Игорь Смелянский, генеральный директор Укрпошты. /Александр Чекменев
Категория
Компании
Дата

«Русские военные обожрали наши отделения, но я выставлю счет Минобороны России». Гендиректор «Укрпочты» Игорь Смелянский о работе во время войны. Интервью

Игорь Смелянский, генеральный директор Укрпошты. Фото Александр Чекменев

Генеральный директор Укрпошты Игорь Смелянский о первых часах войны, как перестраиваются логистические цепочки и как получить пенсии беженцам

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о том, как Киевстар и Vodafone пострадали от войны

Где вы находитесь? Чем занимаетесь?

Я нахожусь в Украине, но не могу говорить, где именно. Я периодически меняю место пребывания. 20–21 час в сутки занимаюсь управлением Укрпошты. В первую очередь занимаюсь вопросами доставки гуманитарной помощи, пенсий, работой с иностранными почтами. Например, мы запустили самолет, который будет доставлять гуманитарную помощь из США. Мы стараемся максимально возобновить деятельность Укрпошты везде, где это возможно.

Готовилась ли Укрпошта к возможной войне или война оказалась внезапностью для вас и компании?

На 100% подготовиться к войне невозможно. В условиях современной гибридной войны мы перестраиваем свою работу на ходу. Но у нас был свой мобилизационный план, мы проводили определенные мобилизационные мероприятия. Конкретику раскрывать не могу. Кроме того, Укрпошта как стратегическое предприятие является частью мобилизационного плана всей страны.

Как именно перестроили свою работу?

Я пока что не могу все рассказывать. На сегодня наша основная задача – доставлять пенсии и продукты в села. Если в городах уже постепенно налаживается работа волонтерских организаций, которые помогают пожилым людям, то в селах этого пока что почти нет. Поэтому, чтобы бабушки и дедушки в селах не остались сами по себе, мы ставим перед собой задачу обеспечить для них доставку продуктов и газет, чтобы им было что почитать.

Расскажите, пожалуйста, о первых часах после начала войны. Как вы узнали о том, что Россия напала на Украину? Что вы ощущали в тот момент?

Сразу же после вторжения мне позвонили директора донецкого и луганского филиалов. Это было около четырех часов утра. Примерно через полчаса я уже был в нашем офисе на Крещатике в Киеве, где изучил по процедуре необходимые секретные документы на случай войны. Тогда же приказал никого не выводить в этот день на работу, поскольку нужно было понять направления атак и сохранить жизни людей, чтобы они не попали под обстрел. Водителям грузовиков, которые на тот момент были в пути, довели информацию о ближайших точках, где они могут остановиться на перерыв.

Когда Укрпошта начала восстанавливать свою работу?

Ровно на следующий день утром я провел встречу с менеджментом компании, мы договорились, в каких регионах возобновляем работу отделений. Собственно, мы до сих пор так каждое утро решаем, где возобновляем работу отделений. Скоро мы будем публиковать карту, где можно будет по запросу узнать, где мы работаем или не работаем. Полностью выкладывать ее не будем, чтобы не помогать врагу.

Укрпошта раньше не занималась гуманитарной помощью. Как вы наладили процесс ее развозки?

Безусловно, раньше мы этим не занимались, поскольку в этом не было необходимости. С первых дней войны мы связались с нашими коллегами из разных стран мира, которые предложили Украине гуманитарную помощь. Например, недавно мы получили 40 т гуманитарной помощи из Грузии через Польшу. Также 30 т гуманитарной помощи собрала Румыния. Заходит это все через наши западные границы, через Львов и Чоп.

Сейчас проходит процесс отладки развозки гуманитарной помощи внутри страны. Сложно совместить все вместе – кому нужно, что нужно, и привезти туда, куда нужно. Кому-то нужна именно одежда, кому-то – медикаменты. Достаточно сложно, чтобы сразу и без ошибок развернуть механизм развозки гуманитарной помощи. Мы учимся и постепенно налаживаем эти операции.

Есть ли уже данные о том, в каких регионах самый большой спрос на гуманитарную помощь? На какую именно помощь самый большой спрос, а в чем украинцы уже не нуждаются?

Такой информации нет. Это то, на что нам только предстоит найти ответ. Сейчас поставки гуманитарной помощи останавливать не надо. Каждый помогает как может. Я уверен, что мы найдем в стране, кому нужна еда, кому одежда. Я думаю, что за эту неделю мы структурируем и систематизируем нашу работу по перевозке гуманитарной помощи. После этого будем лучше понимать, кому и что надо везти. Это сложная работа, поскольку мы – большая страна.

Как поменялись логистические цепочки доставки грузов после начала войны?

Безусловно, мы перестроили магистральные маршруты. Раньше у нас основными маршрутами были Киев-Харьков, Киев-Краматорск, Киев-Днепр и так далее. Сегодня же мы строим наши магистральные перевозки исходя из имеющихся объемов для перевозки, поскольку надо экономить дизтопливо. Его не так много. Поэтому гонять пустые грузовики не надо.

Кроме того, мы строим свои маршруты исходя из боевой ситуации – где мы можем проехать, где не можем. Как я сказал, мы каждое утро перестраиваем маршруты, исходя из доступности того или иного региона.

Если раньше в пределах областей мы возили грузы по внутриобластным маршрутам, то теперь не всегда можно проехать безопасно из одной части области в другую. Поэтому сейчас машина с грузом может развозить грузы сначала по одной области, а потом заезжать на часть другой.

Кроме того, из-за того, что сейчас у нас не работают аэропорты, все грузы, которые летят к нам и от нас, летят через Варшаву. До Варшавы и из Варшавы грузы мы забираем нашими машинами.

Есть ли дефицит транспорта и водителей?

Нет дефицита транспорта, но иногда бывает дефицит топлива. Также нам не хватает водителей. Часть из них добровольно ушла на фронт, а другая часть — в тероборону.

Есть ли проблемы с дефицитом водителей для международной перевозки, поскольку сейчас запрещен выезд за границу мужчинам возрастом 18-60 лет?

Нет. У нас изначально было достаточное количество водителей с зелеными картами, с пропусками, которые хорошо знают международные дороги. Поэтому с этим у нас нет проблем.

Как вы решаете вопрос с безопасностью перевозки пенсий?

Решаем этот вопрос. Комментировать не буду. Сейчас это делать сложнее всего. Исторически все наши почтальоны знали всех своих пенсионеров и доставляли пенсии в определенные дни. Теперь надо доставлять пенсии только в те дни, когда безопасно.

Также нам пришлось наладить работу с теми людьми, которые переехали, например, из Донецкой области во Львов. Сейчас мы переводим пенсии вслед за человеком. Это очень сложная логистическая операция. Но важно, чтобы люди получили пенсии и пособия.

Кроме того, помогаем тем пенсионерам, которые раньше получали пенсию на карточке, но сейчас не могут ее снять, например, из-за отсутствия банкомата в месте, куда они переехали. В этом случае они могут заказать у нас перевод, после чего наш почтальон принесет им домой наличные.

Как пенсионеру, который переехал из Донецкой области во Львов, получить пенсию?

Он просто звонит в наш колл-центр, говорит, куда он переехал и через два-три дня мы доставим ему пенсию по новому адресу. Мы сделали максимально простую процедуру. Мы понимаем, что люди под стрессом. Не должно быть бюрократии.

В этих условиях не отказались от планов по покупке банка?

Я считаю, что если бы у нас был банк, то это бы гораздо упростила сейчас нам работу. Давайте победим и потом построим самый лучший почтовый банк, чтобы банковские услуги были в каждом населенном пункте после войны.

Что поменялось в сегменте отправки посылок из Украины? Что не принимаете сейчас?

Мы принимаем все. Мы запускаем регулярный рейс из Варшавы в Нью-Йорк, который будет перевозить грузы наших мелких и средних предпринимателей, которые американцы покупают на Amazon, eBay, Etsy. Наши предприниматели должны занять место российских, которых забанили из-за санкций на этих онлайн-площадках. Это то, что позволит нашим предпринимателям сохранить рабочие места. Они отправляют вышиванки, платья, какие-то товары для дома. Это все, что они могут продолжать выпускать и сейчас. Отправляя за границу эти товары, они поддерживают Украину, свои семьи, свой бизнес. Поэтому мы будем максимально сохранять и возобновлять все логистические потоки. Я надеюсь, что мы поступенно вернем на нашу карту работающих отделений все отделения Укрпошты, которые были до войны.

Что происходит с импортными посылками? Укрпошта приостановила их прием?

Я думаю, что уже в самое ближайшее время мы сможем с уверенностью сказать, что возобновили импорт посылок. Нам надо немного перестроить авиалогистику, чтобы у нас все летело в Варшаву, а не в Киев. Очень надеюсь, что в течение этой недели мы стабилизируем импорт посылок в Украину. Правда, посылки будут приезжать не так быстро, как раньше.

Тот же eBay или AliExpress не вводили бан на поставку товаров в Украину?

У них была такая мысль, но мы убедили наших коллег за границей, чтобы они этого не делали. Сразу же после начала войны мы направили письмо к иностранным почтам и другим нашим международным партнерам с большой просьбой не останавливать почтовое сообщение с нашей страной. Мы аргументировали это тем, что из-за разрыва отношений могут пострадать наши предприниматели, которые сейчас очень нуждаются в возможности международной отправки посылок. Кроме того, наша диаспора не смогла бы помочь в Украине своим родственникам и близким посылками. Я очень рад, что они прислушались к моей просьбе и практически ни одна страна мира не приостановила с нами почтовое сообщение.

В то же время мы сами остановили почтовое сообщение с Россией и Беларусью. Это наше решение. А со всеми остальными странами мы поддерживаем абсолютно рабочие отношения.

Укрпошта каким-либо образом работает с «Новой почтой», Meest, чтобы наладить вместе с ними совместные перевозки или в этом нет необходимости?

Мы общаемся с коллегами. Возможно, для оптимизации мы будем делать совместные маршруты. Пока что мы были сосредоточены на том, чтобы наладить нашу нормальную работу. Для того, чтобы с кем-то работать, надо, чтобы у вас все было хорошо. Мы, прежде всего, нацелены на это. А потом будем смотреть по ситуации.

Укрпошта снижала или повышала тарифы в условиях войны?

Мы не меняли тарифы. Но из-за того, что нам теперь приходится возить экспортные грузы в Варшаву машинами, а потом самолетом, то себестоимость нашей логистики возросла.

Есть ли первые подсчеты убытков Укрпошты из-за войны?

Вы знаете, не считали. Я считаю, что нужно делать все, что можно сейчас, и не сильно зацикливаться на потерях. Нужно победить, а уже потом подводить итоги.

Но часть потерь мы потребуем возместить нам от Минобороны России. Их военные обожрали наши отделения в селах, куда они зашли. Можете так и написать – после окончания боевых действий я собираюсь выставить счет Минобороны России за испорченную нам логистику и за то, что обожрали наши отделения, съели еду в наших отделениях.

Сколько отделений они обожрали?

Штук 10–15 точно. Сейчас будем подводить итоги. Пока непонятна ситуация на захваченных территориях. Кстати, нашу технику не трогают. А реально съедают только наши запасы продуктов.

Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине