Анджали Суд, гендиректор Vimeo /Jamel Toppin for Forbes
Категория
Инновации
Дата

Сайт Vimeo был кривоватым и непутевым братом YouTube. Анджали Суд придумала, как сделать из него прибыльный бизнес

Анджали Суд, гендиректор Vimeo Фото Jamel Toppin for Forbes

Семь лет назад у Vimeo были голливудские мечты. Сетевой видеоресурс, которым владеет IAC Барри Диллер, нашел свою нишу – стать прибежищем для нестандартных кинематографистов, которые не хотели заливать свои работы в хаотичную, излишне приправленную рекламой солянку, которой является YouTube

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

Но они были маленьким бизнесом, который терял деньги, с ежегодным доходом менее $40 млн. Vimeo тешили себя надеждами стать игроками нового стримингового бизнеса; они ставили на то, что связи с креативными людьми помогут им создать стриминговий сервис, который сможет конкурировать с Netflix, Amazon Prime и HBO. Они наняли студийных директоров из Paramount и Hulu, а также подписали дистрибьюторские соглашения с Lionsgate, CBS Interactive и Spike Lee, чтобы расширить контент нового сервиса.

Однако у Анджали Суд, тогдашней 31-летней директора по маркетингу Vimeo, было предчувствие, что будущее компании не за голливудским хитами, а за услугами для Кремниевой долины. Ее план: переместить внимание из сферы развлечений на предпринимателей. «Vimeo давно была софт-компанией для кинематографистов, однако рынок был слишком маленьким, – говорит Суд, которой сейчас 37. – Но был и другой, значительно больший рынок – бизнес. То, что Squarespace и GoDaddy делают для сайтов, мы могли бы делать для видео».

Она представила эту идею Джои Левину, избранному Диллером гендиректору IAC. «Анджали сказала, что это – реальный бизнес, который нужен значительно большей аудитории пользователей, чем кажется, – говорит Левин. Он дал Суд небольшую команду, чтобы проверить идею. – Нам нравится находить умных, талантливых, амбициозных людей, выбрасывать их среди фигуральной глубокой реки и смотреть, выплывут они».

Очень скоро Суд уже уверенно плыла, превращая Vimeo из припавшего пылью и забытого сайта в украшение технопортфеля IAC. Собрав в одном месте инструменты для съемки, редактирования, хранения и распространения видео, Vimeo сообщили о продажах на $84 млн во время четвертого квартала 2020-го – на 54% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. За последний квартал чистый прирост подписчиков составил 300 000, что дает 1,5 млн пользователей в целом – рост почти на 25%. Годовой доход приближается к $300 млн. IAC закрыли стриминговое отделение в 2017 году, а Суд назначили гендиректором.

В ноябре 2020-го после оценки их стоимости в $2,8 млрд Vimeo удалось собрать $150 млн от Thrive Capital и GIC, независимого сингапурского инвестиционного фонда. Всего два месяца спустя после оценки стоимости в $6 млрд они собрали еще $300 млн от T. Rowe Price и Oberndorf Enterprises, Сан-Франциско.

Этой весной IAC планирует сделать Vimeo безналоговым спин-оффом для акционеров. Для Диллера это будет восьмой спин-офф. За последние 25 лет IAC вырастили, реабилитировали и трансформировали веб-активы стоимостью $100 млрд, среди которых известные бренды Match.com, Expedia и Angieʼs List. Стратегия сработала: доллар, который IAC инвестировали в начале своей работы в 1995-м, теперь стоит $40, а годовая доходность в 16% очевидно перевешивает 10% доходности S&P 500. «В цифровой жизни и с ее возможностями Vimeo только набирает обороты, – говорит Диллер. – У них потрясающий потенциал».

Getty Images

Гендиректор Анджали Суд превратила почти забытый сайт Vimeo в 6-миллиардный взрывной бизнес, который позволяет семейным магазинчикам и огромным корпорациям снимать, редактировать и постить миллионы видео на самых влиятельных сайтах. Фото Getty Images

Vimeo должен быть следующим звездным спин-оффом. На современном слегка раздутом рынке облачного ПО Bank of America предсказывает, что Vimeo (которых IAC пытались сплавить Kodak примерно за $10 млн более десяти лет назад) может достичь оценки в $10 млрд, а это почти 50% текущей рыночной капитализации IAC.

Для клиентов Vimeo – это цифровой кукурузник, чье ПО позволяет им распространять видео в соцсетях, на сайтах, цифровых маркетплейсах и стримигнових каналах, а также создавать маркетинговые видео для рассылки по электронной почте. Абонплата стартует от $7 в месяц за базовый пакет услуг и может достигать более $20 000 в месяц для крупных корпоративных клиентов вроде Amazon и Starbucks.

Так как Vimeo не содержит рекламы, их видео пропускают на сайты с рекламой, такие как Facebook, LinkedIn, YouTube, Pinterest и Twitter. Отсутствие рекламы также важно для распространения на сайтах онлайн-ритейлеров, таких как Amazon, Etsy и Shopify. А корпоративным клиентам Vimeo не надо волноваться, что случайная реклама, или того хуже, реклама конкурентов, появится посреди их брендового контента.

Компании вроде Deloitte, Pottery Barn, Rite Aid и Forbes используют Vimeo для доставки учебных роликов и видео для ознакомления, а также для трансляции в прямом эфире корпоративных мероприятий сотрудникам, которые теперь рассеяны по миру. А тем временем более миллиона представителей меньших бизнесов используют Vimeo для распространения рекламных видео, демонстрационных видео продуктов и видео с инструкциями.

Может, Vimeo и не удалось запустить собственный стриминговий канал, но тысячи пользователей – от инди-кинематографистов до инструкторов по пилатесу – используют их, чтобы создавать собственные каналы для подписчиков на стримингових сервисах вроде Apple TV, Roku, Fire TV и Xbox. «Мы и 16-летняя видеоплатформа, и трехлетний стартап ПО», – говорит Суд.

Vimeo присоединились к IAC в 2006 году как часть договоренности Диллера о покупке Connected Ventures, владельца простенького комедийного сайта CollegeHumor. 30-миллионное соглашение включало комедийную студию, ее мерч-придаток – сайт BustedTees – и Vimeo, веб-плеер для скетчей от CollegeHumor. «Мы купили Vimeo почти случайно», – говорит Левин.

В течение следующих десяти лет компания пыталась заработать на зрителях через сервис по требованию, похожий на iTunes, а позже – за счет студии и стримингового канала. И особого успеха это не приносило. «У Vimeo всегда был кризис идентичности, – говорит Суд. – У нас был прекрасный бренд и платформа, но нам было трудно понять, что с этим делать».

У Суд бесспорно были необходимые способности и образование для того, чтобы осуществить превращение Vimeo. Она выросла в семье двух врачей-иммигрантов в сплоченной индийской общине в Флинте, Мичиган. После того как ее государственная школа потеряла аккредитацию, Суд подала заявки на вступление в 12 школ-интернатов и ее приняли в элитную Академию Филлипса в Эндовере, Массачусетс. Далее была степень в Вортонской школе и несколько лет заключения сделок о слиянии в Sagent Advisors. Позже Суд училась в Гарвардской школе бизнеса и немного поработала в Amazon в закупке игрушек и в маркетинге на Diapers.com, прежде чем присоединиться к Vimeo.

Через год в компании Суд начала замечать короткие рекламные клипы и демонстрационные видео различных продуктов – и все это наряду с обычными для Vimeo документальными фильмами и артхаусными киноработами. «Было все, от малых семейных бизнесов до технологичных стартапов и отделов маркетинга крупных компаний, – рассказывает она. – Они все были такие разные, что это должно было стать трендом».

Getty Images

Основатель IAC Барри Диллер (собственный капитал $4,2 млрд) заработал миллионы как голливудский магнат в 70-х и 80-х, а после того – миллиарды в интернете. «Когда ты сосредотачиваешься на чем-то с четким видением в голове, если сама идея хорошая, то процветание неизбежно, – говорит он. – Vimeo процветает». Фото Getty Images

Она узнала, что новые клиенты использовали Vimeo, чтобы постить маркетинговые видео на Facebook, Twitter, Instagram и собственных сайтах. «Существовала огромная группа пользователей, которых никто не обслуживал». Ее команда разработала инструменты для компаний: скачать логотипы, вставить кнопки «Купить сейчас» и добавлять к видео возможность собирать электронные адреса. За год стабильного роста IAC наняли еще 50 человек в команду Суд.

В то время как бизнес с программным обеспечением развивался, студия контента Vimeo приходила в упадок. Было невозможно конкурировать с компаниями-толстосумами, такими как Amazon Prime Video и Netflix, которые тратили миллиарды на фильмы и передачи. Летом 2017 года Левин сказал Суд, Vimeo закрывают студию и полностью сосредоточиваются на ПО, а она будет гендиректором. «Я никогда и подумать не могла, что они предложат мне эту должность, – признается Суд. – Я спросила: «Это шутка такая?», а потом сразу попыталась нацепить покерфейс».

В последнем квартале 2019 года их доход вырос на 27%, что уже немало, но пандемия способствовала дополнительному повышению спроса на Vimeo. «За ночь видео превратились из приятного бонуса необходимость», – отмечает Суд. Количество пользователей выросло до небес, поэтому она быстро взялась за подбор дополнительных сотрудников в техотдел и отдел обслуживания клиентов. Сегодня у Vimeo более 700 сотрудников, около половины из которых работают в отделе R&D, а другие заняты в отделах продаж, маркетинга и обслуживания клиентов.

Сайт Vimeo был кривоватым и непутевым братом YouTube. Анджали Суд придумала, как сделать из него прибыльный бизнес /Фото 1

Самые большие звезды видео в интернете руководят отдельными «царствами» – геймеры на Twitch, танцовщики на TikTok, а селебритиз на IGTV – и имеют там больше подписчиков, чем в главных соцсетях. Вот несколько самых популярных аккаунтов и год их регистрации. Инфографика Forbes.com

Суд теперь готовится к постковидному гибриду делового мира, в котором она ожидает увидеть еще большее возростание преимущества видео. Она хочет сделать виртуальные мероприятия и собрания более интерактивными, близкими и консолидированными. Vimeo также тестируют искусственный интеллект в превращении «сырых» отснятых материалов в привлекательный маркетинговый контент для индустрий вроде ресторанов и недвижимости.

А еще приближается спин-офф. Суд говорит, что превращение в спин-офф упростит им поиск талантов, поглощения, раскрутку бренда и продажу услуг крупным корпорациям (и доступ к капиталу на рынке, который оценивает софт-фирмы примерно в 40 раз больше, чем они зарабатывают). А как насчет перехода от директора по маркетингу к гендиректору публичной компании меньше чем за четыре года? «Как женщина, мама и гендиректор техкомпании я редкость в мире ПО, – говорит Суд. – Я в восторге от того, что могу поделиться своими взглядами и стилем с индустрией. Будет весело».

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине