Категория
Картина дня
Дата

«Эмбарго на газ – последний козырь». Почему Байден не спешит с новыми санкциями

Запад обсуждает эмбарго на российскую нефть. Зайдут ли союзники так далеко? Это зависит от того, насколько далеко Путин зайдет в войне

Санкции по отключению от SWIFT отдельных российских банков еще не вступили в силу, но на европейских энергетических рынках уже начались волнения.

В среду цена на российскую нефть упала: Urals продавалась с дисконтом $20 за баррель к цене Brent, которую предлагали за $114,25.

Президент Джо Байден обеспокоен тем, что перебои в поставках российской нефти отразятся на США и приведут к новому росту цен на бензин. Но самая большая проблема – не нефть, а российский природный газ. На его долю приходится 40% поставок в ЕС. Их прекращение нанесет удар по экономике России, но заставит европейцев мерзнуть. 

Когда администрация Байдена и ее партнеры составляли проект отключения России от SWIFT, они тщательно следили, чтобы под санкции не попали финансовые транзакции за энергоносители. Из системы SWIFT исключили семь российских банков. Но Сбербанк и Газпромбанк, которые обслуживают платежи за экспорт российского газа, в этот список не вошли.

Байден и его союзники из Западной Европы и Канады балансируют на тонкой грани между наказанием Путина за вторжение в Украину и ущербом самим себе из-за ограничения экспорта российских энергоресурсов. Они заявили, что пока только обсуждают возможность тотальной экономической блокады Кремля с помощью санкций на экспорт нефти и газа. В своих публичных выступлениях Байден, похоже, готовит избирателей к тому, что дальнейшие санкции против России могут ударить и по ним.

Зайдут ли союзники так далеко? Это зависит от того, насколько далеко Путин зайдет в войне.

«Президент совместно с союзниками пытается наложить на Россию экономические санкции, которые причиняют боль российской экономике, но минимизируют негативные последствия для экономики США, – заявила председатель Совета экономических консультантов Сесилия Раус. – Как сказал президент, без определенных финансовых потерь для США нам не остановить российское вторжение в Украину, которое несет серьезную угрозу демократии во всем мире».

«В геополитическом волевом противостоянии западные страны надеются сохранить Путину путь к отступлению, если тот решит пойти на военную деэскалацию, – говорит директор направления энергетики, климата и ресурсов консалтинговой компании Eurasia Group Хеннинг Глойстейн. – Поэтому через неделю после вторжения мировые финансовые институты не должны выкладывать сразу все карты на стол. Они приберегают «на потом» расширение санкций на другие банки, затем на экспорт угля и стали. Их козырная карта, эмбарго на поставки нефти, будет разыграна одной из последних, если потребуется».

«Они настроены очень серьезно, – продолжает Глойстейн. – Нефтяное эмбарго не стоит на повестке дня прямо сейчас и не считается неизбежным. Но сегодня оно обсуждается куда более открыто, чем два дня назад. А эмбарго на газ – это самый последний козырь».

Нефтяные санкции могут нанести ущерб Западу. Россия ежедневно экспортирует 2,5 млн баррелей нефти в ЕС и полмиллиона баррелей в США. Из-з прекращения поставок и без того высокие цены вырастут. Но если нехватку восполнить из других источников, например, увеличением добычи нефти членами ОПЕК, то в теории дефицит предложения можно ликвидировать за пару месяцев.

Ситуация с природным газом куда острее. Если российские поставки будут прекращены, придется вводить нормирование энергопотребления в Европе. С этим большинство европейцев никогда не сталкивались. Будущий член НАТО Финляндия и его нынешний член Латвия получают более 90% энергии из России. Перед тем как вводить санкции на природный газ, нужно разработать планы действий в чрезвычайных ситуациях и преодолевать логистические проблемы, говорит партнер консалтинговой компании Oliver Wyman Даниэль Таннебаум, возглавляющий отдел по борьбе с финансовыми преступлениями в Северной и Южной Америке.

«Речь не о том, что мы не готовы действовать жестче, – сказал Таннебаум. – Есть прагматический вопрос: как отапливать эти страны?»

Тем временем нефтяная индустрия начала самостоятельно «санкционировать» Россию. За последние два дня BP, Shell, Equinor и даже ExxonMobil отказались от масштабных проектов в России, над которыми трудились десятилетиями. Поколения руководителей этих компаний лично вели переговоры с Путиным. Теперь инвестиции в эти проекты пущены на ветер, покупателей на них нет. Одна только сделка Exxon с Россией оценивается в $4 млрд.

Чтобы избежать стремительного роста цен на энергоносители, Россию необходимо обуздать, не вводя прямое нефтяное эмбарго. Аналитик Майкл Сюэ из Deutsche Bank считает, что если санкции полностью закроют российский экспорт, нефть может подорожать до $170 за баррель.

Система SWIFT создана в 1973-м и объединяет более 11 000 финучреждений по всему миру. Представители системы сообщили, что в прошлом году регистрировали в среднем 42 млн транзкций в день, причем на Россию пришлось 1,5%. От SWIFT будут отключены российские банки ВТБ, банк «Открытие», Новикомбанк, Промсвязьбанк, банк «Россия», Совкомбанк и ВЭБ.

Санкции вводятся по тщательно разработанному плану. Он создавался так, чтобы поддерживать давление на Россию, но не дать ослабеть общественной поддержке, поясняет профессор Школы бизнеса Макдоноу при Джорджтаунском университете Джеймс Энджел.

«Как видим, петля затягивается постепенно, – говорит Энджел. – Уровень международной активности очень высок, но мы не хотим расстрелять весь боекомплект сразу. Возможно, эффективно сработает и меньший уровень санкций. Если сейчас остановить трубопроводы, Европа этой зимой замерзнет. Тогда мы потеряем большую часть общественной поддержки, направленной против России».

Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]