Категория
Компании
Дата

Как сделать так, чтобы ЕС было выгодно восстанавливать Украину после войны. План Дмитрия Наталухи

Украина готовится к конференции в Лугано, которая состоится в начале июля. Там должна начаться системная дискуссия с союзниками о восстановлении страны – совместными усилиями и общими средствами.

Украина заинтересована в «экономическом Рамштайне», поскольку такой подход эффективно зарекомендовал себя в военном сотрудничестве. Все ключевые стейкхолдеры в сфере экономики и финансов должны по такому же принципу собраться в одном месте и использовать три-пять дней, даже неделю, чтобы выйти с понятной стратегией военной и послевоенной финансово-экономической поддержки и восстановления Украины.

В военной поддержке есть относительный консенсус в отношении основных принципов и инструментария (оружие для Украины и санкции для России), чтобы приблизить окончание войны на максимально приемлемых для украинцев условиях. Но относительно послевоенной поддержки мы с западными партнерами смотрим, может, и в одну сторону, но пока в разные точки. Эта разница в оптике нуждается в реагировании, поскольку оказывает непосредственное влияние на евроинтеграционные перспективы Украины.

Начав загранкомандировки для лоббирования санкций и предоставления Украине статуса кандидата, мы с коллегами обратили внимание на два малозаметных до этого нюанса:

  • позиция обычных граждан европейских стран и их правительств относительно войны часто отличалась (граждане, как правило, более активны в поддержке Украины);
  • публичная и частная позиции правительств европейских стран в отношении наших евроинтеграционных перспектив тоже часто отличались и почти всегда были обусловлены послевоенным восстановлением Украины.

В частности, речь шла о «плане Маршалла» – продукте коллективного чаяния. На первой же высокой встрече в Брюсселе мой визави (еврочиновник, гражданин одной из пяти крупнейших экономик ЕС) прямым текстом заявил: «Не думаю, что кандидатство для вас сейчас – своевременная идея. Во сколько вы оцениваете общий объем ущерба? Один триллион? Давай откровенно: при условии обретения даже кандидатства любой «план Маршалла» для вас превратится в бездонный колодец для нас. Вы станете черной дырой для европейских денег.

Это почти дословная цитата, ведь после такого «холодного душа» я записал основные тезисы своего собеседника письменно. Двигаясь в этой логике, он продолжал объяснять, что украинцы, наверное, правы, когда говорят об инертности правительств по сравнению с населением, но объяснять избирателям, куда идет часть бюджета, придется именно европейским политикам. Поэтому, не имея никакой конкретики, они не слишком горят энтузиазмом. «В «плане Маршалла» не может быть конкретики. Это донорская инициатива, она не прагматична», – повторялось от встречи к встрече.

Поэтому именно тогда, в Брюсселе, взяв за отправные точки прагматизм и конкретику, на отсутствие которых сетовали европейские визави, мы начали с ними разговор о том, что вместо «плана Маршалла» должен родиться Брюссельский план, что восстановить и обеспечить мир на континенте можно с помощью экономики, и именно на этом должен стоять Брюссель.

Кроме ВСУ, лучшей гарантией безопасности Украины является присутствие международного капитала в украинских публичных компаниях, работающих в стратегических отраслях: природный газ, водород, атомная энергетика, аграрная промышленность, космос и т. д. Подчеркиваю: присутствие, а не монополия, нам нужна реальная интеграция рынков.

Такая интеграция обеспечит прямую заинтересованность наших союзников в будущем мире и стабильности в Украине и регионе. Это концепция skin in the game, когда «на кону твоя шкура». То есть прямой «шкурный» интерес других государств в том, чтобы в Украине был мир, ведь любые дальнейшие конфликты будут угрожать инвестициям их компаний. Тогда чем более устойчивой станет Украина, тем лучше для всех.

Чтобы сделать ее максимально устойчивой, нам нужно как можно лучше использовать иностранные инвестиции, поступающие в страну. Необходимо максимизировать прибыльность таких инвестиций в стратегических отраслях и сделать эти отрасли максимально технологичными и современными. Это гарантирует, что «шкура» как Украины, так и Запада поставлена «на кон» – полностью защищена.

Как будет работать Брюссельский план

Для достижения этих целей логичным было бы позволить правительствам Европы открыто заявить о самых интересных для них отраслях и индустриях в Украине. О тех, в которых они были бы готовы поддержать своих национальных инвесторов стимулами – кредитами, гарантиями и т. д. Например, Польша интересуется ОПК, Великобритания – агропромышленностью, Франция – атомной энергетикой, Италия – водородом, Нидерланды – водным хозяйством, Литва – логистикой. ЕС разрабатывает пакет поддержки для конкретных отраслевых кластеров в Украине, на территории которых будут действовать эти инвестиции.

Результатом должна стать четкая дорожная карта восстановления Украины с указанием конкретных секторальных проектов, стратегических инвесторов, условий и сроков. Каждая причастная страна будет ясно видеть свой прямой интерес в восстановлении Украины, тогда как Украина получит гарантированные инвестиции – частные или институциональные.

Украине это позволит решить несколько стратегических задач. Первая – запустить почти с нуля определенные отрасли, рынкообразующие предприятия которых были разрушены. Вторая – спланировать политику занятости, торговую политику, оформить политику переселения в соответствии с зонированием производственных кластеров, вокруг которых стоит строить новое жилье. Третья – через государственно-частные партнерства в этих отраслях (этот инструмент должен быть максимально переосмыслен и упрощен) обеспечить дальнейшую интеграцию в глобальные цепи поставок и производственных активов.

Это то, что я называю Брюссельским планом. Это не финальный очерк, он не дает ответов на все вопросы, но более прагматичен и конкретен, чем «план Маршалла» для наших союзников. Его контекст дает больше простора для маневра. Он сэкономит время, деньги и усилия в восстановлении страны, закрепит место Украины в европейской семье и мировой экономике, обеспечит защиту от любых дальнейших посягательств со стороны России и предоставит, наконец, исчерпывающее объяснение того, почему флаг ЕС – желто-голубой.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]