«У нас был самый лучший год с 2008-го, а сейчас надеемся хотя бы выйти в ноль». Война не остановила «АрселорМиттал Кривой Рог». Как перестраивает бизнес крупнейший металлургический комбинат /Фото из личного архива
Категория
Компании
Дата

«У нас был самый лучший год с 2008-го, а сейчас надеемся хотя бы выйти в ноль». Война не остановила «АрселорМиттал Кривой Рог». Как перестраивает бизнес крупнейший металлургический комбинат

Мауро Лонгбардо Фото из личного архива

Война и санкции против России заставили самый большой горно-металлургический комбинат Украины искать новые рынки и маршруты доставки. Сколько это будет стоить?

Месячная консервация производства обошлась «АрселорМиттал Кривой Рог», входящему в стальную империю Лакшми Миттала, в десятки миллионов долларов. В апреле компания начала возобновлять работу, но вернется к полноценной работе еще не скоро.

Головная боль СЕО АМКР Мауро Лонгобардо, 43, на экономическом фронте – как сократить убытки предприятия, которое не может работать на полную мощность. В 2021 году крупнейший горно-металлургический комбинат Украины экспортировал через порты 80% из 60 млн т производимой стали. Теперь нужно искать новые рынки и маршруты. Не придает оптимизма и сокращение производства стали в пользу менее маржинальной железной руды.

Как ArcelorMittal трансформирует бизнес в Украину. Интервью с CEO Мауро Лонгобардо.

Боевые действия в 50 км от Кривого Рога. Как это влияет на работу?

Российские войска расположены к югу от Кривого Рога. Когда боевые действия приблизились, мы остановили собственное производство известняка в поселке Архангельское на юге города.

Кто-то из наших работников уехал, некоторые остались. Спрогнозировать атаки ракет очень тяжело. Но мы стараемся понять, как двигаются наземные войска врага. Поддерживаем связь с военными и главой администрации Александром Вилкулом.

Прошлый год был для нас самым лучшим с 2008 года. Но почти все, что заработали, уже сожгли.

Что касается производства, то оно работает. Наращиваем добычу. Для 100% восстановления добычи уже в июне важно устранить угрозу для работающего персонала.

Мы видим, что украинские войска воюют умело и оттолкнули россиян подальше от Кривого Рога, поэтому надеемся на лучшее.

Преференции новой логистики

В каком состоянии производство? Сколько мощностей задействовано?

Что касается стальной продукции, работает одна доменная печь из четырех. Вопросы экспорта с точки зрения логистики мы решили. Остаются трудности со снабжением сырья. Как только сможем обеспечить его в достаточном количестве, полностью запустим производство.

Еще одна проблема – кому продавать. Международные потребители нашей продукции смотрят новости и не уверены в своевременности получения заказов. Поэтому вместо осуществления прямых поставок мы вынуждены сначала вывозить продукцию в более безопасные места, например в Польшу. Уже потом они покупают оттуда.

Как вы планируете работу?

Краткосрочно. Ситуация быстро меняется, поэтому самое важное быть гибким и динамичным.

Приведу пример. Европа планирует отменить квотирование для украинских металлургов на год. Год – это небольшой срок развития нового рынка. Это значит, что мы должны быстро развивать этот рынок. Надо проведать клиентов, презентовать компанию, продукцию – это требует времени.

Со стороны США мы получили отмену пошлины на украинскую сталь, которая была установлена ранее по статье 232. Я сказал своим коммерсантам активизировать поиск новых клиентов на этом рынке.

С одной стороны, вы получаете преференции, с другой – усложняется логистика. Как меняется ваша бизнес-модель в Украине?

Последние два месяца мы даже не обсуждаем деньги. Основная тема – как сделать так, чтобы продукция в принципе двигалась. Я лично неделю провел, посещая все порты Польши и изучая их возможности.

Вторая задача, которой занимается отдельная команда, – разработка маршрутов поставки на новые, нетипичные для нас рынки. Раньше мы фокусировались на таких рынках, как Египет, Турция, Израиль, страны Ближнего Востока, Африки и Азии. Но без портов в Украину, через которые мы экспортировали 80% продукции, поставлять очень сложно.

Я правильно понимаю, что теперь вам приоритетны для сбыта страны Европы и США?

Да. В Европе мы видим большие возможности. К тому же можем отгружать туда по железной дороге. Также планируем развивать рынки Великобритании, Канады. И стараться удержать клиентов с традиционных рынков. До них добраться пока сложнее.

Ведем через польские порты. К тому же при въезде в Польшу возникает необходимость перегружать в другие составы из-за разной ширины колеи. Это значительно увеличивает время и логистические расходы. Клиентам в Саудовской Аравии важно получать арматуру за 20–30 дней. Мы не всегда можем придерживаться таких сроков.

«У нас был самый лучший год с 2008-го, а сейчас надеемся хотя бы выйти в ноль». Война не остановила «АрселорМиттал Кривой Рог». Как перестраивает бизнес крупнейший металлургический комбинат /Фото 1

Смена специализации и проблемный уголь

Какие у вас ожидания по производству и продажам?

Я стараюсь, чтобы добыча работала на 100% и где-то на 50% – стальное производство. Переизбыток железорудного концентрата будем продавать. С запуском доменных печей, которые сейчас законсервированы, объемы концентрата на продажу будут уменьшаться.

В общей сложности мы планируем продать 650 000 т продукции в июне, из которых 200 000 т – металлопродукция и 450 000 т – железорудный концентрат. Это около 70% наших мощностей.

В нормальной ситуации АМКР может отгружать 500 000 т стальной продукции и до 250 000 т железорудного концентрата ежемесячно. Как только изменится ситуация, мы будем возвращаться к традиционной специализации – производству стали.

Вы сказали, что вам не хватает сырья. Что мешает выйти на 100% производства стали?

Мы не можем обеспечить потребность в угле для всех доменных печей. В обычное время АМКР покупал примерно 300 000 т угля ежемесячно. Одним из главных поставщиков был Казахстан. Но теперь уголь из Темиртау не может до нас доходить, нужно искать другие источники и привозить по железной дороге. Это непросто.

Пытаемся завозить уголь, используя вагоны, которые вывезли нашу продукцию на экспорт. Но это не происходит мгновенно и не в том количестве, которое нам нужно. Поэтому пока мы запустили только одну доменную печь.

Планируем продать 650 000 т продукции в июне, из которых 200 000 т – металлопродукция и 450 000 т – железорудный концентрат. Это около 70% наших мощностей.

Если запустим вторую печь, использование угля вырастет, а после запуска доменной печи №9 количество удвоится. Мы не готовы столько перевозить без портов. Сейчас на разных уровнях идет дискуссия по поводу возможности открытия коридора для доставки в Одесский порт отдельной продукции, в том числе угля. Надеюсь, это сработает.

Мне рассказывали, что вы лично занимаетесь перестройкой логистических цепочек, и теперь проблем с вывозом нет. Что же изменили?

Да, при имеющейся загруженности проблемы с вывозом продукции нет. У нас очень хорошее сотрудничество с УЗ. Мы понимаем друг друга, наши приоритеты. Сначала были пробки на границе, когда все пытались отгрузить. Сейчас этого нет, и мы думаем, что делать, когда производство станет увеличиваться, а также в сезон вывоза сельскохозяйственной продукции.

Пытаемся совместно с польским правительством выработать инструменты, которые помогут обеспечить экспорт, когда Украина будет работать на полную мощность. Для увеличения пропускной способности требуются дополнительные инвестиции.

Каков резерв для повышения пропускной способности?

Хочу накопить количество угля, которое позволит запустить вторую доменную печь (№8). Это увеличит мощность производства с 30% до 50%. Это краткосрочная цель на июнь. Но добавилась проблема с дизелем. Мы используем его на всех карьерах и в работе дизельных локомотивов.

Убытки и доходы

Какие у вас ожидания с точки зрения выручки и возможности прибыли по истечении года?

Результат бизнеса в Украине будет, скорее всего, отрицательным, но мы надеемся, по крайней мере, выйти в ноль. Сейчас говорим о том, чтобы сократить наши убытки.

Как закончили 2021 год?

Вы увидите цифру позже. Прошлый год был для нас самым лучшим с 2008 года. Можно сказать, что почти все, что заработали в прошлом году, уже сожгли – использовано на зарплаты, не поменявшиеся фиксированные расходы.

Недавно Bloomberg писал, что из-за войны «ArcelorMittal Кривой Рог» теряет $4,1 млрд выручки. Эта цифра соответствует действительности?

Я не знаю, как осуществлялся этот расчет. Возможно, считали так: если невозможно продать 6 млн т в год (традиционные объемы производства) при цене $700/т, то потеря выручки будет составлять $4,2 млрд. Однако для того, чтобы такой расчет оправдался, нужно полностью остановить производство в Кривом Роге. У нас нет подобных планов. Мы не производили расчеты по возможным потерям.

Вы исключили РФ из цепи снабжения. Насколько компания была зависима от РФ и сколько стоил отказ?

У меня нет таких цифр. Теперь мы не покупаем сырье в РФ. Санкции больше коснулись нашего предприятия в Казахстане, которое уже не продает продукцию в РФ. Это около половины его производства. Сейчас команда ищет новые маршруты, чтобы экспортировать в Европу и Китай.

Группа «АрселорМиттал» в целом без проблем может заменить своей продукцией российскую.

Уроки войны

Остается риск утраты украинского актива. Как материнская компания хеджирует риски?

Мы обсуждали с руководством группы потенциал потери актива – все видят ситуацию на «Азовстали». Сложно предсказывать будущее. Пока военная администрация справляется хорошо. То, что мы наблюдаем последние два месяца, настраивает меня на положительные мысли по поводу будущего.

На повестке компании, которую вы возглавили в 2018 году, были тривиальные вопросы мирного времени: экология, наращивание производства, увеличение инвестиций. Сейчас АМКР в центре жесточайшей войны после Второй мировой. Вряд ли жизнь вас к такому готовила. Чему вы научились?

Чтобы выживать, нужно быть очень гибкими и динамичными. Каждый менеджер должен иногда выполнять нехарактерную для его позиции работу и брать на себя ответственность.

Мы обсуждали с руководством группы потенциальные потери актива. Но то, что мы наблюдаем за последние два месяца, настраивает меня на положительные мысли по поводу будущего.

Например, я иногда на машине ехал из Кривого Рога на границу, чтобы решить какие-то логистические вопросы. Не важно, днем или ночью. Раньше я такого не делал. Мы научились реагировать очень быстро, чтобы перезапуститься в любой момент.

Каждый из команды учится быть кризисным менеджером.

У «Метинвеста» нет доступа к «Азовстали» и ММК им. Ильича – это около 30% производства украинской стали. Какой будет украинская металлургия после войны?

«Метинвест», к сожалению, не может использовать свои предприятия в Мариуполе, но у него избыток железорудного концентрата. Сейчас все пытаются экспортировать, даже если недостаточно клиентов.

Надеюсь, это временное явление, и страна не будет просто поставщиком сырья. Нам нужно создавать добавленную стоимость продукции. Если продавать руду или концентрат, это будет нас держать на плаву, но тогда мы будем очень зависеть от внешних цен.

Необходимо развивать металлургическую переработку. Поэтому как только будет возможность, мы возобновим инвестиции в перестройку и модернизацию стального производства.

Что касается двух мариупольских заводов, то нужно посмотреть, какие мощности были разрушены. Я не думаю, что на ММК им. Ильича повреждения столь же велики, как на «Азовстали». Это крупный завод. Возможно, убытки будут не такими большими, и через несколько месяцев их восстановят.

Спасибо !

Слава Украине!

Героям слава!

Материалы по теме