Место под солнцем. Как вписывается Криворожский металлургический комбинат в «озеленяющуюся» стальную империю Лакшми Миттала /Фото Getty Images
Категория
Компании
Дата

Место под солнцем. Как вписывается Криворожский металлургический комбинат в «озеленяющуюся» стальную империю Лакшми Миттала

Лакшми Миттал остается главой совета директоров ArcelorMittal. Фото Getty Images

Король черной металлургии Лакшми Миттал, 71, в прошлом году уступил свою корону китайской Baowu Steel. После 15‑летнего доминирования ArcelorMittal больше не крупнейшая металлургическая компания мира. Ее выручка упала в 2020 году на 25%, производство – на 20%.

«Даже если мы заработали меньше, это не снижает стоимость компании,– сказал по этому случаю Миттал Financial Times.– Напротив, она должна увеличиться, поскольку мы часть растущего рынка». Так и случилось. Восстановление мировой экономики после пандемии вновь сделало сталелитейную индустрию привлекательной для инвесторов. В августе 2021‑го акции ArcelorMittal подорожали до $36,6 за штуку, или в три раза по сравнению с августом 2020 года. Капитализация компании выросла до $35 млрд. Чистая прибыль за первую половину 2021 года перевалила за $6 млрд. Как ею распорядиться?

Стратегия Миттала, чьей семье принадлежит 38% ArcelorMittal, – продолжить экспансию в развивающихся странах, где спрос на промышленную сталь из‑за повышения уровня жизни и развития инфраструктуры должен расти быстрее, чем в Европе и Северной Америке. Диверсификация решает и другую проблему – интеграции в «зеленую» повестку ЕС и США, которые поставили цель снизить выбросы СО2 на 80% к 2050 году. Менее жесткие экологические стандарты в бедных странах позволяют не спешить с многомиллиардными инвестициями в модернизацию.

Мастер по приобретению проблемных активов, в последние годы Миттал провернул несколько крупных сделок. В конце 2019 года ArcelorMittal после нескольких неудачных попыток вышел на рынок Индии, купив совместно с Nippon Steel за $5,7 млрд крупнейшее металлургическое предприятие страны Essar Steel. Компания увеличила вложения в Бразилию и Мексику и инвестирует $800 млн в Либерии, чтобы втрое увеличить производство руды. В конце 2020 года корпорация избавилась от своих основных активов в США, получив за них $1,4 млрд. «Покидаем ли мы развитый мир? Ответ – нет,– сказал Миттал FT.– Растем ли мы в развивающемся мире? Ответ– да».

Какое место в этой стратегии отведено украинскому бизнесу Миттала?

•••

Утром 24 октября 2005 года под стенами Фонда госимущества проходил митинг с лозунгами: «Украина – не товар», «Заводы – рабочим!». Собравшиеся протестовали против аукциона по продаже «Криворожстали». За право владеть крупнейшим металлургическим комбинатом Украины сразились в тот день три игрока: Mittal Steel, европейский Arcelor и «Смарт Груп» российского бизнесмена Вадима Новинского, считавшегося близким к тогдашнему послу России в Украине Виктору Черномырдину.

Интересы Arcelor на аукционе представляла «Индустриальная группа», в которой 60% принадлежало европейцам, а 40% – «Индустриальному союзу Донбасса». На кону было лидерство в мировой металлургии, рассказывает один из основателей ИСД Сергей Тарута. «После приобретения «Криворожстали» Arcelor планировал интегрировать активы ИСД,– говорит он.– В этом случае компания становилась с большим отрывом номером один в мире».

Торги стартовали с $2,5 млрд – таким оказалось самое крупное первоначальное предложение, поданное Arcelor. Европейцы и «Смарт Груп» постепенно повышали ставки на $20 млн за раз, пока на 41‑м шаге аукциона представитель Mittal Steel не включился в борьбу, повысив сумму с $3,3 млрд до $3,32 млрд.

Свежая кровь. В феврале 2021-го Адитья Миттал (справа) сменил на посту CEO ArcelorMittal своего отца. Лакшми Миттал остается главой совета директоров. /Фото Getty Images

Свежая кровь. В феврале 2021-го Адитья Миттал (справа) сменил на посту CEO ArcelorMittal своего отца. Лакшми Миттал остается главой совета директоров. Фото Getty Images

Гендиректор Arcelor Ги Долле получил мандат на повышение цены до $3,5 млрд, рассказывает Тарута. Для продолжения борьбы выше этой планки Долле должен был бы получить одобрение председателя совета директоров Йозефа Кинша. У Миттала, который принимал решение без оглядки на корпоративную бюрократию, потолок был гораздо выше – $5 млрд.

Когда Arcelor поднял ставку до $4,68 млрд, сын Миттала Адитья распорядился накинуть сверху сразу $120 млн. $4,8 млрд!

Вот как описывают решающий момент Тим Букет и Байрон Уси в бизнес‑бестселлере «Холодный прокат» (Cold Steel): «Долле не растерялся. Он попросил Кинша о надбавке. Тот кивнул. Представитель Arcelor тут же поднял свою карточку: $4,82 млрд. Миттал выстрелил в ответ. $4,84 млрд. Наступила тишина. Аукционист взглянул в сторону команды Arcelor: «Господа, будет ли следующая ставка?»

Сидевшие за столом Arcelor не шелохнулись. Аукционист опустил свой молоток: «Продано Mittal Group! Поздравляю, господа!»

«Это были честные торги», – говорит руководитель консалтинговой фирмы MCI Александр Сирик. В 2005 году он работал внешнеторговым аналитиком при Минэкономики. Миттала вУкраине тогда недооценивали, вспоминает он, все ждали победы Arcelor.

«Менеджмент Arcelor еще не понимал, с кем имеет дело, – резюмирует Тарута. – Лакшми умеет идти ва‑банк, если понимает, ради чего». После поражения в Украине Arcelor потерял независимость, а Долле и совет директоров – работу. Как выяснили Букет и Уси, наутро после аукциона нынешний CEO ArcelorMittal Адитья Миттал, которому было тогда 29 лет, сказал отцу, что из‑за настойчивости Arcelor украинский комбинат обошелся компании на $1 млрд дороже, чем при прочих равных. Миттал согласился с идеей сына зарыть топор войны с Arcelor и начать переговоры о сотрудничестве.

Через год Mittal Steel объявила о поглощении конкурента. В этой борьбе Миттал победил владельца «Северстали» Алексея Мордашова – он просто оказался лучшим переговорщиком, чем россиянин, не таким спесивым, готовым слушать оппонентов и идти на уступки. ArcelorMittal стал крупнейшей сталелитейной компанией мира. В 2006 году он выплавил 117 млнт стали– 9% от мирового объема. Ближайший конкурент произвел металла в три раза меньше.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

«Покупка «Криворожстали» была правильным стратегическим решением», – говорит СЕО «АрселорМиттал Кривой Рог» (АМКР) Мауро Лонгобардо. Он возглавил АМКР в начале 2020 года.

Первоначальная стратегия Миттала предполагала, что криворожский комбинат будет наращивать поставки стали вУкраине и экспортировать на другие развивающиеся рынки – прежде всего в страны Северной Африки и Ближнего Востока. Впрочем, надежды на внутренний рынок не оправдались: по данным worldsteel, потребление стали в Украине сократилось в 2004– 2020 годах на 17%, до 4,6 млн.

Основные клиенты комбината – на зарубежных рынках, говорит замдиректора сталеплавильного департамента Дмитрий Шульга, который проводит для Forbes экскурсию по цехам предприятия. «Вот сейчас «катаем» на Австралию»,– показывает он.

АМКР выпускает четверть всей украинской стали и экспортирует 85% своей продукции. «Вертикальная интеграция и низкозатратное производство– преимущество украинского актива»,– говорит вице‑президент ArcelorMittal Виджай Гоял.

Запасы руды АМКР на конец 2020 года составляют около 640 млн т. Это 15% всех запасов ArcelorMittal. Из руды на криворожском предприятии производят чугун– основу для стали различных марок и назначения. Другим меткомбинатам требуется подвозить сырье по железной дороге или морем, теряя деньги на логистике. «Аналогов АМКР в Украине нет, а в мире производств таких масштабов с собственным сырьем – единицы»,– говорит нардеп от фракции «Слуга народа» Дмитрий Киселевский. До прихода в парламент он работал в Interpipe и хорошо знаком с деятельностью конкурента.

Увеличивает рентабельность относительная дешевизна труда в Украине. По данным Concorde Capital, с 2004 года расходы АМКР на одного работника выросли в 2,8 раза– до $10 700 в год, но этот показатель в пять раз меньше аналогичных расходов по всей группе ArcelorMittal. В августе 2021 года средняя зарплата вАМКР равнялась 19 510 грн. «Они всегда в топ‑3 по уровню зарплат в отрасли,– говорит глава Федерации металлургов Украины Сергей Беленький.– Лидер– «Метинвест».

Новый владелец сократил штат предприятия в три раза, до 18 550 человек. Чтобы обойти обязательства по сохранению персонала, взятые при покупке, Миттал запустил в 2007 году беспрецедентную акцию: сотрудникам, согласившимся добровольно уволиться, выплачивалась компенсация, равная двум‑трем годовым зарплатам. Максимальные выплаты (в зависимости от трудового стажа и количества лет, проведенных на предприятии) доходили до 45 среднемесячных зарплат.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

«Люди выстраивались в очередь, чтобы писать эти заявления, – вспоминает директор по социальному развитию Юлия Чермазович, работающая на комбинате с 2002 года. – Многие после увольнения купили квартиры, машины».

Программа добровольного увольнения действовала с 2007 по 2015 год. ArcelorMittal выплатил $160 млн компенсаций, в среднем по $7000 на человека.

Оптимизация штата отразилась на производительности. В 2020 году на одного работника АМКР приходилась 241 т стали в год, это на 86% больше, чем в 2004‑м. Впрочем, предприятию еще есть куда расти: в целом на одного работника ArcelorMittal приходится 426т стали в год, отмечает аналитик Concorde Capital Дмитрий Хорошун.

Доступ к сырью и недорогая рабочая сила позволяют хорошо зарабатывать. По оценке Concorde Capital, в 2020 году прибыльность АМКР с тонны выплавленной стали равнялась $77. В целом по ArcelorMittal этот показатель– $60/т.

Такие результаты позволяют рассчитывать на щедрые дивиденды. В 2020 году АМКР после длительного перерыва выплатил акционерам 10,3 млрд грн, на 2021‑й запланирована выплата 9,6 млрд грн.

Часть прибыли владелец возвращает на АМКР, финансируя модернизацию производства. По оценке самого комбината, с момента приватизации ArcelorMittal потратил на эти цели $5 млрд, по подсчетам Concorde Capital – около $3 млрд. «В 2020 году на тонну производимой стали АМКР инвестировал $45,– говорит Хорошун.– Это в девять раз больше, чем в 2004‑м, и на 31% больше, чем в среднем по ArcelorMittal в 2020 году».

Как выиграть конкуренцию за ресурсы? Летом предприятия, входящие в ArcelorMittal, защищают свои бюджеты на следующий год перед советом директоров, рассказывает начальник управления стратегического и инвестиционного контроля АМКР Андрей Мариничев. Проекты стоимостью выше $10 млн утверждаются лично Лакшми и Адитьей Митталами.

От чего зависит решение Миттала? «Господин Лонгобардо умеет хорошо убеждать», – смеется Мариничев. Но дело не только в личных качествах СЕО. Последние два года украинская власть адресует топ‑менеджменту АМКР вопросы, на которые вынуждена отвечать материнская компания.

В июле 2019‑го Владимир Зеленский устроил разнос руководству предприятия за недостаточное, по его мнению, внимание к вопросам экологии. Несколько дней спустя СБУ провела на предприятии обыск и завела уголовное дело по статье «экоцид». Лакшми Миттал дважды встречался с украинским президентом, чтобы урегулировать кризис. В итоге компания разморозила отложенные в 2016 году экологические проекты на $700 млн и пообещала после 2023 года дополнительно инвестировать $1 млрд в экологическую модернизацию украинских активов.

Впрочем, чиновники не дают Лонгобардо скучать. СБУ провела на предприятии несколько обысков по делу об уклонении от уплаты налогов. В сентябре 2021 года экоинспекция выписала компании штраф на 450 млн грн за размещение отходов на не предназначенном для этого участке. АМКР намерена оспорить это решение в суде.

Экс‑губернатор Днепропетровской области Александр Бондаренко утверждает, что в 2020 году на АМКР приходилось около 15– 20% выбросов промышленных предприятий в Днепропетровской области.

Чтобы снизить давление, в 2020 году АМКР остановил выплавку мартеновской стали– экологически вредной технологии XIX века. «За 15 лет мы уменьшили сброс сточных вод на 80%, размещение отходов – на 30%, выбросы в атмосферу – на 48%»,– перечисляет Лонгобардо. Компания строит новую фабрику окомкования стоимостью $250 млн и планирует за $270 млн переоборудовать самую большую и одну из самых «грязных» доменных печей Европы – №9. «Речь, по сути, о строительстве новой печи на старом месте, – говорит Мариничев. – После реконструкции она станет одной из лучших в группе». Реализация этих проектов позволит АМКР, по оценке Киселевского, снизить в 2023 году выбросы примерно на треть.

«Это решит существующие экологические проблемы», – уверен Лонгобардо. Объем инвестиций в модернизацию АМКР до 2023 года он оценивает в $1,5 млрд. После этого настанет черед программы «Стальной миллиард» по финансированию экологических проектов, о которой Миттал заявил в апреле на встрече с Зеленским.

Кризис-менеджер. СЕО Мауро Лонгобардо хочет погасить кризис с властью, направив энергию «Арселора» в спокойное русло.

Кризис-менеджер. СЕО Мауро Лонгобардо хочет погасить кризис с властью, направив энергию «Арселора» в спокойное русло.

«Моя цель – убедить корпорацию выделять в среднем $500 млн в год на капитальные инвестиции в Украине, – говорит Лонгобардо. – Для этого мне нужно создать прибыль, которая позволит это делать».

Готова ли компания к таким тратам? «Зеленые» инвестиции – это не альтруизм Миттала, – говорит Киселевский. – Выполняя экологическую часть своих обязательств, они решают конкретную бизнес‑задачу – снижают себестоимость продукции и повышают ее качество». Фабрика окомкования и реконструкция доменной печи, по словам Мариничева, уменьшит себестоимость проката примерно на $10–15 за тонну. Технология непрерывной разливки заготовок, в которую АМКР инвестировал более $200 млн, снижает себестоимость, по подсчетам Сирика, на $20–40.

ArcelorMittal обязался сократить выбросы CO2 на 30% до 2030 года и стать углеродно‑нейтральным к 2050‑му. Учитывают ли эти планы Украину? «Мы считаем «АрселорМиттал Кривой Рог» важным активом и будем продолжать в него инвестировать»,– говорит Виджай Гоял.

АМКР, который специализируется на производстве строительной арматуры и катанки, – важная часть продуктовой цепочки группы. «Комбинат охватывает Украину, Черноморский регион, Ближний и Средний Восток, а также Северную, Восточную, Западную Африку с портфелем сортового проката»,– перечисляет Гоял.

«Украинский актив нужен корпорации, чтобы покрывать массовую нишу – несложные марки стали, которые используются в строительстве»,– поясняет Сирик. В структуре ArcelorMittal нет комбинатов, конкурирующих с АМКР в этой нише. Большинство предприятий группы «заточены» на выпуск более сложного плоского проката и металлопродукции для автопрома.

Что дальше? «Из советского завода они постепенно делают современный металлургический комплекс, вкладывая в год по $300–400 млн»,– говорит Киселевский. Трансформацию контролирует лично Лакшми Миттал.

Чем вызваны теплые чувства к Украине живущего в Лондоне уроженца Калькутты? «Теплота его чувств измеряется уровнем нашего дохода. Чем больше мы зарабатываем, тем теплее чувства»,– говорит Мариничев.  

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Топ-100 частных компаний | Лучшие города для бизнеса