Иллюстрация Shutterstock/Анна Наконечная /Анна Наконечная
Категория
Картина дня
Дата

В стартапы украинских учредителей влили более $1,5 млрд. И это рекорд. Кто и как зарабатывает в Украине на венчурном буме

Иллюстрация Shutterstock/Анна Наконечная Фото Анна Наконечная

Украинская стартап-сцена резко насыщается капиталом. В каком виде к нам докатился венчурный бум.

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о ХЕРСОНЕ после оккупации

Глобальный объем венчурного финансирования в 2021 году удвоится и перевалит за $580 млрд, констатирует исследовательская компания CB Insight. По оценке Forbes, cтартапам украинских основателей досталось минимум $1,5 млрд. В 2020 году платформа Dealbook насчитала втрое меньше вложений– $571 млн.

Бум в основном спровоцирован ростом крупных инвестиций и появлением двух декакорнов, то есть стартапов с оценкой более чем $10 млрд. Ими стали необанк Revolut ($33 млрд) и сервис для проверки правописания Grammarly ($13 млрд). Инновации больше не развлечение, они могут завести в первую десятку списка богатейших украинцев.

Перспектива подкупает все больше бизнесменов и ведет к насыщению еще недавно свободного венчурного рынка. Фонд Виктории Тигипко TA Ventures в июне 2021 года объявил, что переходит от модели family office – то есть управления семейными активами– к традиционному венчурному формату, где капитал предоставляет широкий круг инвесторов. За шесть месяцев собрали $50 млн и проинвестировали полсотни компаний, рассказывает Тигипко.

«Теперь у нас новая цель – дополнительно привлечь $25 млн, чтобы инвестировать в криптопроекты», – рассказывает она. Это новый фронтир для венчурных денег. В 2021 году крипта привлекла $30 млрд, или больше, чем за предыдущие пять лет вместе взятые.

Почему инвесторов потянуло в децентрализованный интернет? Созданный украинцем Андреем Яковенко криптовалютный протокол Solana принес ранним инвесторам более $1 млрд, подсчитало издание The Information. Капитализация токена NEAR, который разработал одноименный стартап украинца Ильи Полосухина, превышает $6 млрд.

Другая история успеха стартапа с украинскими корнями – Matter Labs, в который вложил $50 млн фонд A16Z. Стартап создает протокол, который позволит ускорить и удешевить транзакции в блокчейне Ethereum, второй по популярности и капитализации криптовалюты. Всего же фонд Андриссена и Хоровица собрал $2,2 млрд на инвестиции в криптовалютные технологии. Задача– побыстрее войти в капитал ключевых компаний эпохи Web3.

Речь о проектах с упором на децентрализацию, поддержку криптоактивов, NFT и создание метавселенных. «Web3 – единственная ниша в современном интернете, где не нужно быть гением и можно фантастически разбогатеть»,– уверен Игорь Перция, бывший венчурный партнер TA Ventures. В декабре 2021 года он ушел из фонда, чтобы после паузы заняться Web3‑вложениями.

Другие сегменты интернет‑экономики тоже активно развиваются. Белорус Игорь Маханек в декабре 2021 года объявил о запуске фонда Geek Ventures. Он будет искать молодые проекты в Украине и близлежащих странах, вкладывать в них до $500 000 за раз и помогать с выходом на американский рынок. Основной критерий – работать в нише объемом от $10 млрд в год.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

В портфеле у Маханька более 80 инвестиций, включая единорога с украинскими корнями People.ai. Партнером по Geek Ventures станет одессит Вадим Роговский, основатель стартапа 3DLOOK. «Для меня это возможность научиться и через три– пять лет запустить собственный венчурный фонд, ориентированный на Украину»,– говорит Роговский. «Пора готовиться к тому, что в венчурном мире будет все меньше людей из финансов и традиционных инвестиций, а больше фаундеров», – предсказывает Тигипко. В декабре 2021 года основатели сервисных компаний Sigma Software и Ideasoft, стартапа Datrics и Полосухин из NEAR открыли инвестфонд SID Ventures. Он намерен собрать $15 млн и за пять лет профинансировать 30– 50 проектов с украинскими основателями со средним чеком $300 000.

Кроме девяти партнеров‑основателей деньги в управление уже дали собственник Danir Group, шведского совладельца Sigma Software, Дан Олофссон и основатель украинского аутсорсера N‑IX Андрей Павлив. Следующая задача – понизить планку входа до $10 000. «Сейчас у человека с небольшим чеком нет возможности проинвестировать в какой‑то фонд,– говорит CEO Sigma Software Валерий Красовский. – Нужно быть аккредитованным инвестором, а это достаточно сложная процедура».

По тому же пути идет Тигипко со своим клубом инвесторов ICLUB. В 2021 году он прирос новыми локациями– Лондон, Кипр, Минск. На очереди – швейцарские Цюрих и Женева, американские Нью‑Йорк и Майами, а что важнее – весь мир. «Хотим запустить онлайн‑платформу, которая позволит радикально упростить инвестиции в стартапы»,– рассказывает Тигипко.

Успешные венчурные инвестиции возможны и в давно состоявшиеся проекты, объясняет партнер фонда IDALP Capital Владимир Лоцман. Он специализируется на выкупе акций у стартапов на поздних стадиях. Инвестировать стоит от $100 000, ставка – на резкий рост капитализации перед или в ходе IPO. Финтех‑стартап Affirm украинца Макса Левчина в день IPO подорожал впятеро– с $3 млрд в раунде серии F до $12 млрд. Разница между текущей стоимостью GitLab, $14 млрд, и оценкой в последнем раунде– 150%, подсчитывает Лоцман.

«Это мой первый экзит»,– рассказывает бывший глава Arricano Real Estate Михаил Меркулов про свою инвестицию в 3DLOOK Роговского. Когда компания дофинансировала раунд серии A на $3,5 млн, он вышел из капитала стартапа с мультипликатором 4,5. Вкладывал до $100 000. Каков его вывод? «Я почувствовал, что ангельские инвестиции – это не благотворительность», – говорит Меркулов. Если украинский венчур продолжит двигаться по нынешней траектории, в ближайшие годы это открытие предстоит сделать еще сотням бизнесменов. 

Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине