: Павел Красномовец

Остатки от «Града». Фото: Павел Красномовец

Остатки от «Града». Фото: Павел Красномовец

Ударная волна выбила стекла в здании ресторана. Фото: Павел Красномовец

Ударная волна выбила стекла в здании ресторана. Фото: Павел Красномовец

Фото: Павел Красномовец

Фото: Павел Красномовец

Фото: Павел Красномовец

Фото: Павел Красномовец

Фото: Павел Красномовец

Фото: Павел Красномовец

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Сотрудники парка первыми вернулись в Ясногородку и стали восстанавливать парк. «Люди, проживавшие в поселке, еще не вернулись, а мы уже были здесь», – рассказывает Мащенко. Сначала военные проверили территорию на наличие мин, затем помогли похоронить животных и убрать обломки. Заместитель директора не рассказывает о том, где и как похоронили птиц. «Вам оно не нужно, – говорит он. – Нужно сконцентрироваться на жизни».

Расчистив территорию, стали возвращать животных. «Они были рады вернуться», – говорит Мащенко. Например, верблюд Сенька как только спустился с грузовика, так сам пошел к своему вольеру. Разбежавшихся зверей приманивали ячменем: они выходили из леса, ели и впоследствии возвращались на территорию.

Война «освободила» 20% вольеров. Сейчас Ясногородская страусиная ферма готова временно приютить животных из других ферм и зоопарков, находящихся в «горячих» точках.

«Посчитаем после войны», – говорит Мащенко об ущербе. Ферма, выручка которой в 2020 году составила 1,4 млн грн, сейчас ничего не зарабатывает. Расходы предприятия сократились до минимума. Из 50 человек штата осталось работать 10 сотрудников. Они сосредоточились на уходе за животными. Лечат, готовятся к тому, что страусы начнут нести яйца и можно будет восстановить поголовье. Деньги на содержание парка дают владельцы – семья Акименко (отец Андрей и два сына – Артем и Аким). Ежемесячно на содержание фермы требуется около 800 000 грн. Через год одна самка может дать 40 голов потомства, а значит, экопарк «Ясногородка» может вернуть довоенное количество страусов за полтора года, говорит Соколов. По его словам, если закупать молодых страусов, то на возобновление поголовья понадобится не менее 500 000 грн.

Мащенко думает, как переформатировать ферму. На месте разрушенных построек собирается построить что-то новое. Например, рядом со сгоревшими гостиничными домиками разбили небольшое поле, где будут выращивать ячмень, а значит, меньше будут покупать комбикорма. Планируют построить детский палаточный городок, где дети будут заниматься спортом и будут учиться ухаживать за животными. «Будем приобщать детей к труду», – говорит заместитель директора.

Теперь ферма бесплатно открыта для всех желающих. В парке развешаны объявления с QR-кодом для тех, кто захочет поддержать ферму и «задонатить» на корм животным. Сотрудники уже провели фестиваль местных жителей и волонтеров. Позвали музыкантов, накрыли столы. «Мы делаем что-то вроде эмоциональной реабилитации и для людей, и для животных, – говорит Мащенко и добавляет напоследок: – Приезжайте гладить животных, лежать на траве, отдыхать, общаться с Господом, восстанавливать равновесие в сердце».

Материалы по теме