Категория
Картина дня
Дата

Трибунал для Путина. Какие перспективы наказания России и ее верхушки в международных судах

Наибольший шанс на наказание Путина – создание специального трибунала по Украине по аналогии с Нюрнбергским процессом. В мире создается новая архитектура международного права, поэтому можно ожидать новых нестандартных решений по России

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о Тарасе Чмуте и фонде «Повернись живим»

Когда говорим о России в трибунале, разделим в каком: по ответственности страны или лично Путина и всех задействованных лиц.

Россия

Украина сегодня получила решение по временным мерам в Европейском суде по правам человека по поданному ранее иску. Суд требует от РФ прекратить уничтожать гражданских людей и гражданские объекты, а также обеспечить безопасность медучреждений на территории, где Россия ведет войну.

Выполнит ли РФ решение?

Не выполнит. Как и многие другие, потому что новая редакция Конституции РФ позволяет это, а перспектива стать страной, которая «нивелирует права человека», уже есть.

Второй механизм привлечения к ответственности России – Международный Суд ООН.

Иск уже подан, слушания по временным мерам будут 7–8 марта. Суд ООН ограничен в своей юрисдикции нормами Устава Суда – участники спора должны согласиться на юрисдикцию Суда, если только нет международного договора, где это уже сделано автоматически.

Прямого документа, который позволит говорить о вооруженной агрессии, нет. Поэтому наши юристы используют очень сложную структуру. Мы уходим от обратного. У нас есть документ с нужным «автоматическим» пунктом юрисдикции – Конвенция о предотвращении преступления геноцида и наказание за него.

Если упрощенно, логика иска такова: Россия говорит, что Украина виновата в геноциде россиян в Донецкой и Луганской областях, и поэтому проводит операцию по предупреждению и наказанию; мы опровергаем совершение геноцида, и, как следствие, действия РФ являются противоправными. В практике Суда ООН такого подхода еще не было. Будем ждать развития.

И в ЕСПЧ, и в Суде ООН это не наши первые дела. Украина ведет иски, связанные с событиями в Крыму и Донбассе.

Есть и другие судебные механизмы. К примеру, Трибунал по морскому праву. Там Украина ведет дела по старым нарушениям с 2014 года. Сейчас этот механизм не задействован, и, по моему мнению, он не является ключевым.

Персональное наказание Путину

Важнейшим в вопросах военных преступлений (а именно так следует квалифицировать действия Путина, командование войск РФ и часто отдельных военных) является персональное наказание. Есть несколько вариантов развития событий в этой плоскости.

Международный уголовный трибунал. Этот институт создан на основании Римского устава. И в этом одна из проблем, потому что право международных договоров запрещает возлагать обязательства, предусмотренные договором, на страну, не являющуюся членом такого договора. Россия была участницей Устава и предусмотрительно вышла из него в 2016 году.

Прокурор Международного уголовного суда по собственной инициативе открыл расследование по событиям в Украине. Нет сомнений, что доказательств, которые собирают наши органы, будет достаточно для квалификации действий Путина и высшего руководства, по меньшей мере, как военных преступлений. Это дело должно стать одним из первых, которые на практике раскроют вопросы индивидуального наказания за преступление агрессии. Детали состава этого преступления были введены в Устав в 2010 году, а юрисдикция по нему появилась с 17 июля 2018 года.

Сможет ли этот Суд физически привезти Путина и еще несколько человек и их судить?

Без физического присутствия Суд не принимает решения. Здесь сложно загадывать. В целом, все руководители стран защищены абсолютным иммунитетом от наказания за свои действия при пребывании в должности (абсолютный персональный иммунитет). Чиновники низшего уровня имеют функциональный иммунитет, и он защищает их при выполнении официальных функций. Страны-участники Римского устава отказываются от иммунитета для своих должностных лиц. Но Россия – это участница.

В практике Суда есть один случай, когда привлекают к ответственности должностных лиц и, в частности, руководителя государства, не являющегося участницей Устава. Это комплекс дел по Дарфуру (Судан). В этой ситуации производство открывали по резолюции Совета Безопасности ООН S/RES/1593 (2005), содержащей требование для всех стран-членов ООН и, в первую очередь, участниц Устава – сотрудничать с Судом.

Резолюции Совета Безопасности обязательны, и конкретность обязательств в них следует определять, исходя из непосредственного содержания документа. Так вот именно это обязательство в настоящей Резолюции ультимативно. В 2009 году Суд выдал первый ордер на арест. Для стран-членов Устава, которые не обеспечили передачу Аль-Башира Суду, когда он был на их территориях, имело следствие решение Суда о нарушении норм о сотрудничестве.

Реалистичен ли подобный сценарий в ситуации Украины? В отсутствие решения Совета Безопасности ООН, где Россия – постоянный член, шансы уменьшаются.

Нюрнбергский трибунал

Вариант, имеющий наибольший шанс на успех и процедурно, и с точки зрения результативности, – создание специального трибунала по Украине. Самый известный пример подобного механизма – Нюрнбергский трибунал.

Считается, что он стал базисом такой формы преследования преступников. С правовой точки зрения есть более совершенные формы – Международный трибунал для бывшей Югославии и Международный трибунал по Руанде.

Оба механизма были созданы на базе резолюций Совета Безопасности ООН, а не странами-победительницами. Опять же, предотвратить существование таких трибуналов может РФ в Совете Безопасности, используя право вето. И хотя исключить РФ из ООН или лишить статуса постоянного члена Совета Безопасности пока способа нет, нужно следить за развитием событий в ООН. Там может появляться история новой ООН.

Еще одна опция среди специальных трибуналов – гибридные суды – Чрезвычайные палаты в судах Камбоджи и Специальный суд по Сьерра-Леоне. Они гибридны, потому что созданы правительствами собственных стран на основании соглашений с ООН. При этом они остаются независящими от ООН. Ближайшей для нас опцией является формат Камбоджи, потому что только он был создан без участия Совета Безопасности – на основании резолюции Генеральной ассамблеи ООН, где нет права вето.

Нельзя забывать об исполнителях преступлений, потому что в силу ограниченности ресурсов ни один международный трибунал не охватит каждого солдата. Менее года назад Украине удалось принять закон, гармонизирующий наше законодательство с нормами международного уголовного и международного гуманитарного права. Они будут основой привлечения должностных лиц низкого уровня к ответственности в наших судах.

К счастью, право стоит на защите общественных процессов и рождается из них.

Мы можем ожидать нестандартных правовых решений. Из-за определенного правового и процедурного сопротивления существует много вариантов привлечь Россию и лично виновных к ответственности. И хотя нет определенности относительно конкретной формы индивидуального наказания для высших рангов, совершенно ясно, что безнаказанность будет только в том случае, если Путин и его окружение изберут закончить свой путь как Гитлер в Берлине в 1945 году.

Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине