Категория
Главное
Дата

Doing Business обещал вернуться. Как чемпионат реформаторов погубил репутацию и можно ли ее восстановить

Shutterstock

Shutterstock

Легендарный рейтинг легкости ведения бизнеса Doing Business скомпрометирован скандалом о манипуляциях со стороны топ-менеджмента Всемирного банка. Что придет ему на смену?

В феврале 2002 года в одном из самых авторитетных академических журналов Quarterly Journal of Economics вышла статья The Regulation of Entry («Регулирование входа»), подготовленная квартетом авторов во главе с 31-летним болгарским экономистом Симеоном Дянковым.

Она стала первым в истории рейтингом стран по легкости ведения бизнеса. Уже через год Дянков поставит свою модель на поток на базе Всемирного банка – под брендом Doing Business.

Отчет успел выйти 16 раз, став одной из важнейших метрик по оценке реформ, особенно в развивающихся странах. В 2021-м после расследования, которое инициировал сам ВБ, выяснилось, что команда Дянкова минимум дважды – в 2018 и 2020 годах – манипулировала показателями, чтобы улучшить/ухудшить показатели отдельных стран.

В расследовании кроме Дянкова фигурируют экс-президент Всемирного банка Джим Йонг Ким и действующая глава МВФ Кристалина Георгиева. Банк решил больше не публиковать легендарный отчет, пообещав, однако, вернуться – с более прозрачным продуктом.

Doing Business от рождения до кризиса

17 лет назад авторы Doing Business называли своей целью борьбу с бедностью. «Прозрачная оценка экономических и социальных показателей усиливает желание перемен», – говорится в превью Doing Business за 2004 год.

Дянков с соавторами изначально задумывал исследование как своеобразное соревнование стран. Первую версию, опубликованную в QJE, возглавили Канада, Австралия и Новая Зеландия.

В первых двух редакциях Doing Business под эгидой ВБ рейтинга не было – он появился только в 2006-м. Конкурентная составляющая помогла отчету быстро завоевать статус крупнейшей мировой метрики реформ в отдельно взятых странах, говорит Алексей Гончарук, 37, экс-премьер-министр Украины и бывший глава BRDO – организации, которая помогала правительству улучшить позицию Украины в Doing Business.

Формат рейтинга привлек внимание массовой аудитории и очень полюбился политикам. «Это хороший способ показать обществу прогресс в краткосрочной перспективе и акцентировать на этом внимание», – говорит Гончарук.

Популярность создавала риски: у правительств мог возникнуть соблазн сконцентрироваться на простых показателях, которые помогают продвижению страны в рейтинге. Например, такую «эффективность» давали технические изменения в налоговой сфере, рассказывает Рихард Сулик, 53, экс-министр экономики Словакии.

«Вопросы к рейтингу возникли еще лет десять назад, – отмечает Дмитрий Сологуб, 43, в прошлом замглавы НБУ. – Все больше правительств вместо реформ старались «геймить» этот индекс ради продвижения в рейтинге».

В январе 2018 года главный экономист ВБ Пол Ромер, 65, сказал Wall Street Journal, что команда составителей Doing Business имеет возможности для манипуляций показателями. Ромер не понимал, почему Чили в рейтинге опустилось на несколько десятков строчек, хотя условия ведения бизнеса в стране не изменились.

Через несколько недель Ромер покинул ВБ, а в конце 2018-го получил Нобелевскую премию по экономике. У него сложились непростые отношения с тогдашним СЕО ВБ Кристалиной Георгиевой. Сейчас она директор-распорядитель МВФ.

«Я поднимал вопросы относительно рейтинга, когда работал во Всемирном банке, – но Георгиева игнорировала их, – рассказал Ромер в интервью AFP. – Людям в руководстве банка недоставало объективности, поэтому я рассказал о своих подозрениях публично и ушел».

Президент ВБ Джим Йонг Ким отреагировал на заявления Ромера внешним аудитом: в июне 2018 года исследователи Рэндалл Мок и Джеймс Шу представили 30-страничную работу, в которой доказывали, почему Ромер ошибается.

В начале 2019 года Ким ушел в отставку, новым президентом ВБ стал советник президента США Дональда Трампа Дэвид Малпасс, 65. При нем вышел только один отчет – Doing Business-2020. В январе 2021 года Международный банк реконструкции и развития, одна из структур Группы ВБ, нанял юридическую фирму WilmerHale для общего аудита рейтинга.

На этом история Doing Business в формате, в котором его создавал Дянков, закончилась.

Инструмент манипуляторов и реформаторов

Вато Лежава, 54, грузинский экономист, который работал в министерстве экономики Грузии под началом Кахи Бендукидзе, познакомился с Дянковым в середине 2000-х.

«Я никогда не замечал за ним того, что пишут в отчете WilmerHale, – рассказывает Лежава. – Он был вице-премьером в Болгарии, возглавлял Российскую экономическую школу: наверняка мы бы увидели проявление этих негативных вещей еще раньше». В отчете WilmerHale Дянков предстает носителем «токсичной» культуры, который держал свою команду в страхе.

Была ли у авторов Doing Business возможность манипулировать рейтингом?

«У нас часто возникали вопросы, почему команда Doing Business принимала одни реформы и игнорировала другие, – вспоминает Гончарук. – Определенный люфт для субъективизма у них был. Но у нас не было ощущения, что к Украине относятся предвзято».

Doing Business до последнего сохранял репутацию важного и объективного маркера для правительств по всему миру, говорит Иван Миклош. В середине нулевых он был одним из авторов радикальных реформ в Словакии, позволивших стране резко улучшить позиции в международных рейтингах.

«Рейтинг действительно давал очень понятный механизм оценки структурных изменений, а соревновательный элемент и возможность увидеть прогресс влияют на объемы прямых иностранных инвестиций, – объясняет Миклош. – Это очень важный фактор, особенно для посткоммунистических стран».

В последней версии Doing Business самая успешная постсоветская экономика – Грузия (седьмое место). «Рейтинг не был палочкой-выручалочкой и никогда так не позиционировался, – отмечает Лежава. – Но он способствовал улучшению бизнес-климата. И был довольно эффективным».

Одна из причин популярности рейтинга, несмотря на все минусы, – политика. «Реформы – это очень тяжело политически, всегда идет серьезная борьба – с оппозицией, с профсоюзами, с коррупционерам, – добавляет Миклош. – Приходится использовать все возможные аргументы. Один из них – международные рейтинги».

Возможно ли возвращение?

Объявив о приостановке публикаци Doing Business, ВБ отметил, что собирается разработать новый подход для оценки бизнес-условий в мире. Возможно ли это после скандала Doing Business?

«Я не думаю, что это убило репутацию подобных рейтингов, – считает Миклош. – Манипуляция не была системной, и то, что ВБ провел независимое расследование, – хороший знак».

Ромер советовал новому президенту ВБ передать исследовательские проекты на аутсорсинг. «Дипломатия и наука не способны ужиться под одной крышей», – писал экономист.

Если банк выберет такой подход, Doing Business может возродиться, но уже под эгидой независимой аналитической организации, полагает Сологуб. «Многие международные индексы администрируются think-tank: Global Competitiveness Index, Index of Economic Freedom, – говорит Сологуб. – Это позволяет избежать конфликта интересов, который был у ВБ – он одновременно и оценивал страны, и помогал им проводить экономическую политику».

Рейтинги такого рода вряд ли могут быть абсолютно прозрачными, думает Миклош. Но их можно жестко привязывать к hard data – статистике и, как вариант, общественному мнению, добавляет он. «Например, можно проводить опросы бизнеса, который точно знает, как меняется регуляторная среда и инвестиционный климат», – говорит Миклош.

Остановить публикацию отчета – правильное решение, которое позволит скандалу сойти на нет, полагает Гончарук. «Думаю, через несколько лет мы об этом уже и не вспомним, – говорит он. – А ВБ сможет вернуться – уже с более сильным продуктом».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Топ-100 частных компаний | Лучшие города для бизнеса