Воевать мы тоже умеем. Как Корбан хочет изменить "Цитрус" и что будет делать, если партнер не захочет “жить дружно” /Фото Promedia1622/Wikipedia
Категория
Компании
Дата

Воевать мы тоже умеем. Как Корбан хочет изменить "Цитрус" и что будет делать, если партнер не захочет “жить дружно”

Новый акционер Геннадий Корбан считает, что конфликт приведет к пагубным последствиям Фото Promedia1622/Wikipedia

Блиц-интервью с Геннадием Корбаном об амбициях построить крупного игрока на рынке гаджетов

Первого марта стало известно, что бизнесмен из Днепра Геннадий Корбан стал совладельцем «ЗТ-Инвест» — одного из юрлиц сети электроники “Цитрус”, которая владеет доменом и торговой маркой сети. Сейчас у «Цитруса» 66 магазинов в 16 городах. Свою долю 50% продал один из совладельцев компании Дмитрий Зинченко. Второй учредитель, Григорий Топал, как и раньше остался совладельцем. 

Основанная в Одессе 20 лет назад, сеть с весны 2020 года переживала корпоративный конфликт. Зинченко обвинил Топала в рейдерском захвате его доли, причиной которой стала, по его словам, жажда наживы. Как рассказывал Зинченко в интервью изданию “Гордон,” в августе 2020 года, партнер не захотел разделить с ним поручительство по кредитам на 500 млн грн, а также выплачивать ему зарплату за несколько месяцев за работу в должности СЕО сети. В июле Зинченко не пропустили на рабочее места в головном офисе компании. 

Точкой в корпоративном конфликте могла бы стать покупка доли в сети Корбаном. Однако в “Цитрусе” заявили, что Корбан скрытно приобрел 50% в «ЗТ-Инвест» и компания уже подала иск в суд о пересмотре законности покупки. Согласно заявлению, приобретение доли не дает возможности принимать решения на предприятии. 

По словам Корбана, Топалу о сделке было известно, тот сам выходил на связь и предлагал купить его долю. 

Репортер Forbes поговорил с Корбаном о том, зачем ему “Цитрус” и что он будет делать, если второй партнер не захочет «жить дружно».

Зачем и когда вы купили «Цитрус»?

Как инвестор, чтобы развивать компанию. Мы вели переговоры с лета с обоими партнерами. У них там что-то происходило какое-то время и они оба вышли с предложением купить компанию. Или часть компании. Все это время шли переговоры. И вот мы завершили сделку буквально на днях. 

Вы планируете выкупить и долю Топала, второго партнера?

Если ему будет неудобно, конечно выкупим. 

Вас не смущает наличие корпоративного конфликта и неструктурированность этого бизнеса?

Вот как раз неструктурированность смущает. А корпоративный конфликт — нет. Я не думаю, что разумные люди, бизнесмены должны доводить до такого состояния компанию, которая имеет положение на рынке, кредитуется и работает с большими публичными компаниями. Поэтому, естественно, корпоративный конфликт будет погашен.

А вот то, что компания плохо структурирована, это правда. Поэтому мы сейчас приняли решение о том, что мы переводим юридический адрес в город Днепр из Одессы. Потому что там куча компаний. Одна занимается арендой, другая — кредитами, третья — поставками внутренними, четвертая — поставками внешними, пятая — еще чем-то, шестая владеет торговыми марками. Бог знает что! 

И, естественно, мы будем спокойно структурировать компанию, когда переведем юрадрес. 

В чем суть корпоративного конфликта и почему он возник?

Мне это известно, конечно. Но мне некорректно об этом говорить. 

Какие ваши планы, кроме структурирования компании?

Мы будем расширять присутствие на рынке и строить большую онлайн платформу. 

А почему вы вдруг решили заняться этим бизнесом? У вас же никогда не было ритейла?

У меня есть ритейл. Мы торгуем медицинскими товарами. У нас огромная сеть. Есть партнер, который этим занимается. Опыт ритейла у нас есть. 

Вы именно к «Цитрусу» присматривались или смотрели и другие сети?

Да, смотрели сети. Просто у «Цитруса» не так много конкурентов в отрасли. По сути дела один-два. Единственный серьезный конкурент — компания “Алло”, кстати, тоже из Днепра. Будем бороться за долю на рынке. Плюс онлайн-торговля имеет большую перспективу в будущем. 

А можете назвать цену за которую купили?

Не могу, позже. Это рыночная цена. Это же было рыночное поглощение. Тут нет принудительного момента. Люди вышли с предложением. Поторговались. Да, безусловно, из-за того, что есть конфликт, компания страдает. Из-за того, что не структурирована, тоже. 

Плюс у компании огромный кредитный портфель, больше 200-300 миллионов гривен, с которым нужно разбираться. Потому что часть денег, в том числе кредитных средств, явно тратились не по назначению. 

Это как?

На какие -то нужды учредителей. 

Это типичная история для Украины…

Да, типичная. Но для этого деньги нужно выплачивать в виде дивидендов, а не каких-то завуалированных платежей. Уж если строить большую публичную компанию, ее нужно строить по всем правилам, по всем законам рынка. Если акционеры хотят извлечь прибыль, они должны ее извлекать из официальных дивидендов, а не в виде покупок или чего-то там.

А если второй акционер не будет согласен с вашими изменениями?

Вы задаете риторический вопрос. Я надеюсь, что акционеры, которые остались, являются здравомыслящими людьми. И будет пагубно для компании, для бизнеса, если они затеют какой-то конфликт. Мы договороспособные люди. Но воевать тоже умеем. 

Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков