Андрій Вадатурський /Артем Галкин для Forbes Ukraine
Категория
Компании
Дата

От довоенного «Нибулона» осталась треть. Андрей Вадатурский – о наследии отца, перестройке компании и инвестициях в Украину, несмотря на войну

Андрей Вадатурский Фото Артем Галкин для Forbes Ukraine

Гибель основателя агрохолдинга «Нибулон» Алексея Вадатурского, потеря львиной части активов, подрыв Каховской ГЭС и в 5-7 раз более дорогая логистика заставили гендиректора компании Андрея Вадатурского полностью перестроить одну из старейших компаний страны. Как «Нибулону» удается выдерживать кризис и продолжать инвестировать в украинскую экономику? Вадатурский рассказал об этом во время «Business Breakfast с Владимиром Федориным»

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Как война сменила «Нибулон»

Если смотреть на «Нибулон» образца декабря 2021 года – сейчас это совсем другая компания. Мы многое потеряли: зерно, землю. Наш основной офис в Николаеве, с которого начинался бизнес, сейчас не работает. Не работают отделения компании в Луганской, Харьковской, Херсонской и Запорожской областях.

Помимо потери активов из-за обстрелов и оккупации, продолжается экономическая война с РФ: перекрытие портов увеличило цены на логистику агропродукции в 5-7 раз, при этом цены на аграрку в мире опустились до двухлетнего минимума. Убытки «Нибулона» из-за войны только в 2022-м превысили $400 млн и привели к тому, что в компании работающими остались лишь 32% активов.

Мы собрали все доказательства и подсчитали свои потери, будем судиться и делать все, чтобы Россия компенсировала нанесенный ущерб.

Структура управления компанией полностью изменилась

Когда в дом родителей попала российская ракета и отец, возглавлявший компанию последние 30 лет, погиб, 4 августа 2022 года мне пришлось взять управление на себя. Несколько месяцев ушло на стабилизацию финансового состояния компании, и, наконец, его удалось достичь 12 апреля.

Я не боюсь делегировать полномочия, поэтому 17 октября мы зарегистрировали новый устав компании: создали совет директоров, комитеты по принятию решений, привязали заработную плату и бонусы сотрудников к определенным результатам. Мы – первая частная компания в Украине, которая ввела такую структуру в соответствии с новым законом. Наш наблюдательный совет представлен уже двумя людьми, сейчас ищем третью кандидатуру, в том числе среди иностранцев.

От довоенного «Нибулона» осталась треть. Андрей Вадатурский – о наследии отца, перестройке компании и инвестициях в Украину, несмотря на войну /Фото 1

Убытки «Нибулона» из-за войны только в 2022 году превысили $400 млн

О реструктуризации долгов и инвестициях

Для строительства и развития компании мы активно использовали кредитные средства – к началу войны привлекли $570 млн в 26 банках. Половину кредитного портфеля «Нибулона» уже удалось реструктуризировать на долгосрочных условиях. Пока договариваемся с остальными кредиторами. С частью договариваться сложно, но мы объясняем: нам нужно время, чтобы перегруппироваться. Мы не отказываемся от своих обязательств.

В 2022-м доход «Нибулона» упал почти в три раза – с 40 млрд грн до 15 млрд грн. Конечно, если ты работаешь три месяца в году, то каких результатов можно ожидать. Сейчас нам удалось выйти на среднемесячные обороты выручки в $70-80 млн. До конца года рассчитываем выйти на 30 млрд грн.

При всех проблемах мы продолжаем инвестировать в украинскую экономику. В этом году вложили около $30 млн – в развитие филиала «Бессарабский» в порту Измаил, работающего с 15 сентября 2022 года.

Риски переработки

«Нибулону» пришлось приостановить проект строительства мельницы в порту Измаил. К сожалению, пока не вижу перспективы с переработкой в Украине. Главная причина – военные риски.

После того как начались атаки на критическую инфраструктуру Украины, мы поняли, что это неправильное решение во время войны. Я не готов ни морально, ни финансово переживать потерю такого актива из-за прилета. 23 августа этого года нам пришлось ощутить такой опыт, когда россияне обстреляли наше предприятие в Измаиле.

Также среди причин: финансовые трудности, недостающие юридическая и законодательная базы для обеспечения, развитые конкуренты вокруг. Если вы увидите какие условия сегодня предлагают в Польше, Турции, Румынии, где, кстати, также работают украинцы, то увидите, что преимуществ в инвестировании в Украину сегодня не существует, а риски есть.

Во что же вкладывать? В диверсифицированные вещи, например, сельхозтехнику. Ты купишь 10-20 комбайнов и, например, один можешь потерять, но другой будет работать, в отличие от завода.

Как трансформируется судостроительная программа «Нибулона»

«Ниболон» первым начал вкладывать в навигацию по Днепру – это самый дешевый способ перевозки. Мы приобрели судоремонтный завод – и сейчас это единственный завод, который работает в Украине и способен построить флот. Но подрыв Каховской дамбы делает использование Днепра для логистики невозможным на 5-15 лет.

Вся концепция, над которой работали тысячи людей с миллионами инвестиций более 15 лет, сегодня не работает.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине