Украина не должна платить за войну. Что должен сделать Запад, чтобы страна избежала дефолта и быстро восстановилась? Объясняет экономист Тимоти Эш /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

Украина не должна платить за войну. Что должен сделать Запад, чтобы страна избежала дефолта и быстро восстановилась? Объясняет экономист Тимоти Эш

Марио Драги, Эмманюэль Макрон посетили Ирпень, 16 июня 2022. Фото Getty Images

Дефолт Украины стал бы огромной пропагандистской победой Путина. Но пока Россия не платит за агрессию, Западу все сложнее объяснять налогоплательщикам растущие затраты на войну. Как быстрее заставить российские деньги работать на Украину и одновременно привлечь инвестиции на восстановление ее экономики? Forbes выбрал главное из колонки британского экономиста Тимоти Эша

Украинцы ведут неравный бой с российским агрессором. В защите своей страны они проявляют поразительную храбрость и уже пожертвовали тысячами жизней. Они сражаются против диктатора, который объявил войну Западу. Путин признал, что начал войну за территории и имперские амбиции, а значит, украинцы удерживают передний край обороны НАТО и Запада.

Украина платит огромную цену не только кровью, но и деньгами. Подсчитано, что дефицит бюджета Украины достигает $5 млрд в месяц. Это в несколько раз больше, чем до войны.

Запад дает деньги, но их недостаточно. Большая их часть – это кредиты, а не безвозмездная помощь.

К чести США, в американский пакет помощи Украине в размере $40 млрд входят безвозмездные $7–8 млрд на пополнение украинского бюджета. ЕС обязался выделить около $9 млрд, но в виде кредитов.

Давайте начистоту: Украина ведет эту войну за Запад и фактически за нее платит.

Если давать Украине кредиты, а не безвозмездную помощь, то к концу года ее долговое бремя станет непосильным и приблизится к 100% ВВП. Иными словами, по сравнению с 23 февраля 2022-го это отношение удвоится.

Украина четко дала понять, что, несмотря на войну, хочет сохранить кредитоспособность и обслуживать долг. Поразительно, но она продолжает его выплачивать даже с учетом того, что сейчас в приоритете финансирование армии.

Киев явно думает о послевоенном восстановлении и о том, что для этого важно сохранить доступ к кредитам. Объявив дефолт, Украина надолго его потеряет. Для восстановления потребуется много дешевых денег от государственных и частных кредиторов. Но дефолт надолго сделает заимствования слишком дорогими. Потребность Украины в финансировании, вероятно, будет исчисляться сотнями миллиардов долларов, их получить поможет только государственно-частное партнерство.

Сейчас важно сделать так, чтобы Украина избежала дефолта. Он стал бы огромной пропагандистской победой Путина. Тот еще в 2000-м говорил, что только по-настоящему суверенные государства платят по обязательствам (по иронии, к дефолту сейчас вплотную подошла Россия).

Как Украине избежать суверенного дефолта?

Во-первых, Запад должен подумать об изменении структуры финансирования: нужно больше безвозмездной помощи, а не кредитов.

Во-вторых, справедливо, что Украина не должна нести финансовые издержки этой войны. Но справедливо и задать вопрос, почему их должны нести западные налогоплательщики, если стране-агрессору позволяют уйти от уплаты репараций? Ираку пришлось заплатить за ущерб, нанесенный Кувейту в ходе первой войне в Персидском заливе. Так почему бы не заставить Россию платить прямо сейчас? 

У Запада есть $300–400 млрд российских активов, замороженных из-за войны. Нет никаких моральных преград, чтобы оплачивать этими деньгами военные расходы Украины. 

Есть опасения, что арест частной собственности может создать юридический прецедент, из-за которого Китай и страны Персидского залива побоятся держать активы на Западе. Если они не собираются вторгаться на суверенные территории, участвовать в геноциде и военных преступлениях или объявлять войну Западу, то им не о чем волноваться.

При наличии политической воли законы можно изменить. И такую волю нужно проявить, если западные политики действительно не хотят, чтобы сотни миллиардов за восстановление Украины платили их налогоплательщики. На восстановление едва ли удастся собрать достаточно денег, если не задействовать замороженные активы России. А если Украине не помочь полностью восстановиться, то Путин выиграет. Россия поймет, что вторжение сошло ей с рук.

На изменение законов нужно время. Но западные страны должны взять на себя обязательство их изменить, а часть замороженных активов России использовать как залог для погашения растущего украинского долга. Подумайте об этих активах как об облигациях Брейди. Инвесторы будут знать, что часть долга Украины (все, что превышает довоенный уровень в 50% ВВП), покрыто залогом из замороженных российских активов. Частные инвесторы убедятся, что долговые обязательства Украины обеспечены. Это поможет ей сохранить постоянный доступ к дешевым кредитам.

В-третьих, есть соблазн привлечь частных кредиторов традиционными мерами по облегчению долгового бремени. Но цена этого шага – клеймо дефолта, дороговизна краткосрочных займов и ограниченный доступ к кредитам на какое-то время.

Когда война окончится, Украине срочно потребуются огромные суммы на восстановление больниц, школ и критически важной инфраструктуры. Украине нужно будет двигаться вперед. Государственных денег Запада едва ли на это хватит, а решение юридических вопросов, связанных с использованием замороженных российских активов, может затянуться.

Вместо того, чтобы внедрять меры по облегчению долгового бремени, не лучше ли сосредоточиться на привлечении новых кредитов от частных инвесторов? Шансы на это тем выше, чем меньше угроза дефолта. 

Чтобы вкладывать в восстановление Украины, у частного сектора должны быть сильные экономические и моральные стимулы.

Экономические стимулы понятны. Украинской инфраструктуре нанесен такой ущерб, что расходы на восстановление будут огромными (вспомните восстановление ГДР после объединения Германии). Огромные возможности откроются и для западного бизнеса и банков. Те, кто пообещал участвовать в новом плане Маршалла для Украины, нужно готовиться участвовать в проектах восстановления.

Моральные стимулы? ESG — новое слово на Западе. Вести бизнес, соблюдая нормы экологической безопасности, социальной ответственности и корпоративного управления – значит продвигать свою компанию. Что может быть лучше, чем помочь пережившей геноцид Украине восстановиться и начать расти? Путин своим нападением на Украину и противостоянием с Западом уже показал, что хочет подорвать западную систему управления и верховенство права, которая привела западный бизнес к процветанию.

Для начала 50 ведущих частных западных финучреждений должны выделить на долгосрочную программу восстановления Украины по 1 млрд евро. Эту сумму можно дополнить взносами государств, частью замороженных российских активов или кредитами под их залог.

Миллиард долларов с каждого звучит как большая сумма. Но разве восстановление Украины – не лучшая дань памяти тысячам украинцев, отдавших за нас свои жизни?