Бизнесмен в поисках смысла. Для чего руководители компаний перевоплощаются в древних греков и римлян /Фото Getty Images
Категория
Лидерство
Дата

Бизнесмен в поисках смысла. Для чего руководители компаний перевоплощаются в древних греков и римлян

Getty Images

«Один, два, три – а где же четвертый из тех, что вчера были нашими гостями, любезный Тимей, а сегодня взялись нам устраивать трапезу?»

Так начинается один из самых важных космологических текстов в истории человечества. Как и многие другие диалоги Платона, «Тимей» воспроизводит обстановку насыщенного смыслами разговора свободных афинян V века до нашей эры.

Две с половиной тысячи лет спустя в Киеве раз в неделю топ‑менеджеры и владельцы компаний собираются вместе – иногда вживую, чаще в Zoom, чтобы в присутствии модератора– профессора Сергея Пролеева, 60, искать ответы на вечные вопросы.

Перводвигателем выступил президент CEO Club Сергей Гайдайчук, 38. Год назад он прочитал книгу американского философа Массимо Пильюччи «Как быть стоиком». По мнению Пильюччи, философское учение, возникшее в III веке до нашей эры, помогает современному человеку стряхнуть с себя бремя страстей и жить более счастливой жизнью.

Гайдайчук был в восторге. Он купил еще полсотни экземпляров, чтобы дарить друзьям и знакомым. А в апреле 2020 года члены CEO Club разбились на три группы по шесть‑семь человек и занялись философией.

«Из существующих вещей одни находятся в нашей власти, другие – нет», – так начинается самое популярное пособие по стоицизму, представляющее собой выжимку бесед Эпиктета, жившего в I–II веках нашей эры. Чтобы прожить благую жизнь, человеку нужно научиться отличать то, что от него зависит (по Эпиктету – мнения, желания, стремления), от того, что не зависит (тело, имущество, репутация, карьера), и сосредоточиться на том, что подлинно «наше».

В ускоряющемся мире неконтролируемых перемен стоицизм переживает второе рождение. С 2013‑го в рамках Стоической недели проводятся Stoicon’ы, во время которых философы и историки выступают перед сотнями слушателей. Адепты стоицизма издают специализированные журналы и книги, адресованные широкому кругу читателей. Часть цифровой инфраструктуры движения – блоги с характерными названиями Daily Stoic и Stoicism Today. Римских стоиков– Сенеку, Эпиктета, Марка Аврелия – в наши дни, возможно, читают больше, чем когда‑либо.

В Украине интерес к публичной философии возник не так давно. Первые полдюжины занятий по стоицизму Пролеев провел «для группы заинтересованных лиц» весной 2018 года.

На этот раз вместо курса лекций получилось нечто совсем иное– больше похожее на философские школы античности.

Участники выбрали себе псевдонимы. Сам Пролеев – Серторий (так звали полководца, в I веке до нашей эры сражавшегося с диктатором Суллой в Испании), Гайдайчук – Кир (Кир Великий в VI веке до нашей эры основал Персидскую империю), а, например, Сергей Булавин, вице‑президент инвестиционной компании SigmaBlayzer и гендиректор компании Agrogeneration с выручкой $50 млн, выбрал себе ник Зенон – в честь основателя стоической школы. Финикиец Зенон Китийский был купцом, обратившимся к философии после крушения корабля с товарами.

Для чего нужны псевдонимы? Они позволяют извлечь человека из потока повседневности и стереотипного взгляда на вещи. Благодаря новому имени образуется как бы новая личность, освобождающаяся от привычек обычного «я». «Новое имя– своеобразный сосуд, в который складываются приобретения философских занятий,– объясняет Пролеев.– В обычном «я» они могут теряться, а здесь образуется как бы особое психологическое место для наработанных новых качеств».

«ВАЖНЫЕ ДЕЛА – ЭТО ДЕЛА, КОТОРЫЕ ДЕЛАЮТ НАС БЕССМЕРТНЫМИ»

«Триггером послужила книжка, которую мне подарил Сергей [Гайдайчук], – рассказывает Булавин. – Я нашел в ней много вещей, с которыми абсолютно согласен». Бизнесмен находится в постоянной гонке: ставит себе одну цель – достигает – ставит следующую и так без конца. Для Булавина это в какой‑то момент стало рутиной, в которой упускалось «что‑то важное, внутренняя суть».

Схожая мотивация у совладельца логистической компании УВК Александра Питенко, 45, чей путь из рутины («жизнь потеряла вкус») начался лет семь назад. В кружке Пролеева он Юний, в честь философа и политика Юния Рустика – наставника Марка Аврелия. Питенко прошел через трансцедентальную медитацию (он и сейчас медитирует по 20 минут утром и вечером), а пару лет назад загорелся философией.

«Нас свел поиск ответов на вопросы «Кто я?», «Что такое мир?», «Как с ним взаимодействовать?»,– рассказывает генеральный менеджер украинского представительства Cisco Олег Боднар, 43. – Как достичь своего призвания, как сделать так, чтобы твои ошибки, проигрыши не выбивали из жизненной колеи?»

Своим ником Боднар выбрал имя бога экстатических состояний – Диониса. Как это согласуется со стоицизмом, который учит преодолению страстей? «Цель стоицизма, как и любой другой духовной практики,– не отключить эмоции, а взять их под контроль»,– отвечает бизнесмен.

Юрий Остапюк, 51, основатель компании «Днепрохим» с выручкой более 1 млрд грн, участвует во встречах под псевдонимом Флавий. Он назвал себя в честь «последнего римлянина» – полководца Флавия Аэция, победившего гуннскую армию Аттилы на Каталаунских полях. «Он сохранял свои римские доблести во времена разрухи,– объясняет Остапюк.– Это гораздо труднее, чем быть римлянином во времена расцвета».

Стоицизм для участников встреч– отправная точка, а не единственно верное учение. «Парадокс в том, что стоицизм очень популярен, но быть стоиком в собственном смысле слова современному человеку практически невозможно,– объясняет Пролеев.– Для стоика мир – это живой космос, в который включен человек. Они делали акцент не на том, чего ты в этом мире добьешься, а на том, каков ты в своих действиях». Наш современник, по Пролееву, в отличие от древних, не просто строит себя – он строит себя через переустройство мира.

«Система убеждений, над которой мы работаем с Сергеем Пролеевым, – не про то, чтобы принимать окружающий мир в его нынешнем виде, – подтверждает Булавин. – Это больше о том, чтобы изменять мир, исходя из своего понимания блага».

К каждой встрече Пролеев дает ученикам фрагмент подходящего стоического текста и рассказ современного автора. На одной из декабрьских встреч обсуждались фрагмент из Эпиктета об истинном понимании свободы (которая, по философу, не имеет ничего общего со своеволием) и повесть Уильяма Сарояна «Тигр Тома Трейси»– о поисках призвания и любви.

«Пролеев никогда не жалеет времени на дискуссию и не повышает скорость, если материал еще не пройден,– говорит член наблюдательного совета Ощадбанка Тарас Кириченко, 45 (ник– Талеб, по‑арабски «ищущий»). – Сегодня мы обсуждали принятие решений в рисковых ситуациях, на прошлой встрече– одалживание денег».

Тексты – отправная точка. «Чтение книг формирует навык чтения книг, мы же пришли за другими навыками»,– говорит Булавин. Главное для Пролеева и его собеседников – само общение, в ходе которого участники учатся думать и излагать свои аргументы, стараясь понять, что же это такое– благая жизнь.

«Ни в школе, ни в университете нас не учили правильно говорить и думать, не учили спорить, – говорит Остапюк. – Книги и видео тут не очень помогают, это приходит только с практикой».

Результатом таких обсуждений становится более осмысленное поведение, освобожденное от тяжелых аффектов – страха, тревоги, гнева. Точно такой же бонус обещали своим адептам классики древнего стоицизма.

«Мы обсуждали страхи три недели подряд»,– рассказывает СЕО ивент‑агентства Arena CS Яна Матвейчук, 38 (свой псевдоним Андромеда она переводит с греческого так: «Женщина, которая думает как воин»). К чему пришли? «Ты можешь счастливо прожить свою жизнь, когда встречаешь страхи и слабости, хаос и неопределенность, имея внутреннюю опору»,– говорит Матвейчук. Arena CS, по ее словам, на пике проводила 2000 мероприятий в год. В первый день карантина менеджеры агентства приняли 300 извещений об отмене событий на полтора года вперед. Ачто Андромеда? «Мое позитивное отношение к жизни в 2020 году усилилось в разы»,– говорит она.

«Смелость – это знание о том, как бояться того, чего стоит бояться, и не бояться того, чего бояться не стоит», – обобщает дискуссии о страхе Остапюк, цитируя Бен Гуриона. Человеку никуда не деться от эмоций, свойственных нашему биологическому виду, объясняет он, философия помогает с ними «работать» на пути к эмоциональному балансу.

Когда я прошу Боднара описать, как происходит «продвижение» по лестнице смыслов, он отвечает притчей.

Однажды сын императора услышал слово «харакири» и попросил начальника охраны объяснить ему, что это такое. Тот на глазах у принца сделал харакири.

«Какие‑то вещи нельзя рассказать, их надо прожить, чтобы понять что‑то»,– объясняет Боднар.

Благодаря стоическим штудиям Гайдайчук стал чувствовать себя «намного спокойнее». «Многие проблемы, которые раньше страшили или выводили из равновесия, теперь воспринимаются мной безразлично,– говорит он.– Меньше страха, меньше беспокойств, больше уверенности и удовлетворенности». «Ястала рассудительнее, спокойнее, сильнее»,– вторит ему Матвейчук.

Помимо общих выводов, каждый из собеседников Пролеева извлекает из духовных упражнений что‑то свое.

«Я научился глубже понимать вопросы, которые передо мной ставит судьба, и перед тем, как «прыгать» в ответ, я анализирую, а на тот ли вопрос мы пытаемся ответить,– говорит Кириченко.– Мне кажется, появление такой глубины – это эффект нескольких десятков наших занятий». Он понял, что эффективность лидера не в достижении результата любой ценой, а в правильной направленности своих действий – то есть в том, на что человек, в согласии с учением стоиков, реально способен повлиять.

Матвейчук стала еще больше ценить время. «Важные дела– это дела, которые делают нас бессмертными, – делится она осознанием, на которое у ее группы ушли три недели.– И теперь, когда приходят новые проекты, первый вопрос, который я себе задаю,– а сделает ли этот проект меня бессмертной?»

Остапюку, наоборот, философские занятия помогают бороться с тем, что он называет профдеформацией бизнесмена, – склонностью принимать поспешные решения на основе упрощенной картины мира. «Стоики первыми разработали научный подход к познанию – не верь очевидному, все требует доказательств, нужен критерий истины,– говорит он.– Это очень важно и в бизнесе, поэтому я стал чаще останавливаться, воздерживаться от быстрых решений, чтобы действовать более системно».

Как долго просуществует философский кружок? Ни один из семи бизнесменов, с которыми я говорил, не планирует останавливаться. «Имеет ли смысл заканчивать что‑то, приносящее пользу?» – спрашивает в ответ Кириченко. «Недавно я делился с ребятами ощущениями после занятий, – говорит Питенко. – Во мне разгорелся огонь страсти кпознанию, имне это очень нравится».

Опубликовано в седьмом номере журнала Forbes (январь-февраль 2021)

Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков