Категория
Картина дня
Дата

«Какие-то чиновники забыли включить мозги». Заместитель гендиректора «АрселорМиттал Кривой Рог» Артем Филипьев о противостояние с прокуратурой

Артем Филипьев /Фото Александр Чекменев

Артем Филипьев Фото Александр Чекменев

Более 2,2 млрд грн на счетах крупнейшего в Украине меткомбината, «АрселорМиттал Кривой Рог», второй день остаются заблокированными в рамках уголовного дела об уклонении от налогов. У компании проблемы с выплатой зарплаты сотрудникам, счетами за газ и уголь. Чем ответит сталелитейный гигант на давление в Украине? Блиц-интервью с Артемом Филипьевым, заместителем генерального директора компании, отвечающего за правовые вопросы

Офис генпрокурора 5 января через Шевченковский суд Киева заблокировал свыше 2,2 млрд грн на счетах ПАО «АрселорМиттал Кривой Рог». Компанию обвиняют в занижении рентных платежей в 2015—2019 годах. 17 ноября Генпрокуротура и СБУ возбудили уголовное дело против одного из руководителей АМКР. Подозрение сообщили финансовому директору – главному бухгалтеру компании.

Рентные платежи — не единственный повод для конфронтации. В июле 2019‑го Владимир Зеленский устроил разнос руководству предприятия за недостаточное, по его мнению, внимание к вопросам экологии. Несколько дней спустя СБУ провела на предприятии обыск и завела уголовное дело по статье «экоцид». Владелец ArcelorMittal Лакшми Миттал дважды встречался с украинским президентом, чтобы урегулировать кризис. В итоге компания разморозила отложенные в 2016 году экологические проекты на $700 млн и пообещала после 2023 года дополнительно инвестировать $1 млрд в экологическую модернизацию украинских активов. Не помогло.

В течении последних двух лет СБУ провела на предприятии несколько обысков по делу об уклонении от уплаты налогов. В сентябре 2021 года экоинспекция выписала компании штраф на 450 млн грн за размещение отходов на не предназначенном для этого участке. АМКР оспоривает это решение в суде.

Чем ArcelorMittal ответит на вопросы от украинской власти? Forbes публикует сокращенную и отредактированную для ясности версию интервью с Артемом Филипьевым. 

В чем именно заключается спор?

Представим, что руда, которую мы добыли – это сорванный помидор. Мы платим ренту со стоимости помидора, а нам говорят: «ренту надо платить со стоимости томатного сока, так как томатный сок и помидор – это одно и тоже».

Мы платим ренту со стоимости добытой из карьера руды, которая прошла первичную переработку. Нам говорят, что мы должны платить ренту со стоимости концентрата – руды, которая прошла уже не первичную, а глубокую переработку и стала совершенно другой товарной продукцией. Содержание железа в руде в среднем 23%, а в концентрате – 68%. Дальше эта руда превращается в чугун. По такой логики, почему бы нам не платить ренту со стоимости чугуна? 

Почему вы считает претензии безосновательными? 

Во-первых, эти претензии не основываются на законе. Есть закон, в котором на наш взгляд достаточно четко определено, каким образом мы должны платить рентную плату. Мы ее платили именно таким образом.

С другой стороны, есть налоговый спор – налоговая может не соглашаться с тем, как мы платим налог. Это нормально, периодически это у всех случается. Мы не видим в этом проблемы. Кто прав – должен решить суд. 

Сейчас параллельно идет два процесса. Первое – административное, в рамках которого мы с налоговой пытаемся выяснить, как правильно платить ренту. Мы выиграли первую инстанции, налоговая подала апелляцию. 

Параллельно СБУ возбудило уголовное производство против компании, ее менеджмента и генеральная прокуратура пытается предпринимать какие-то действия, в том числе, арестовав наши счета. 

Уголовное преследование по уклонению от уплаты налогов должно начинаться тогда, когда есть согласованное налоговое обязательство. В нашей ситуации такого нет.

Даже если допустить, что мы в итоге проиграем суд, мы же все равно заплатим этот налог. О каком уклонении от уплаты налогов может идти речь? А если завтра суд скажет, что мы правильно платили ренту? Кто нам компенсирует то, что мы уже второй день «бегаем в мыле» и думаем, как нам заплатить людям зарплату? 

На каком основании арестованы счета? 

Они считают, что деньги на счетах являются доказательством в рамках уголовного дела. 

Это вообще не связано с административным процессом о доначислении ренты. Налоговая не может арестовать наши счета, так как у нас нет согласованного обязательства. 

Почему претензии касаются периода 2015-2019 годов?

Потому что во время плановой проверки налоговая проверила у нас именно этот период и за него доначислила. Формально, спор возник из-за этого. 

Если смотреть чуть глубже, то из украинских горнодобывающих компаний мы придерживались самого консервативного подхода, мы смотрели как будет развиваться судебная практика и дольше всех платили так, как это видела налоговая, но когда поняли, что на рынке сформировалась другая практика, мы изменили метод оплаты и стали платить так, как платит вся индустрия. 

Когда вы изменили подход к уплате налога? 

Если не ошибаюсь — в 2018 году. Суть в том, что мы платим так как платят все. Правильно или нет – это налоговый спор, который должен решаться в суде, а не путем давления на компанию и принуждения к изменению подхода к оплате. Это не правильно, не цивилизованно. 

Кто может быть заинтересован в давлении на компанию? Вам поступали неофициальные предложения «решить» этот вопрос? 

Нам недвусмысленно дают понять – заплатите эти деньги в бюджет и мы тогда от вас отстанем. Мы считаем, что это неправильный способ решать налоговые споры. 

Были ли у вас переговоры в Офисе президента, правительстве по поводу этого спора? 

Мы доносили нашу обеспокоенность на всех уровнях власти. Говорили, что это все неправильно, несправедливо. На что нам отвечали, что это независимое расследование, которое будет продолжаться. Конечно, и Офис президента, и правительство в нашей стране на правоохранительные органы не имеют влияют. Они же у нас якобы независимые. 

Мы эту позицию принимаем, считая, что это перегибы на местах — назовем это так. Возможно, правоохранительные органы недостаточно глубоко оценили реальную ситуацию. Возможно, присутствует желание отдельных чиновников продемонстрировать какую то мнимую эффективность. 

Конкретно в данной ситуации, я думаю, что какой-то чиновник или группа людей забыли включить мозги перед тем, как принять такие процессуальные решения. Забыли подумать о том, что арестовав счета они блокируют деятельность компании. 

Не думаю, что это какая-то злонамеренная акция, санкционированная высшей госвластью.

Как арест счетов скажется на операционной деятельности компании. Оценивали убытки?

Мы сделаем все, чтобы эта ситуация не сказалась на деятельности компании. Еще вчера, когда мы с этим столкнулись, для нас это было шоком. Мы не смогли заплатить за газ, за уголь, выплатить зарплату. Сейчас находим способы, как осуществлять постоянные платежи.

Вы планируете пересматривать свои инвестиционные планы? В частности в экологическую модернизацию производства?

У нас нет планов сворачивать инвестиции, тем более экологические. Мы верим в Украину, в необходимость инвестировать в страну. На данном этапе мы остаемся оптимистами. 

Безусловно, на общее настроение инвесторов это влияет. За инвестиции идет борьба. Когда мы просим у корпорации деньги на инвестиции, мы конкурируем с другими компаниями внутри группы. Такие события совсем не помогают нам выбивать себе инвестиции. Нигде в мире с «Арселором» такого не происходит. 

Связано ли это дело с делом об экоциде которое открыто против компании? На какой оно стадии?

Мы надеемся, что эти дела никак между собой не связаны. Тем более, то дело свелось к обвинениям отдельных сотрудников, что по санкции и по содержанию гораздо более легкое преступление. Дела переданы в суд, мы будем продолжать отстаивать невиновность наших сотрудников, так как считаем, что даже эти обвинения надуманные. 

По большому счету, дела об экоцид больше не существует. 

Как дальше будет развиваться ситуация? 

Мы намерены обжаловать процессуальные решения. Надеемся, что суды примут нашу позицию и как минимум обратят внимание на абсурдность ситуации и эти аресты будут отменены. Даже если счета останутся заблокированы, компания сделает все, чтобы это не отразилось негативно на ее операционной деятельности.

Обжаловать это решение мы планируем в ближайшие дни. Сейчас заканчивается подготовка.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Инвестгид на 2022-й год, Семёнов и его телеканалы, цифровая Украина | Рейтинг работодателей