Категория
Лидерство
Дата

Воины бизнеса. Как опыт в АТО изменил подход к бизнесу украинских топов

6 хв читання

Менеджерские навыки пригодились украинским топам на фронте, а опыт АТО изменил их подход к бизнесу. Forbes разбирался, как закалялась управленческая сталь.

⚡️Даруємо 40% знижки на річну підписку на сайт Forbes. Ціна зі знижкою — 1079 грн/рік. Діє з промокодом JUNE до 23.06 Оформлюйте зараз за цим посиланням

В кабинете успешного юриста на почетном месте рядом с дипломами – украинский флаг, расписанный пожеланиями от сослуживцев. В Facebook‑аккаунте айтишника – позывной вместо фамилии. Маркетолог – бывший волонтер Красного Креста. Эти люди – ветераны АТО. Они были успешными топ‑менеджерами и до фронта. Каждого из них трансформировал опыт войны.

От корпоративной спячки всех пробудил Майдан. Там они впервые ощутили себя не просто полезными, как в бизнесе, а агентами перемен. Юрист с флагом в кабинете – СЕО VDA Group Евгений Коломиец, 33, – пережил свой переломный момент, попав с журналистами в «Межигорье» после побега Януковича. Вылавливая из озера брошенные в спешке документы, он понял, что хочет для страны другого будущего.

Айтишник с позывным Медведь – CEO Limpid Armor Михаил Гречухин, 36. «Мы как раз готовили стартап, связанный с AR, когда началась Революция достоинства»,– рассказывает он. Гречухин участвовал во львовском Майдане, ездил на киевский. После революции Михаил с друзьями волонтерил: возил из Польши бронежилеты, помогал «Правому сектору» с IT‑решениями. В июле 2014‑го попал под мобилизацию.

из личного архива

Медведь в аэроразведке. Айтишник Михаил Гречухин в АТО создавал подразделение технической разведки. Фото из личного архива

Дмитрий Логгинов, 41, – СЕО креативного агентства Michurin. 1 декабря 2013‑го оказался на Банковой. «Летели камни и взрывпакеты: нужно было оказывать медпомощь раненым», – вспоминает он. В первый же день Логгинова побил «Беркут», но до конца Майдана он оказывал помощь пострадавшим с обеих сторон. С началом военных действий на Донбассе Логгинов с коллегами начал ездить туда. «Мы преподавали и сразу видели, как эти знания начинают применять на практике,– говорит он.– Учили не только на Донбассе: добробаты, ВСУ, МВД СБУ. В какой‑то момент Логгинов понял, что не занимается работой, оставил бизнес на партнера и ушел в АТО. 

МЕНЕДЖЕРЫ НА ВОЙНЕ

Все герои Forbes на фронте были офицерами, то есть, как и на «гражданке», выполняли менеджерские функции. Возможность быть полезными, решая конкретные военные и бытовые задачи, помогла им психологически выстоять на войне. Сложнее всего пришлось тем, кто попал на фронт в 2014‑м: и обеспечение, и военная тактика оставляли желать лучшего. «Мы были первой волной мобилизации – слепые котята, – вспоминает юрист Коломиец.– Думали, идем на фронт на две– шесть недель. Вышло, что на год». До Донбасса его отправили патрулировать границу с Приднестровьем в Одесской области. «Меня поражала бездумность происходящего: например, патрулировали мы без оружия и средств связи, – говорит он. – Я решил изменить хоть что‑то». С помощью волонтеров Коломиец нашел для подразделения средства связи, помогал как юрист. Позднее стал замначальника своей роты. «Это что‑то вроде ответственного за личный состав и боевой дух, – говорит он.– Вот где пригодились мои менеджерские скилы: управление людьми, процессами, коммуникации».

Бывший волонтер Красного Креста Дмитрий Логгинов побывал на фронте дважды. Сначала добровольцем: прошел Дебальцево, занимался тактической медициной. После возвращения с фронта обучал основам медпомощи военных ВСУ, а в 2015 году опять ушел в АТО. По его словам, на фронте ежедневно выручали управленческие навыки: умение принимать решения, управлять процессами, гибкость, стресс‑менеджмент. Чему пришлось научиться? Быть частью большого механизма. «Армия – это огромная махина со своей логикой. Она отличается от бизнеса, где все заточено на результат», – говорит Логгинов. По его словам, человек с управленческим бэкграундом там сразу видит, где можно решить задачу эффективнее. «К счастью, там я встретил людей, которые показали мне, что эти барьеры можно обходить: например, в некоторых подразделениях, куда меня направляли, я исполнял обязанности парамедика (официально такой специальности не было)», – добавляет он.

из личного архива

Переоценка ценностей. Сергей Мищенко после фронта ставит на первое место социальную ответственность бизнеса. Фото из личного архива

Похожий опыт получил еще один маркетолог – СМО Universum Clinic Сергей Мищенко. Весной 2014‑го он записался в добробат «Донбасс». «Попал в штурмовой взвод: Попасная, освобождение Лисичанска, Артемовск, Иловайск», – вспоминает он. После выхода из Иловайского котла пришлось за три дня с нуля создать полевой госпиталь. «Ни у кого из санитаров не было медицинского образования. Надо было рулить процессами. Мы справились», – говорит Мищенко. Пригодилось маркетологу и умение договариваться. «На войне, где у всех разные взгляды, но у каждого – оружие, это критично важно»,– говорит он.

Михаил Гречухин, айтишник с позывным Медведь, служил в разведке. «Когда понял, что несу ответственность за людей, испытал страх, – признается он. – Начал думать, на какие навыки могу опираться». В конце 2014‑го Гречухин воевал в районе Донецкого аэропорта. «В какой‑то момент мы вели «минную войну» с противником, нужна была поддержка с воздуха», – говорит он. Как офицер, Гречухин понимал, что нужно строить аэроразведку, как айтишник– знал, как это сделать. Первый дрон подарили волонтеры. Дальше технику закупали сами, что‑то делали своими руками. За год и три месяца в АТО создал подразделения беспилотной авиации.

На фронте Гречухину очень пригодились его знания историка. «Я много говорил с сослуживцами и местными о том, что происходит в стране,– вспоминает он. – Удивительно, но даже после Иловайска и Дебальцево звучал вопрос «За что мы воюем?». В коллекции Гречухина есть маленькая американская брошюра 1942 года под названием «За что мы воюем?». «Жаль, что в Украине за шесть лет войны такой книжки не появилось»,– говорит айтишник.

ФРОНТОВОЙ МВА

Краснокрестовец Дмитрий Логгинов говорит, что после АТО стал спокойнее и толерантнее. «До войны у меня были агрессивный стиль менеджмента и довольно радикальные взгляды,– признает он. – Там я понял, что на ситуацию нужно уметь смотреть с разных сторон. Мир не должен быть черно‑белым». Спокойствие и самообладание очень пригодились топу в марте этого года, когда мир столкнулся с айсбергом коронавируса. Начался карантин, ситуация в бизнес‑среде накалилась. «Никто не понимал, что делать, – вспоминает Логгинов. – Случись такое несколько лет назад, я бы тоже поддался панике. Теперь же был спокоен. Мы собрались, выработали стратегию, составили «план Б». По словам топа, опыт войны помогает сохранять спокойствие, даже когда мир переворачивается с ног на голову.

из личного архива

Военный медик. Маркетолога и ветерана Красного Креста Дмитрия Логгинова опыт АТО сделал спокойнее и толерантнее. Фото из личного архива

Два самых сильных деловых качества Логгинова – коммуникабельность и неугомонность, говорит его бизнес‑партнер, ССО Michurin Дмитрий Болсуновский. «Дима может найти общий язык с кем угодно, – отмечает Болсуновский.– И он никогда не останавливается». По словам партнера, время в АТО прокачало лидерские качества Логгинова и сделало его целеустремленнее. «Теперь он не готов тратить время на «проходные» проекты, концентрирует усилия на более масштабных и амбициозных»,– отмечает Болсуновский.

Строить стратегии, играть в долгую и отделять важное от неважного– главные фронтовые навыки CEO Limpid Armor Михаила Гречухина. В АТО настоящим открытием для него стала американская система планирования военных операций. «Этот подход учит быть проактивным, принимать решения на основе неполных данных и просчитывать разные сценарии,– говорит он.– Вот почему среди американских ветеранов так много успешных топ‑менеджеров и предпринимателей. Еще я понял, что война – это работа. К этому нужно относиться трезво, без эмоций оценивать свои ресурсы и принимать взвешенные решения».

Проактивность и движение вперед в условиях неизвестности не раз пригождались Гречухину в мирной жизни. «Наша компания занималась системами AR для боевой бронетехники. Это сложное направление если и принесет финансовые плоды, то очень не скоро. А отказываться от него мы не хотели», – рассказывает предприниматель. Гречухин решил использовать наработки для военной техники в бизнес‑секторе. Так стартовало направление Limpid Armor, которое сегодня приносит больше всего денег. «Раньше я бы не рискнул принять такое решение и шагнуть в темноту»,– рассказывает предприниматель.

«Он выбирает хорошие проекты, но ему бывает сложно остановиться: готов взять больше, чем мы можем «прожевать» операционно, – говорит о Гречухине его партнер, COO Limpid Armor Иван Ясинский. – Не останавливается даже в кризисе: как танк, буксует, месит глину, но идет вперед. Моя задача как партнера – урезонивать его».

Для юриста Евгения Коломийца время в АТО стало трамплином. «На фронте у меня в подчинении было около 100 человек,– говорит он.– Я очень вырос как менеджер за это время». Вернувшись из АТО, топ «обнулился»: развелся, уволился с работы. Но собрался и сделал рывок: стал заместителем директора, а затем и СЕО юридической компании VDA Group, пошел учиться в KMBS. «Я каждый день использую в работе навыки, полученные в АТО, – от коммуникации с людьми до построения стратегий», – резюмирует он.

из личного архива

Акцент на главном. Максима Колесникова опыт АТО научил правильно расставлять приоритеты и быть креативнее. Фото из личного архива

Умение расставлять приоритеты и легче принимать решения приобрел на войне СМО «Швидко гроші» Максим Колесников. «Еще я стал креативнее: чаще задаю себе вопрос «А почему нет?»,– говорит он. Колесников служил в 26‑й артиллеристской бригаде. Во время службы полгода занимался обеспечением армии в Офисе реформ при Кабмине. После вернулся в бизнес: работал СМО в Moyo, Eldorado и сети «Аптека доброго дня».

Опыт АТО и возвращения к мирной жизни не всегда бывает таким успешным и осознанным. Большинство ветеранов сталкиваются с проблемами со здоровьем и сложностями с работой. По данным главы правления благотворительной организации Veteran Hub Ивоны Костиной, 75% украинских воинов после демобилизации меняют место работы, 68% – сферу деятельности.

Сергей Мищенко из Universum Clinic благодарен АТО за навык быть проактивным и мыслить стратегически. «На войне многое зависит от твоей личной инициативы и настроя», – говорит он. После демобилизации Мищенко три года проработал директором по маркетингу «Текстиль‑контакта». Занимался социальной и юридической поддержкой ветеранов. Сейчас, помимо работы в Universum Clinic, проводит курсы медподготовки для гражданских. Изменилась у Мищенко и мотивация в работе: «Деньги больше не самоцель, важнее социальная ответственность бизнеса». 

Опубликовано в пятом номере журнала Forbes (ноябрь 2020)

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине