Трудно найти в Украине города, менее похожи друг на друга, чем Львов и Мариуполь. Что их объединяет /Фото Getty Images
Категория
Компании
Дата

Трудно найти в Украине города, менее похожи друг на друга, чем Львов и Мариуполь. Что их объединяет

Getty Images

В 2019 году во Львове прошло полсотни фестивалей. Международных вроде Alfa Jazz Fest и локальных, как «Праздник сыра и вина». В 1000 километров к востоку, неподалеку от линии соприкосновения с «ДНР», происходит нечто похожее. В Мариуполе, где еще шесть лет назад ничто не напоминало о празднике, состоялось 23 фестиваля. В их числе международный «ГогольFest» и локальный «День бычка».

Фестивальное движение в столице Галичины стартовало в 2008 году, чтобы привлечь в город туристов. Столица украинского Донбасса подхватила эстафету в 2016‑м, чтобы избавить горожан от страха и желания бежать куда глаза глядят.

Львов и Мариуполь показывают: если очень захотеть, изменения к лучшему возможны. Первый стабильно принимает больше 2 млн туристов в год. Во втором в два с лишним раза выросла доля выпускников средних школ, которые остаются в родном городе,– с 30% в 2015 году до 65% в 2019‑м.

Оба города ищут свое место в меняющемся мире. На этом сходства заканчиваются и начинаются различия.

После Революции достоинства Мариуполь пережил уличные бои и артобстрелы. Львов оставался островком спокойствия и магнитом для туристов. Во Львове нет крупной промышленности, самые большие налогоплательщики – «Укрзализныця» и Львовская политехника. Треть экономически активных мариупольцев работают на заводах группы «Метинвест» – главного налогоплательщика города. Фестивали в Мариуполе чаще всего организует горсовет. Большинство мероприятий во Львове– частные.

Львовяне и мариупольцы по‑разному относятся к демократии и геополитическому выбору. Для 63% мариупольцев, по данным группы «Рейтинг», в 2019 году благосостояние было важнее демократии. Во Львове, наоборот, демократия приоритетна для 57% населения. 50% мариупольцев тепло относятся к России итолько 28%– к Евросоюзу. 58% львовян симпатизируют ЕС и лишь 5% – России.

Российская агрессия против Украины заставила переизобретать себя и Мариуполь, и далекий от фронтовой линии Львов. Первый зализывает раны, чтобы стать «витриной украинского Донбасса». Второй ищет баланс между интересами туристической индустрии и обычных горожан. Какова конечная цель? «Создать Европу в Мариуполе», – говорит мэр Вадим Бойченко, 43. «Мудрый город» (smart city) – формула львовского мэра Андрея Садового, 51.

•••

В январе 2015 года пророссийские боевики обстреляли из установки «Град» микрорайон Восточный. 31 мариупольца погибли, 117 были ранены. Пострадали 27 частных домов, 22 многоэтажки, рынки, магазины, почта, СТО и тому подобное. Спустя восемь месяцев «прилетело» в пригород Мариуполя – поселок Сартана. Погибли двое, шесть человек были ранены, пострадало более 50 частных домов.

Восстанавливать разрушения в обоих случаях помогал «Метинвест» – рабочими руками, стройматериалами и деньгами (2,2 млн грн для жителей Восточного). Руководил работами Вадим Бойченко – выпускник INSEAD и директор Мариупольского меткомбината им. Ильича по персоналу.

Осенью 2015‑го Бойченко получил 73% голосов на выборах мэра. Люди хотели перемен, объясняет Константин Батозский, работавший в команде экс‑губернатора Донецкой области Сергея Таруты. Предыдущий градоначальник Юрий Хотлубей с перерывами руководил Мариуполем с 1989 года, когда возглавил горком КПСС.

Большую часть команды новый мэр набрал в структурах Рината Ахметова, где в прошлом работали семь из восьми его замов. Зато в «Метинвест» устроилась жена Бойченко Галина, до его избрания не работавшая. Ее зарплата в 2019 году превышала, по данным декларации Бойченко, 1 млн грн в месяц. Главной проблемой прифронтового города был всепроникающий страх. В 2015 году, по данным группы «Рейтинг», безопасно себя чувствовали только 37% мариупольцев. Люди просто боялись выходить из дома, рассказывает Бойченко.

Фестивали должны были вывести мариупольцев на улицы. Система умных камер UASC, которую начали устанавливать в 2017‑м, – убрать оттуда преступников. Камеры, интегрированные с базами данных полиции, распознают лица и номера машин. Если камера «увидит» подозреваемого, который находится в розыске, она подает сигнал на центральный пульт управления.

Умных камер поначалу было мало и эффект от них был небольшой, рассказывает офицер пограничных войск, просивший не называть его имени в статье. Хотя МВД и отчиталась о падении преступности в Мариуполе в 2017 году на 19%, при общеукраинском снижении на 13,6%, по мнению пограничника, скорее сработало присутствие в городе большого количества военных. Но со временем система начала приносить реальную пользу. В прошлом году с помощью смарт‑камер полиция за два дня раскрыла загадочное убийство водителя на пешеходном переходе. Доля мариупольцев, чувствующих себя в безопасности, выросла в 2020 году до 56%.

Деятельность мэра Бойченко одобряют 68% мариупольцев (опрос группы «Рейтинг», январь-февраль 2020 года).

Деятельность мэра Бойченко одобряют 68% мариупольцев (опрос группы «Рейтинг», январь-февраль 2020 года).

Следующим шагом было приведение города в порядок. Тот, кто побывал в Мариуполе в 2015 году, сегодня его не узнает, рассказывает местный предприниматель Евгений Сосновский. Две главные площади города, Театральную и Греческую, отремонтировали и засадили цветами. «В Театральном сквере появились газоны, на которых можно расположиться, и, как в Люксембургском саду в Париже, послушать уличных музыкантов или целые оркестры, которые играют здесь по выходным», – рассказывает Сосновский. Мэрия реконструировала парк «Веселка» на окраине с цветочными полями, мини‑озером и детскими площадками. В центре, по словам Сосновского, теперь регулярно убирают, тротуары чистят специальными машинами. Мэрия полностью обновила парк общественного транспорта, практически вытеснив старые маршрутки.

Бойченко форсирует создание объединений совладельцев многоквартирных домов (ОСМД). Когда жильцы контролируют предоставление коммунальных услуг сами, без посредников, их качество растет, стоимость снижается, у городских властей становится меньше головной боли. К концу 2020 года 50% жилого фонда перейдет под управление ОСМД, а это 1030 домов, обещает Бойченко. В 2016‑м таких объединений было всего 72. За четыре года город потратил на эту программу 535 млн грн.

Показать мариупольцам, что Европа не «где‑то там», а здесь, в родном городе, – объясняет свою стратегию Бойченко. Европа не остается в стороне. С 2016 года Мариуполь привлек из международных финансовых институтов почти €200 млн. Самый крупный проект, поддержанный Францией и Европейским инвестиционным банком, должен решить застарелую проблему – низкое качество питьевой воды. В новые водоочистные сооружения и сети будет инвестировано почти €100 млн.

С 2018 года в городе проходит два общенациональных фестиваля – театральный «ГогольFest» и молодежный MRPL.City. Оба мероприятия финансирует «Метинвест», который в 2017–2019 годах вложил в Мариуполь €14,4 млн. Деньги пошли на благоустройство парков, площадей, дворов, ремонт больниц и центров админуслуг. План на 2020‑й – еще €5 млн. Два года назад в Мариуполе зарегистрировались еще две структуры Ахметова. Управляющая компания СКМ и футбольный клуб «Шахтер» в 2019‑м заплатили в городской бюджет 310 млн грн.

Ахметов потерпел фиаско в Донецке, и теперь ему нужно закрепиться в городе, где расположены его основные металлургические активы, объясняет мотивы олигарха Батозский. Есть более прозаическое объяснение. Цель «Метинвеста» – удержать от трудовой миграции жителей городов, в которых расположены его предприятия, говорил автору этой статьи тогдашний HR‑директор группы Александр Пимкин в начале 2019 года. Если отток трудоспособного населения продолжится прежними темпами, дефицит рабочей силы на предприятиях группы достигнет 10 000 человек (численность рабочей силы на двух крупных ГОКах– «Северном» и «Центральном»), подсчитали в «Метинвесте». В прошлом году в городе появились билборды с призывом привести друга на работу в «Метинвест». Раньше подобные кампании можно было увидеть только в Западной Украине.

Подготовленную мэрией новую стратегию Мариуполя можно коротко описать так: «модный город у моря»– с образовательным, медицинским и IT‑кластерами, с современными зонами отдыха. Чтобы эта картинка стала реальностью, городу предстоит решить две тяжелые проблемы, над которыми Мариуполь не властен.

Первая проблема – традиционно плохая экология. В 2019 году выбросы в городскую атмосферу из стационарных источников увеличились, по данным областного управления статистики, на 4,3%, до 330 000 тонн. Крупнейшие в городе стационарные источники – два завода «Метинвеста», «Азовсталь» и ММК имени Ильича. Из их труб вылетает 98% выбросов, говорит Максим Бородин, депутат горсовета от оппозиционной партии «Сила людей». Из‑за неудачного расположения производств выбросы «Азовстали» и коксохимического производства ММК сносит ветром в центр города. Горсовет принял экологичесткую программу, с учетом модернизации заводов «Метинвеста», но Бородин не обольщается. Говорит, она уже в городе не первая, предыдущие корпорация не выполняла.

Вторая проблема – транспорт. Мариуполь лишен удобного сообщения с остальной Украиной. Поезд из Киева идет в Мариуполь 15 часов. Самый быстрый способ попасть сюда из столицы– лететь в Запорожье, а оттуда 200 км по отремонтированной в 2019 году трассе. Заместитель мариупольского мэра Александр Кочурин обещает запустить через несколько месяцев «шаттл» из запорожского аэропорта, расписание которого привяжут к авиарейсам.

Городской аэропорт с 2014 года закрыт для гражданских перевозок, и открывать его правительство не собирается: мол, слишком близко к зоне боевых действий. Аргументы городских властей, что по такой логике главный аэропорт Израиля «Бен Гурион» тоже не должен работать, не встречают понимания в Киеве.

•••

Во второй половине 2010‑х львовские власти столкнулись с проблемой, о которой в 2008‑м могли только мечтать. Город сделал тогда ставку на развитие туризма.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Кризис 2014–2015 годов повысил туристическую привлекательность города. Девальвация гривни сделала его более интересным для иностранцев, а война на востоке и аннексия Крыма – для внутренних туристов. Если в 2014 году количество туристов осталось на довоенном уровне, то в 2015‑м оно выросло с 1,7 млн до 2 млн человек, а в 2016‑м подскочило до 2,6 млн.

«В большие праздники Львов начал инфраструктурно задыхаться от потока туристов»,– рассказывает предприниматель Андрей Сыдор, владелец креативного агентства «Дик‑арт». По его словам, пошатнулся баланс между интересами жителей города и интересами туристического бизнеса.

С такой проблемой сталкиваются все туристические города – от Дубровника до Барселоны. Одни повышают налоги и вводят дополнительные ограничения для туристов, другие ищут способ привлечь более состоятельных туристов.

Речь прежде всего об участниках симпозиумов и конференций. Деловой турист пользуется конференц‑сервисом, живет в более дорогих отелях и питается в хороших ресторанах. За него, как правило, платит работодатель. По оценке Польской туристической организации, такой визитер тратит в городе в пять раз больше, чем обычный отдыхающий.

Львов пошел вторым путем. Мэрия создала конференц‑бюро, задача которого – промотировать город на международных выставках, участвовать в тендерах, помогать организаторам конференций с подбором жилья, локаций, ресторанов. Сотрудники бюро разыскивают во Львове тех, кто мог бы и хотел пригласить конференцию в город. Вот как это работает.

Европейская ассоциация ветеринарной фармакологии и токсикологии выбирала место для проведения 15‑го конгресса. Член ассоциации, замдиректора НИИ ветеринарных препаратов и кормовых добавок Юрий Косенко не раз участвовал в подобных мероприятиях, но о том, что конгресс можно провести во Львове, узнал только от сотрудников городского конференц‑бюро. Президент ассоциации Ллойд Рив‑Джонсон побывал во Львове, заявка была одобрена. Летом 2021‑го около 500 участников конгресса соберутся в столице Галичины.

В прошлом году конференц‑бюро подало заявки на 23 международные конференции. Восемь из них были одобрены. В 2017–2019 годах количество конференций во Львове выросло в два с лишним раза– с 397 до 812.

Облагораживание профиля туриста – не единственное нововведение, которое должно примирить львовян с переменами. «Мы вольный город», – говорит Садовой, управляющий Львовом с 2006 года. Львовяне не любят ходить строем, зато любят критиковать и высказывать свое мнение.

Одессит Александр Кобзарев с 2010 года работает директором львовского Института города. В 2018– 2019‑м ему пришлось намотать десятки километров по улице Степана Бандеры в центре города. Кобзарев исходил ее взад‑вперед, чтобы проинтервьюировать жителей окрестных домов, бизнесменов, студентов Львовской политехники, у которой здесь корпуса, музыкантов из филармонии. Кобзарева интересовало, нравится ли его горожанам проект ремонта улицы, разработанный мэрией.

Такой подход он «подсмотрел» в немецких городах. Там не просто подробно обсуждают проекты муниципалитета с горожанами, но и принципиально иначе подходят к объекту реконструкции – ремонтируют не дороги, а улицы, рассказывает Кобзарев. «Ты думаешь, что людям это нужно, тогда покажи им сначала– вдруг им это не нужно»,– объясняет подход города Садовой.

Работой Андрея Садового, согласно июльскому опросу группы «Рейтинг», довольны 48% львовян. /Фото из личного архива

Работой Андрея Садового, согласно июльскому опросу группы «Рейтинг», довольны 48% львовян. Фото из личного архива

Тот же принцип – сначала спросить горожан, потом делать – лег в основу транспортной стратегии Львова, которую одобрили в феврале этого года. Она отвечает на вопрос, как оптимизировать город, чтобы передвижения жителей по нему были эффективными с точки зрения комфорта, времени, цены и здоровья? В фокус‑группы специально привлекали горожан, благополучие которых сильно зависит от удобства перемещений по городу – многодетных родителей, студентов, маломобильных львовян и тех, кто долго добирается на работу. Сухой остаток: Львов – город для пешеходов, а не для частного автотранспорта.

•••

Хотя памятник Ленину в Мариуполе снесли в 2014‑м, местные коммунисты собирались по выходным у вакантного постамента до 2018 года, пока мэрия не затеяла реконструкцию площади.

Львов живет без памятника основателю СССР с 1990 года.

В 2016 году Мариуполь был самым «нелюбимым» городом в Украине: по данным группы «Рейтинг», только 66% его жителей гордились, что они мариупольцы. В 2020‑м Мариуполем гордятся уже 82% горожан. До Львова с его 95% еще далеко, но разрыв сокращается. 

Опубликовано во втором номере журнала Forbes (сентябрь 2020)

Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков