Рик Коэн. /Michael Prince for Forbes
Категория
Компании
Дата

Повелитель роботов. Рик Коэн совершил революцию, которая помогает догонять супербыстрый Amazon. Что следует знать о его компании

Рик Коэн. Фото Michael Prince for Forbes

Заработав миллиарды на оптовой торговле, Рик Коэн ушел в стартап, который тайком создавал много лет. Его новая компания произвела революцию в складской логистике: роботов Symbotic используют розничные гиганты Walmart и Target

⚡️В останні дні весни даруємо 700 грн знижки на річну підписку на сайт Forbes. Діє з промокодом F700 до кінця місяця Оформлюйте зараз за цим посиланням

Рик Коэн, 69, ведет меня по промышленному зданию в пригороде Бостона, Уилмингтоне. Он показывает клеть высотой от пола до потолка, разделенную перегородками на множество ярусов. В джинсах хаки, голубой рубашке и темно-синем свитере Коэн щелкает выключателем. В клети приходят в движение роботы из стали и зеленого пластика. Ширина каждого – почти метр, вес – больше 100 кг. Машины под управлением искусственного интеллекта снуют со скоростью до 40 км/ч: забирают товары со склада и укладывают их на поддоны.

Это испытательная площадка компании C&S Wholesale Grocers. На одном из ее крупных складов свыше 400 таких автономных роботов (их может быть и больше тысячи) молниеносно перемещаются по 10 уровням узких проходов и выполняют по 30 операций в час. Масштабы поражают. «Мы называем это гигантским кубиком Рубика или тетрисом, – говорит Коэн. – То, что вы видите, – миниатюрная копия настоящего склада».

Коэн – не простой робототехник. Он владелец и председатель совета директоров C&S Wholesale Grocers, крупнейшего в США оптового дистрибьютора продовольственных товаров с выручкой $25 млрд. Бизнесмен живет в крошечном городке Кин в Нью-Гэмпшире, где расположена штаб-квартира C&S. Он не любит быть на виду и почти никогда не дает интервью. Хотя о Коэне мало кто слышал, он один из самых успешных бизнесменов США. Владелец C&S в третьем поколении, Коэн превратил эту компанию из регионального игрока в восьмую по величине частную корпорацию Америки.

Сейчас Коэн готов выйти из тени и представить новый проект – компанию по производству складских роботов Symbotic. Бизнесмен тайком создавал ее почти 15 лет. Коэн и его семья владеют 95% акций Symbotic, остальные принадлежат сотрудникам. Недавно фирма объявила о планах по выходу на биржу. Это произойдет благодаря сделке на сумму $5,5 млрд с компанией по специализированным слияниям и поглощениям (SPAC), финансируемой фондом венчурных инвестиций SoftBank. Решение вывести Symbotic на биржу созрело у Коэна через полгода после сделки с Walmart. Розничный гигант стал крупнейшим клиентом и миноритарным инвестором Symbotic в SPAC-сделке. Стартап внедрит роботизированные системы в 25 из 42 региональных логистических центров Walmart. Эта мегасделка, а также контракты с Target, Albertsons и принадлежащей Коэну C&S помогут Symbotic нарастить выручку в 2022-м примерно на 80% – до $430 млн. Портфель заказов Symbotic достигает минимум $5 млрд.

Историю о том, как Symbotic стал влиятельным игроком в быстрорастущей нише роботизации складов, еще никто не рассказывал. Она началась с того, что Коэн захотел автоматизировать склады для решения внутренних проблем C&S. Дистрибьюция продовольственных товаров – сложный и низкомаржинальный бизнес. Любое повышение эффективности или новая технология дают конкурентное преимущество. Но разработки Symbotic вышли далеко за рамки внутреннего проекта C&S. Выручка Symbotic в 2021 финансовом году не дотягивает до $250 млн: это всего 1% от суммы, заработанной за то же время C&S. Но компания стоит вдвое больше основного семейного бизнеса Коэна, подсчитал Forbes. На Symbotic приходится большая часть совокупного состояния бизнесмена и его жены Джен, которое Forbes оценивает в $6 млрд.

Ставка Коэна на Symbotic, скорее всего, принесет ему еще больше денег. Розничные сети страдают от нехватки рабочих рук и пытаются не отстать от Amazon, который в 2012-м купил компанию по производству складских роботов Kiva за $775 млн. Объем рынка автоматизации складов вырастет с $30 млрд в 2020 году до $70 млрд в 2025-м. «Рынок складской логистики измеряется триллионами долларов, – считает главный аналитик Interact Analysis Аш Шарма. – По мере развития электронной торговли его значение будет только расти».

Коэн основал Symbotic на собственные деньги и занял пост гендиректора в ноябре 2017-го. Сотни миллионов долларов и годы работы, потраченные на совершенствование технологии, окупятся сполна. Даже после выхода компании на биржу он сохранит за собой более 75% ее акций. SPAC-сделка принесет Symbotic $705 млн. Это развяжет Коэну руки при покупке других активов, в том числе небольших конкурентов.

«C&S превратилась в гиганта. Но теперь я понимаю, что она могла стать еще больше, сумей я привлечь больше капитала, – говорит Коэн. – Когда нужны деньги, их всегда не хватает. Поэтому, как только открывается возможность, зовите инвесторов».

Дед Коэна Израэль и его партнер Абрахам Зигель создали C&S Wholesale Grocers в 1918-м. Названная по первым буквам фамилий основателей, C&S начинала как типичный малый бизнес. Компания имела небольшой склад, доставлявший продукты в магазины по соседству. В 1921-м Коэн выкупил долю Зигеля, но оставил прежнее название. При отце Рика Лестере бизнес медленно, но верно рос. Лестер пришел в компанию в 1955-м и руководил ею два десятилетия.

Детство Коэна прошло на фирме, но он не собирался в ней работать. «Дед говорил, что я должен стать врачом», – вспоминает он. Биохимия в колледже при Пенсильванском университете давалась Коэну с трудом, и его лучший друг, который тогда учился в Уортоне, посоветовал ему уйти в бизнес. «Мне показалось, что это очень легко. Я решил, что у меня хорошо получится, – говорит Коэн. – На первом курсе я спросил отца, могу ли устроиться в семейную фирму. Тот пришел в восторг».

Я вижу не просто перемещение товара. Я понимаю, что должно было произойти пару минут назад, и знаю, почему этого не случилось

Рик Коэн

В 1974-м, когда Коэн пришел в C&S, фирма зарабатывала $50 млн в год. В 1990-м Коэн выкупил доли отца и старшего брата. Он расширил бизнес и укрепил его позиции благодаря приобретениям. «Долгие годы Коэн сильно рисковал. Мы вливали в развитие огромные деньги, использовали любую возможность для роста, а их открывалось множество, – рассказывает исполнительный директор C&S Боб Палмер, который работает с Коэном с 1986-го. – Мы могли нажить себе проблем – и финансовых, и операционных. Но он преуспел».

Коэн заключал сделки для C&S и одновременно вынашивал планы по повышению эффективности компании с помощью автоматизации. В таком низкомаржинальном бизнесе, как дистрибьюция продуктов, эффективность имеет огромное значение. Коэн провел на складах столько времени, что, по его словам, научился мгновенно понимать, что работает, а что нет. «Я так устроен: могу видеть происходящее в трех измерениях, во времени и пространстве, – говорит Коэн, который однажды сам собрал компьютер. – Я хожу по складу и вижу не просто перемещение товара. Я понимаю, что должно было произойти пару минут назад, и знаю, почему этого не случилось. Хорошо бы иметь дар устанавливать мир во всем мире, но у меня его нет. Мой дар – организовывать и упорядочивать работу, добиваться, чтобы она делалась в нужное время».

В 1989-м Коэн внедрил в C&S первую крупную технологическую инновацию – беспроводную систему управления складом. С ее помощью водители погрузчиков обменивались информацией с другими складскими работниками. По словам Коэна, в то время беспроводная система была революционным решением. «Производительность труда на складе сильно выросла. Это был огромный прорыв. Мне говорили: создай компанию по разработке программного обеспечения. Я отвечал: нет, система предназначена только для C&S. Это была моя огромная ошибка, – говорит Коэн, ссылаясь на успех компании Manhattan Associates, которая продает схожие технические решения. – Я пообещал себе: если откроется еще одна возможность, я ее не упущу».

Успех беспроводной системы заставил Коэна задуматься о следующем технологическом прорыве. «Я начал читать все об автоматизации», – говорит он.

В конце 1990-х C&S начала строительство первого автоматизированного склада в Йорке, Пенсильвания. Компания использовала готовые технические решения. Строительство здания площадью 130 000 кв. м растянулось на годы. Для системы автоматизации потребовался отдельный корпус. Хотя автоматика повысила эффективность работы склада, он получился настолько огромным и дорогим, что оказался нерентабельным. «Так я узнал, как не следует внедрять проекты автоматизации», – говорит Коэн.

Michael Prince for Forbes

Symbotic автоматизирует процессы, ранее невозможные без ручного труда. Фото Michael Prince for Forbes

В 2007-м Коэн познакомился с изобретателем-самоучкой Джоном Лертом. Сейчас Лерт руководит компанией Alert Innovation, которая разрабатывает роботов. Лерт работал над идеей автоматизации розничной торговли и искал деньги на ее воплощение. Он обратился к двум крупным дистрибьюторам продовольственных продуктов – C&S и Supervalu. Supervalu ему отказала, а C&S пригласила в Кин на встречу с руководителем отдела управления логистическими цепочками. «C&S перемещала множество ящиков, и ей было необходимо снизить затраты на эти операции», – говорит Лерт.

Коэн согласился инвестировать небольшую сумму в компанию Лерта, которая тогда называлась CasePick Systems. «Переговоры шли тяжело. Он – жесткий переговорщик, – говорит Лерт, который в 2009-м продал свою долю в CasePick Коэну и двумя годами позже ушел из компании. – Если хотите о чем-то договориться с Риком Коэном, знайте: он неуступчивый человек».

Поначалу дела у новой компании шли туго. Переименованная в Symbotic (симбиоз складской логистики и робототехники), компания столкнулась с техническими сложностями: она опробовала восемь вариантов конструкции складского робота. В Symbotic сменилось множество руководителей, в том числе четыре гендиректора. «Мы не раз спрашивали себя: может, лучше все бросить? Зафиксировать убытки и уйти?» – вспоминает Коэн.

В 2011-м Symbotic построил прототип роботизированной системы на складе C&S в Ньюбурге, штат Нью-Йорк. «Клиенты приходили посмотреть на склад и спрашивали: сможете сделать нам такой же?» – говорит Коэн.

Первый робот Symbotic напоминал деревянный поддон на колесах. Но компания постоянно дорабатывала автоматику и программное обеспечение. Роботы учились точнее перемещать товар и постепенно делали это все лучше. В 2011-м руководитель отдела закупок розничной сети Target, которой C&S поставляла замороженные продукты, приехал на экскурсию на склад в Ньюбурге и увидел раннюю версию системы.

В то время Target пытался решить, что делать с одним из своих крупных логистических центров в Калифорнии. Чтобы поддерживать рост продаж на западном побережье США, компания нуждалась в расширении площадей, но земельный участок не позволял пристраивать к существующему складу новые помещения. «Они осмотрели склад C&S и сказали: ваша система идеальна, – вспоминает Коэн. – Мы ответили: C&S создавала ее, чтобы экономить на рабочей силе». В Target отказались дать комментарий Forbes.

На роботизированных стеллажах Symbotic товар укладывается очень плотно, поэтому Target увеличил вместимость склада без расширения площадей. Типичный продуктовый склад вмещает 10 000–12 000 единиц товара. С помощью технологии Symbotic на двух третях его площади можно разместить до 300 000 единиц. Роботы компонуют товар на паллетах эффективнее и быстрее людей. Поэтому на доставку в магазин уходит меньше времени, сокращаются трудозатраты, снижается затоваренность.

В 2014-м Target стал первым внешним клиентом Symbotic. Через три года компания заключила контракт с сетью продуктовых магазинов Albertsons. Тогда же Коэн полетел в Арканзас поговорить с руководством Walmart. Он уже работал с этой розничной сетью: в 1990-х C&S поставляла продукты в ее супермаркеты. «В Walmart меня помнили, – говорит Коэн. – Мир тесен, особенно мир дистрибьюции продовольственных товаров. Тут все друг друга знают».

Walmart – гигант с выручкой $572 млрд. Symbotic нужно было доказать, что он может масштабироваться и удовлетворять потребности этой сети. В 2017-м Symbotic начал испытания в логистическом центре Walmart во Флориде. Дело двигалось медленно, возникла масса проблем, но Коэн продолжал работать. «Рик не любит проигрывать, – говорит Билл Бойд, директор по стратегии Symbotic и бывший юрист C&S. – Он не боится неудач и ошибок. Если он считает, что прав, то найдет выход».

В ноябре 2017-го Коэн ушел с поста гендиректора C&S и встал у руля Symbotic. «Я пришел в Symbotic, потому что верил: научившись на своих и чужих ошибках, я готов занять эту должность», – рассказывает Коэн. Он был убежден, что никто не сможет сделать эту работу лучше него. «Я всем повторяю: это моя пенсия, – говорит бизнесмен. – Вот чем я буду заниматься на пенсии».

Коэн начал анализировать, как повысить эффективность роботов. Он хотел, чтобы те научились распаковывать поступающие на склад паллеты с производительностью 1650 коробок в час по сравнению с 900 в декабре 2019-го. Повторяя «либо 1650, либо ничего», бизнесмен следил за роботами с секундомером. «Было очень сложно заставить их работать быстрее, – рассказывает Коэн. – Но, когда это получилось, все выглядело так, будто они всегда работали с такой скоростью». Примерно через год роботы впервые достигли нужной производительности на одном из складов Albertsons в пригороде Чикаго.

Летом 2020-го Коэн и директор Symbotic по информационным технологиям Джордж Драмалис провели неделю на складе Walmart во Флориде. Несмотря на утреннюю жару и высокую влажность, они по нескольку часов стояли в масках и наблюдали за тем, как роботы перемещают товар и упаковывают паллеты. Затем шли завтракать в Waffle House или McDonaldʼs и обсуждали улучшения. Коэн заметил, что в местах разгрузки ящиков роботы устраивают заторы, и Symbotic добавил для них дополнительные полосы движения.

В июле Walmart объявил, что установит систему Symbotic в 25 региональных центрах складской логистики. Первый этап сделки принесет Symbotic миллиарды долларов и, скорее всего, Walmart докупит еще больше роботизированных систем. «Скажу коротко: наступил переломный момент, – написал в своем блоге исполнительный вице-президент Walmart по логистическим цепочкам Джо Метцгер. – Эта уникальная технология, впервые реализованная в масштабах Walmart, произведет революцию. Она поможет еще быстрее доставлять товары на полки магазинов и сэкономит время нашим сотрудникам».

Когда нужны деньги, их всегда не хватает. Поэтому, как только открывается возможность, зовите инвесторов

Рик Коэн

Для Symbotic сделка с Walmart тоже стала переломным моментом. Она доказала, что разработанные компанией технологии кардинально меняют принципы работы складов. За Walmart пристально следят другие ритейлеры и перенимают его методы.

Сотрудничество с Walmart открыло Symbotic дорогу к SPAC-сделке. В августе один из топ-менеджеров инвестиционного подразделения SoftBank Викас Парекх узнал, что Symbotic ищет партнера для выхода на биржу. Он отправился во Флориду посмотреть на систему Symbotic в действии. «Выручка игроков рынка промышленной автоматизации, на котором у SoftBank большой опыт работы, очень стабильна», – рассказывает Парекх. После сделки со SPAC он войдет в совет директоров Symbotic. SoftBank инвестирует в компанию $200 млн.

Объем рынка складской робототехники огромен, эта ниша быстро растет. Конкуренция высока. Крупные компании вроде американской Honeywell и немецкой Dematic предлагают складам сортировочные конвейеры и программное обеспечение, а стартапы при поддержке венчурных инвесторов создают мобильных роботов и другие передовые решения. В июле Berkshire Grey, основанная бывшим директором iRobot по технологиям, вышла на биржу через SPAC-сделку. С тех пор ее акции упали более чем на 40%, капитализация держится на уровне $1,2 млрд. Стартап Locus Robotics, который разрабатывает автономных роботов для электронной торговли, в феврале провел очередной инвестиционный раунд. Рыночная оценка компании достигла $1 млрд, и через семь месяцев Locus снова привлек инвестиции. AutoStore вышел на IPO, ставшее в Норвегии самым крупным за последние два десятилетия. Капитализация компании достигла $15 млрд.

«Альтернативных технологий хватает. Думаю, на этом рынке не будет явного победителя», – полагает эксперт аналитической компании Interact Analysis Аш Шарма. Самый большой успех Symbotic – сделка с Walmart – несет для него и самый большой риск. Когда Amazon решил автоматизировать свои склады и поглотил компанию Kiva, бывшим клиентам Kiva пришлось искать других поставщиков. Они начали внедрять в своих логистических центрах конкурирующие технологии и развязали гонку вооружений. «Крупные ритейлеры видят, что Walmart очень тесно сотрудничает с Symbotic, – говорит Шарма. – Они могут решить, что связываться с ним опасно: компания может повторить судьбу Kiva». Другой риск – клиенты могут предпочесть более дешевые решения. Одна из таких альтернатив – мобильные роботы для обработки заказов в электронной торговле, хотя они и не столь эффективны в масштабе крупной розничной сети. «Мы считаем, что в нише мобильных роботов для электронной торговли отдача от инвестиций гораздо выше», – говорит гендиректор Locus Рик Фолк.

Стратегия роста Symbotic предусматривает выход на новые рынки вроде производства одежды и автозапчастей, международную экспансию и разработку новых продуктов. Компания прогнозирует рост годовой выручки более чем на 90% – до $832 млн в 2023-м финансовом году. В 2025-м она планирует взять планку $2 млрд. Валовая прибыль увеличится со $102 млн в этом году до $652 млн в 2025-м благодаря росту выручки от подписки на программное обеспечение для автоматизации.

Коэн уже работает над новой технологией. Существующая система Symbotic перемещает ящики с галантереей, молочными продуктами и продовольственными товарами. Специалисты Symbotic трудятся над роботами, способными выдерживать низкие температуры в морозильной камере. Это технически сложная задача: чтобы электроника работала на холоде (мороженое, например, хранится при температуре -20 градусов), требуются более совершенные компоненты – микросхемы военного класса и морозоустойчивые системы смазки для роботов и подъемников. Symbotic также работает над компактными роботами шириной около полуметра для перемещения не целых ящиков, а отдельных предметов вроде бутылок и банок. Это поможет Symbotic выйти на быстрорастущий рынок электронной торговли.

Деньги, полученные от новых инвесторов, не только ускорят исследования и разработки. Они дадут Коэну возможность поглощать небольшие фирмы. «Мы положили глаз на пару компаний, которые не смогли масштабировать бизнес и завершить работу над продуктами, – говорит Коэн. – Думаю, мы сможем прийти и сказать: давайте мы купим вашу фирму и будем ее развивать. Я хочу, чтобы у меня появилась возможность для поглощений».

Привлечение инвесторов – огромная перемена для человека, который два десятилетия руководил одной из крупнейших частных компаний Америки. «Я до смерти боюсь, – смеется Коэн. – Мы живем в маленьком городке. Не то чтобы мы были скрытными, просто не стремились к публичности. Теперь все изменится».

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине