На рынке домашнего спорта бешеная конкуренция. Вот как воюют две крупнейшие компании iFIT и Peloton
Категория
Компании
Дата

На рынке домашнего спорта бешеная конкуренция. Вот как воюют две крупнейшие компании iFIT и Peloton

Фото IFIT HEALTH & FITNESS, Иллюстрация FORBES

Хотя компания нового миллиардера Скотта Воттерсона iFIT начала продавать спортивное оборудование для дома за 33 года до того, как этим начала заниматься компания Джона Фоули Peloton, ветерана быстро затмили. Но теперь оригинальный бренд домашних спортивных занятий запускает полномасштабную битву за потерянные территории в суде.

Утром 22 марта 2021 года команда из трех фитнес-тренеров при поддержке съемочной группы из 39 человек начала на рассвете подъем с базового лагеря горы Эверест на вершину Кала-Патхар. Она возвышается на 5643 м над уровнем моря и предлагает панорамный вид на самую высокую гору на Земле.

Подъем тренеров транслировался в прямом эфире более миллиону подписчиков iFIT по всему миру. Но они не просто наблюдали за подъемом, а занимались на беговых дорожках, велосипедах и эллиптических тренажерах с тачскрином от NordicTrack и ProForm. Фишка в том, что тренажеры автоматически меняли нагрузки в соответствии с изменением траектории пути тренеров.

Этот подъем стал предварительным просмотром серии виртуальных занятий, которые сняли в Непале. Она является частью все более широкой библиотеки интерактивных занятий, которые снимали в разных местностях – от Мауи и Большого каньона до горы Килиманджаро в Танзании и швейцарских Альп.

«Я был на Эвересте, когда происходила съемка, но не смог до конца пройти все занятия дома», – сказал в конце марта Скотт Воттерсон, 66-летний соучредитель и гендиректор iFIT, в интервью через Zoom со своего обшитого деревом кабинета в Логане, Юта. Он добавил шутя: «Семья посоветовала мне побольше таскать железа».

Когда пандемия закрыла тренажерные залы по всей стране в прошлом году, миллионы американцев взялись за велотренажеры, беговые дорожки и онлайн-занятия дома. Больше всего от таких изменений выиграла компания Peloton, которая сообщила о первой в своей истории чистой прибыли в 2020 году. Но не только 3 млн подписчиков потеют из-за 9-летнего стартапа: Воттерсон пытается догнать его еще с 2014-го, когда тот выпустил свой первый велотренажер.

Воттерсон в фитнес-индустрии еще с 1977 года, когда он со студенческим другом по Университету Юты Гэри Стивенсоном начали то, что позже стало компанией iFIT – производителем тренажеров NordicTrack и ProForm. Когда в конце 1980-х основатель Peloton Джон Фоули еще был подростком, iFIT стала пионером домашнего фитнеса со своими беговыми дорожками, которые присоединялись к видеомагнитофонам и автоматически меняли угол наклона в соответствии с записью на кассете.

Некогда крупнейший производитель спортивного оборудования в мире, iFIT вынужден был уступить этот титул гораздо младшему Peloton. После неподтвержденной встречи в 2013-м в офисе iFIT в Логане Peloton быстро превзошел старшего конкурента. Во время той встречи, по заявлению iFIT в иске 2016 года, Фоули попросил доступ к технологии велотренажера компании, но получил отказ.

Когда началась пандемия, популярный велотренажер от Peloton с тачскрином и собственные онлайн-занятия помогли молодой компании закрепиться на вершине. Ее почти $3 млрд доходов в прошлом году – первый полный год компании после превращения в публичную в сентябре 2019-го – вдвое превысили $1,5 млрд доходов iFIT.

iFIT сейчас планирует свою IPO, и это меньше чем через год после $200 млн инвестиций в октябре от L Catterton, фирмы частного капитала, которую поддерживает Бернар Арно. В этой сделке iFIT оценили в $7 млрд, а по оценкам Forbes, мажоритарная доля Воттерсона в iFIT стоит $3,2 млрд (Forbes использует 10% скидки к частным компаниям). Это более $2 млрд состояния Фоули, большая часть которого приходится на 6% доли в Peloton, включая опционы.

Основателю Peloton Джону Фоули пришла в голову идея домашнего велотренажера, когда его жене не удалось записаться на занятия в Soulcycle. /Фото Getty Images

Основателю Peloton Джону Фоули пришла в голову идея домашнего велотренажера, когда его жене не удалось записаться на занятия в Soulcycle. Фото Getty Images

Они не единственные, кто борется за лакомый кусок мирового рынка фитнес-занятий, спортивного оборудования и одежды, который оценивается в $244 млрд. Пять новичков, среди которых и Tempo, стартап производства фитнес-зеркала с искусственным интеллектом, и производитель силового тренажера Tonal, вместе собрали более $800 млн инвестиций с января 2020-го. А Lululemon купил производителя фитнес-приборов Mirror за $500 млн в прошлом июне.

Студия занятий на велотренажерах SoulCycle также заходит на рынок домашнего фитнеса, запустив собственный домашний велотренажер в октябре, а Apple теперь борется за зрителей и поклонников спорта после дебюта собственного сервиса Fitness+ в декабре.

А еще Beachbody, которая в 2020-м сообщила об росте количества подписчиков своей стриминговой фитнес-платформы на 53%, стала публичной из-за слияния с производителем велотренажеров Myx Fitness и бланочной компанией в июне; это сделало ее новой угрозой для Peloton и iFIT, а ее соучредителя Карла Дайклера – миллиардером.

Конечно, Воттерсон не собирается сдаваться без боя. iFIT продолжает выпускать новые продукты, среди которых и, собственно, фитнес-зеркало Vault, появившееся в январе. Компания выпускает 100 новых видеозанятий в месяц, а благодаря партнерскому соглашению с Planet Fitness, у которой теперь миноритарная доля в iFIT, библиотека видеоуроков выросла почти до 15 000 занятий, делает ее на 50% больше чем библиотека Peloton.

Также iFIT стала заниматься осознанностью (mindfulness), представив серию упражнений на осознанность и уроков йоги под названием iFIT Mind. Она продолжает расширять свой арсенал из более чем 400 патентов, недавно объявив о новом режиме занятий на тренажерах, по которому угол наклона и сопротивление меняются в соответствии с целевым ритмом сердцебиения.

Эти патенты за семью замками являются основой борьбы iFIT против Peloton: iFIT впервые подала в суд на Peloton в 2016-м за нарушение ее патента на фирменный велотренажер, заявив, что Фоули скопировал ее технологию. И хотя дело завершилось в 2017-м, юридическая битва разгорелась снова, когда Peloton подала в суд на iFIT в мае прошлого года. Сейчас между компаниями три открытых иска.

«Я люблю, чтобы ключи к моей двери были всегда у меня, и я не спешу слишком часто ими делиться», – говорит Воттерсон.

Воттерсон (справа) и iFIT пожертвовали один миллион масок Юте для защиты от эпидемии ковида в мае 2020-го. «Каждый день мы занимаемся тем, что помогаем людям оставаться здоровыми», – сказал он. ФIFIT HEALTH & FITNESS

Воттерсон (справа) и iFIT пожертвовали один миллион масок Юте для защиты от эпидемии ковида в мае 2020-го. «Каждый день мы занимаемся тем, что помогаем людям оставаться здоровыми», – сказал он. ФIFIT HEALTH & FITNESS

Скотт Воттерсон вырос в семье мормонов в маленьком университетском городке Логан, штат Юта. Он не покидал родной городок до 1977-го, когда ему исполнилось 22. Тогда он взял перерыв в учебе в Университете Юты, чтобы поехать в двухлетнюю миссию в Тайбэй распространять мормонскую веру. В том же году, заняв деньги у отца, он с однокурсником Гэри Стивенсоном начали компанию Weslo, которая продавала импортируемую из Азии мебель.

Вернувшись домой из Тайваня и получив диплом по основной специальности «Бизнес» и дополнительной «Китайский язык» в 1979-м, Воттерсон начал продавать печи на дровах, а позже также велотренажеры и беговые дорожки, производимые в основном в Тайване, под брендом ProForm.

Воттерсон и Стивенсон продали большую часть Weslo компании Weider Health and Fitness за неразглашенную сумму в 1989-м; по соглашению оба соучредители оставались миноритарными партнерами, а Воттерсон – гендиректором. Пять лет спустя фирма частного капитала Bain Capital – в то время под руководством Митта Ромни – покупает мажоритарную долю Weslo в Weider по соглашению о левериджовом выкупе на $370 млн.

Под руководством Bain компания быстро купила фитнес-бренды, такие как NordicTrack в 1999-м и Freemotion в 2000 году. В период между еще одной трехлетней миссией в Тайвань в 2004-м и выходом из компании соучредителя Стивенсона в 2008-м, который пошел служить членом Кворума семидесяти мормонской церкви, Воттерсон и Bain превратили компанию в крупнейшего в мире производителя спортивного оборудования.

В 2010-м Воттерсон использовал агрессивные меры для защиты драгоценного набора патентов компании. К тому времени известная как ICON Health & Fitness компания подала в суд на небольшого конкурента Octane, который продавал эллиптические тренажеры, за нарушение патента. Дело дошло до Верховного Суда в 2014-м, и судьи единогласно вынесли приговор в пользу Octane.

Согласно этому решению, ICON должна была заплатить более $1,6 млн судебных расходов. Кроме того, в связи с этим делом возник прецедент, по которому теперь легче заставить сторону, которая проиграла в бессмысленных исках за нарушение патента, оплатить юридические и судебные издержки за сторону-победительницу.

Пока ICON, которая теперь называется iFIT, занималась судебной волокитой, ее самая большая проблема только рождалась за тысячи километров от Логана в Нью-Йорке. В 2012-м Джон Фоули, который восемь лет руководил различными вебсайтами для медиа-конгломерата IAC, ушел с работы в Barnes & Noble, чтобы основать Peloton. В следующем году ему удалось собрать более $300 000 на Kickstarter, чтобы создать интерактивный велосипед с тачскрином, который транслирует занятия вживую или в записи.

Пока Peloton быстро развивался, Воттерсон выкупил у Bain мажоритарную часть своей компании в 2015-м и нанес ответный удар в 2017-м – выпустил спортивные уроки, которые снимали в разных уголках мира. (Peloton ответила собственной беговой дорожкой.)

И снова iFIT пытается выиграть войну через суд. Она подала иск на Peloton в 2016-м, заявив, что Фоули приехал в штаб-квартиру iFIT в Логане в июле 2013 года, чтобы встретиться с руководством и получить доступ к технологиям компании – на тот момент Peloton не продал ни одного велотренажера. iFIT отказала ему. iFIT утверждала, что Фоули в тот день и в дальнейшем проигнорировал ряд предупреждений об использовании патентов компании. Стороны пришли к соглашению в 2017-м, когда две компании подписали лицензионное соглашение на использование технологии велотренажера.

Затишье было недолгим. Peloton выпустила IPO, которое собрало $1,2 млрд в сентябре 2019-го – и это всего за несколько месяцев до того, как локдаун из-за ковида привел к росту продаж велотренажеров, беговых дорожек и подписок на занятия спортом онлайн. С марта 2020-го по март 2021-го акции Peloton выросли более чем 300%, что обеспечило Фоули место в списке миллиардеров от Forbes в 2021-м с собственными доходами в $1,5 млрд.

Бум на рынке домашнего фитнеса помог iFIT догнать головокружительный рост Peloton, но не общие продажи. Доходы iFIT выросли на 50% – с $1 млрд за первые девять месяцев 2020-го до $1,5 млрд за целый год – и почти догнали 56%-ный рост Peloton за тот же период.

«Во время пандемии люди бежали за всем, что связано со спортом дома, – говорит Симеон Сигел, старший аналитик в BMO Capital Markets. – Те, кто продает спортивное оборудование, за последний год продали все, что имели в запасе».

Зато Peloton переносит битву в суд: в мае 2020-го компания подала иск на iFIT, якобы та скопировала оригинальную опцию Peloton, по которой можно посмотреть рейтинг участников, прошедших урок. За пять месяцев уже iFIT подала в суд на Peloton за нарушение патента на технологию велотренажера, которая автоматически изменяет уровни сопротивления во время занятий. В феврале судья отказал iFIT в просьбе назначить предварительный судебный запрет, и дело все еще продолжается.

Но на этом юридическая драма не закончилась: два месяца спустя, в апреле, iFIT подала еще один иск на Peloton за нарушение патента, заявив, что та скопировала опцию, которая позволяет тренеру на расстоянии менять сопротивление и угол наклона тренажеров подопечных во время занятий .

«У нас несколько исков против Peloton, которые находятся на разной стадии рассмотрения. Мы являемся лидером инноваций в индустрии удаленного спорта, наша интеллектуальная собственность является ключевой для нашей компании, поэтому мы сделаем все возможное, чтобы ее защитить», – заявил представитель iFIT. Peloton не отреагировал на ряд просьб прокомментировать ситуацию.

Воттерсона все это не смущает, ведь он считает конкуренцию с Peloton преимуществом: «Когда они продолжают пользоваться нашими запатентованными инновациями, мы можем предсказать, в каком направлении они движутся».

На рынке домашнего спорта бешеная конкуренция – от противостояния между iFIT и Peloton до нашествия стартапов. И новый тренд меняет рынок: потребители все чаще отходят от модели «купить все в одном месте», а взамен сочетают тренажеры одной компании с занятиями от «чужих» платформ.

«У некоторых тренеров есть занятия на платформах компаний, но также и собственные на YouTube», – говорит Кэндис Мари из Нью-Йорка, консультантка по социальным медиа и владелец велотренажера от NordicTrack. Гидеон Аканде, инструктор по фитнесу из Чикаго, предлагает занятия на платформе iFIT и на личном канале в YouTube. Сигел из BMO добавляет: «Наступает время, когда потребитель будет диктовать, как он хочет заниматься, и ему может нравиться тренажер одной компании, а вот занятия – от другой».

Воттерсон все еще убежден, что iFIT может превзойти Peloton линейкой тренажеров и своим контентом. Этого, он считает, достаточно для того, чтобы клиенты продолжили покупать оборудование его компании и подписываться на платформу iFIT. А потенциально очень прибыльное IPO позже в этом году только поможет компании, которую он основал еще будучи студентом 44 года назад.

«Как инновационная компания, ты создаешь идею, а затем [конкурент] пытается придумать то же самое, но с другого ракурса, – говорит он. – Всегда приятно, когда люди хотят подражать твоим идеям, это льстит».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков