Новый бизнес-омбудсмен Роман Ващук, 59. /Александр Чекменев
Категория
Картина дня
Дата

Историк и бывший посол Канады теперь бизнес-омбудсмен. Как Роман Ващук, обещает защищать предпринимателей. Первое интервью

6 хв читання

Новый бизнес-омбудсмен Роман Ващук, 59. Фото Александр Чекменев

Роман Ващук, 59, гражданин Канады, дипломат и этнический украинец. После 30 лет работы в посольстве – он в том числе был послом Канады в Сербии и Украине – в январе переехал в Киев работать бизнес-омбудсменом. Теперь будет помогать украинскому бизнесу бороться с налоговым давлением и рейдами правоохранительных органов

Як створити продукт, який полюблять клієнти? Отримайте цінні поради від співвласника monobank™ – Олега Гороховського. Купуйте квиток на Форум підприємців, який відбудеться 27 червня.

По образованию Ващук – историк; в свободное время исследует генеалогическое древо своей семьи и много читает, любит книги Юрия Андруховича и «медитативную» литературу Джоржа Бату. В интервью Forbes Ващук рассказал, как украинскому бизнесу отстаивать свои интересы и что нужно, чтобы «инвест-няни» и индустриальные парки заработали. Forbes публикует сокращенную и отредактированную для ясности версию интервью.

Вы больше 30 лет проработали на дипломатической службе. Теперь защищаете бизнес. Почему решили этим заниматься? 

Для меня бизнес – не новое направление. В Канаде я работал в министерстве иностранных дел, которое занимается как дипломатией, так и торговой промышленной деятельностью, продвижением канадских компаний и различными программами по развитию бизнеса.

Я немного знаком и с украинским бизнесом. В 2014–2019 годах сопровождал канадскую программу по развитию семейных молочных ферм в Украине. Видел много украинских хозяйств и коров.

В 2019 году вышел на пенсию, но позже понял, что сделал это преждевременно. Затем случилась пандемия, я писал много аналитических статей. Было время теоретизировать свои знания. Теперь, работая бизнес-омбудсменом, смогу применить их, вместе со своим дипломатическим опытом.

Кто вам предложил стать бизнес-омбудсменом?

Конкурс был публичным. Объявления были в The Economist и Financial Times. Мои знакомые из украинского и международного бизнеса присылали сообщения об этой вакансии. Я почитал требования и отправил заявку. 

Затем было три круга интервью. Первые два – с рекрутинговой компанией. Последний – с наблюдательным советом Совета бизнес-омбудсмена, в который входят представители Европейского банка, Кабинета министров и бизнес-ассоциации. Представителем от Кабмина была замминистра экономики Ирина Новикова, а от бизнес-ассоциации – глава Федерации работодателей Дмитрий Олейник.

Кто финансирует Совет бизнес-омбудсмена? 

Нашу организацию финансируют 13 стран плюс Євросоюз. Это мультидонорский счет, который администрирует ЕБРР с 2013 года. Цель – создать прозрачную бизнес-среду для украинского и международного бизнес-сообщества.

Кто входит в команду?

Я, два моих зама и более 20 юристов. Наш штат практически не меняется в отличие от государственных структур и министерств. У нас есть экспертиза, наработанная годами.

Для большинства украинских предпринимателей вы новый человек. Как будете выстраивать диалог с украинским бизнесом?

Буду общаться с бизнесом, разговаривать с Forbes. Еще во время подготовительного периода в декабре я обошел пять бизнес-ассоциаций – Федерацию работодателей, Американскую торговую палату, Европейскую бизнес-ассоциацию, Украинский союз промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленную палату. 

Планирую встречу с Союзом украинских предпринимателей. Я как раз посмотрел их презентацию на 100 слайдов и готов ее обсудить. Запланированы встречи в регионах – Харькове и Одессе; но все будет зависеть от карантинных ограничений.

Была встреча с генеральным прокурором Ириной Венедиктовой, обсуждали давление на бизнес со стороны правоохранительных органов. Будем продолжать этот диалог. Запланирована встреча с премьер-министром в рамках подготовки к конференции On the Road to Lugano, которая пройдет 20 января в Швейцарии. 

Сколько жалоб от бизнеса вы уже получили? 

За четыре дня работы мы обработали 40 жалоб.

Что уже удалось сделать Совету бизнес-омбудсмена? 

За время работы Совет рассмотрел более 10 000 жалоб от бизнеса, 7000 были разрешены, украинскому бизнесу удалось вернуть более 21 млрд грн. 

Мы не только решаем проблемы, но и даем дальнейшие рекомендации по улучшению работы бизнеса. Согласно опросу, который мы проводили, более 95% клиентов позитивно оценивают нашу работу.

Александр Чекменев

Роман Ващук Фото Александр Чекменев

Какой алгоритм действий для бизнеса?

 Мы рассматриваем обращение бизнеса в течение 10 дней. Есть случаи, когда жалобы не подпадают под наши критерии. Мы – досудебный орган, как только дело ушло в суд, уже не можем в него вмешиваться. На этом этапе исключаем около 30% заявок.  

Если жалоба соответствует критериям, то мы отправляем отправителю уведомление, что взяли ее в работу. У инспектора есть 90 дней, чтобы найти решение: 

  • 90% случаев решаются в течение трех месяцев;
  • более 60% из них успешны. 

Мы не берем деньги за свои услуги. Бизнес может получить быстрое решение и не тратить на это деньги. 

Каковы ваши краткосрочный и долгосрочный планы по поддержке украинского бизнеса?

Нужно выслушать и понять, что нужно бизнесу – насколько наш подход соответствует ожиданию. По нашим опросам, клиенты, которые с нами сотрудничают, довольны. Вопрос, охватываем ли мы весь бизнес или где-то о нас не знают. 

Мне нужно несколько месяцев, чтобы проанализировать ситуацию и понять, где нужны улучшения. Я хочу почувствовать пульс бизнеса и уже потом делать выводы. 

Более половины жалоб, которые приходят бизнес-омбудсмену, связаны с налоговой. Не так давно был скандал с компанией «Синэво-Украина», которой налоговая насчитала дополнительных налогов на 1,1 млрд грн. Как уменьшить давление со стороны налоговых служб?

Вопросы с налоговой возникают во всех странах. В Канаде есть отдельный налоговый-омбудсмен. Когда в стране миллионы налогоплательщиков – это логично. Могут возникать неточности и споры. Мы помогаем их решить. 

Цифровизация и автоматизация процессов помогают решить большинство проблем, связанных со взятками. Например, если сравнить с ситуацией в 2012–2014 годах с уплатой ПДВ – прогресс виден. Проблема есть с невыполнением некоторых судебных решений. Недобросовестные люди цепляются за те сферы, которые не были автоматизированы.

Компания «Синэво-Украина» говорила, что будет обращаться к нам для разрешения этого вопроса, но пока этого не сделала. У нас в этом деле связаны руки. В прошлом году было дело «Новой Почты», они к нам обратились, и мы им помогали. Тогда глава Госпродпотребслужбы была заинтересована в разрешении этого случая.

Мы надеемся, что в аналогичных ситуациях главы государственных органов будут сотрудничать. Они тоже должны быть заинтересованы в ликвидации таких ситуаций. 

Еще одна проблема, о которой говорит бизнес, это ужесточение фискальной политики. Нужно ли увеличивать налоговую нагрузку на бизнес в период пандемии? 

Сложно найти удачное время для проведения налоговой реформы. Бизнес вряд ли будет когда-либо этому рад. 

Я понимаю желание государства навести в этом сегменте порядок. Любой человек, который платил два или три разных счета в ресторане, понимает, что это ненормально. Точно так же, когда на карпатском курорте человек платит отдельно за полотенца, номер и другие услуги. 

Для этих изменений нужны переходный период и правильная коммуникация с бизнесом. Подозреваю, что в результате реформы, у нас появятся новые жалобы. Мы будем пытаться их решить в соответствии с законом. 

Вы долгое время жили и работали в Канаде. Какие принципы ведения бизнеса Украине стоит заимствовать у Канады?

Бороться с бюрократией. Разница между англосаксонской и украинской правовой средой: в Украине боятся дискреции и хотят все прописать до последней запятой. Из-за этой бюрократии процесс инноваций в Украине происходит не так быстро. В Канаде больше толерантности к рискам. Действует презумпция: если что-то не запрещено, значит, это разрешено.

Нужно работать над упрощением законодательства и регуляторных ограничений. Понятно, что мы не говорим об экономическом своеволии, но пробовать все зарегулировать до последней гайки – это неправильно. Мы будем работать над рекомендациями для правительства и госорганов, как можно сделать жизнь украинского бизнеса более свободной. 

В конце 2014 года бывший министр экономики Айварас Абромавичюс хотел провести дебюрократизацию – «регуляторную гильотину». Тогда канадское правительство даже собиралось финансировать эту реформу. Но представители Европейского Союза рекомендовали этого не делать.

Украина существует в общем регуляторном поле с Европейским Союзом, а ЕС – не чемпион по простоте в законодательстве. Это нужно учитывать. Мои канадские атавистические тенденции нельзя полностью внедрить в Украине.

Как вы оцениваете закон про «инвест-нянь»?

В большинстве стран есть инвестиционные агентства, которые помогают большим стратегическим инвесторам. «Инвест-няни» – полезная инициатива, но они не смогут заменить четкие законодательные и регуляторные правила для бизнеса.

А насколько могут быть эффективными для бизнеса индустриальные парки? 

Международный опыт показывает, что это эффективный способ развития промышленности. Но такие инициативы могут сработать только в экосистеме, которая помогает им развиваться. Без завершения судебной реформы, уменьшения давления со стороны силовых органов эти инициативы не смогут полноценно заработать. 

В Украине много говорят о привлечении международных инвесторов. Сейчас мы видим кейс канадской компании TIU, которая ушла с украинского рынка из-за конфликта с Никопольским ферросплавным заводом Игоря Коломойского. Как защитить международные инвестиции в Украину? 

Мы возвращаемся к судебной реформе. Невозможность доказать свою правоту демотивирует бизнес.

Государство должно делать всё – как в антимонопольной сфере, так и в правовой, – чтобы большие олигархические группы не могли злоупотреблять своим местом на рынке и своим местом в экономической системе. 

Поможет ли Бюро экономической безопасности (БЭБ) снизить давление со стороны фискальных органов? 

Я люблю простоту. Меня настораживает, когда речь идет об увеличении количества институций. Чем больше органов, тем больше будет вероятность, что они в полномочиях будут пересекаться между собой или дублировать в чем-то друг друга. 

Я пока не встречался с главой БЭБ. Думаю, после встречи будет больше понимания.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Передзамовлення нового номеру Forbes Ukraine. Купуйте зараз за 209 грн замість 279 грн

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине