Федір Дроздовський, співвласник і співзасновник /предоставлено пресс-службой
Категория
Инновации
Дата

«В 2022 году должны были выходить на IPO, нас оценивали в $800–900 млн». Стриминг Megogo потерял половину платных абонентов, а теперь планирует экспансию в 10–12 стран. Интервью соучредителя Федора Дроздовского

11 хв читання

Федор Дроздовский, совладелец и соучредитель Фото предоставлено пресс-службой

Как самый крупный ОТТ-сервис Украины Megogo прошел полтора года войны. Зачем компания планирует выход на американскую технологическую биржу Nasdaq. Как стриминг планирует открыть бизнес более чем в 10 странах за два-три года. Интервью соучредителя Megogo Федора Дроздовского

Як створити продукт, який полюблять клієнти? Отримайте цінні поради від співвласника monobank™ – Олега Гороховського. Купуйте квиток на Форум підприємців, який відбудеться 27 червня.

«Летом 2022 года мы должны были выходить на биржу Nasdaq», – говорит Федор Дроздовский, 36, соучредитель и совладелец компании Megogo. До полномасштабной войны этот OTT-сервис имел более 1,5 млн подписчиков в 15 странах. Планы выхода на IPO в 2022 году заменили попытки удержать бизнес – компания потеряла половину абонентов, доходы упали на 50%, закрыли сервис для России и Беларуси.

Проведя первые четыре месяца большой войны в падении, Megogo прикоснулся ко дну и начал восстанавливаться. Параллельно с рынка вышел крупнейший украинский конкурент – Ринат Ахметов закрыл свой OTT-сервис Oll.tv, который имел несколько сотен тысяч подписчиков. Существенно вырос спрос на украинский контент, совпавший с выходом в прокат отечественных кинохитов. Сразу после проката ленты появлялись и на Megogo.

На 2023 год у Megogo больше оптимизма. Уже пять месяцев сервис осваивает новый для себя рынок Польши. В планах – экспансия на 10–12 стран в ближайшие два-три года, подготовка к IPO и привлечение инвестраунда в несколько десятков миллионов долларов.

В интервью Forbes Дроздовский рассказал, откуда у Megogo такая уверенность в успешной экспансии, зачем ему дополнительные инвестиции и IPO и как Степан Черновецкий связан с сервисом.

Содержание

Интервью сокращено и отредактировано для ясности

Война и бизнес Megogo

Как Megogo прошел полтора года войны? Когда были оттоки клиентов и начались возвращения? Возможно, были необычные аномалии поведения ваших пользователей?

Начало полномасштабной войны было шоком и для нашей команды, и для пользователей. Мы сильно просели. Если говорить о Megogo глобальном (Украина и все другие рынки), то мы потеряли больше половины пользователей. На украинском рынке просадка была меньше. Для нас важный показатель – динамика прироста. С начала войны она почти обнулилась. Проседали примерно до мая 2022 года. Людей в стране становилось меньше, девальвация.

В июне отфиксировали дно – у нас был минимальный показатель клиентской базы. Она упала более чем на 20%. С июня увидели, что дальше никуда не падаем и начали постепенно расти.

Вы вернулись к довоенным темпам роста числа подписчиков?

Нет, не вернулись. Однако каждый месяц растем.

А до довоенного количества подписчиков?

До полномасштабной войны у нас количество подписчиков было значительно больше 1,5 млн. Это глобальный рынок плюс украинский. Общее количество уникальных пользователей (на Megogo есть и платная подписка, и бесплатный просмотр, – Forbes) было 55–65 млн ежемесячно.

Сейчас подписчиков ориентировочно 750 000, а общее количество уникальных – почти 16 млн.

Как Megogo закончил 2022 год с финансовой точки зрения?

Ревеню глобального Megogo упало на 50%, украинского – где-то на 20–25% (по данным сервиса мониторинга данных Опендатабот, ООО «Мегого» в 2022 году имело доход в 1,6 млрд грн, в 2021 – 1,4 млрд грн, – Forbes).

Украинская выручка Megogo в 2022 году – в пределах 1–1,5 млрд грн?

Нет, больше. Мы планируем идти в сторону IPO. Потому сейчас все эти данные готовим к публичности.

Планы Megogo на IPO

Расскажите о планах выхода на IPO.

Мы никогда не привлекали внешних инвесторов и фонды, а росли на собственные средства. В 2018 году мы уже достигли точки безубыточности. К IPO нужно готовиться два-три года, становиться прозрачным, получить заключение аудиторской компании без квалификации (не должно быть никаких замечаний). Поэтому мы начали готовиться к IPO с 2019–2020 года, в 2021-м уже имели всю отчетность. Мы почти сделали стандарт (PCAOB), который использует американская биржа. В Украине подобных специалистов нет. У нас был план, что к нам прилетает специалист из Индии (который работал с американской биржей) и будет проводить этот аудит. Это должно было быть в апреле 2022 года, и летом мы планировали выход на биржу.

На какую биржу?

На Nasdaq. Мы общались с андеррайтерами, со многими фондами, которые могли присоединиться к нам в момент листинга. Компания была готова на 95%. Дальше дело было только за рынком, а началась стагнация, все ждали мировую рецессию. Но в 2022 году ожидали возвращения рынка к фазе роста.

Хорошо, что не вышли. Попали бы в очень плохую конъюнктуру.

Если бы мы вышли, то капитализация была бы не в нашу пользу. Публично стоили бы очень-очень мало. Сейчас парадоксальная ситуация, что публичные компании оцениваются дешевле частных. Если не брать какие-нибудь хайповые темы типа искусственного интеллекта. Но если бы вышли, то компания имела бы ликвидность и доступ к капиталу, что очень ускорило бы динамику роста сегодня.

Зачем вам вообще IPO?

Мы международный сервис, у нас большая команда из более чем 700 сотрудников. Кстати, несмотря на просадку подписчиков и ревеню, мы ни одного сотрудника не сократили. Так вот, у нас ориентировочно 170 сотрудников занимаются собственной разработкой Megogo.

Во-первых, мы создали собственный продукт, который мы можем масштабировать в мир. То есть можно работать локально и добавлять новые услуги. Любой Digital Goods наша платформа способна переварить и продавать. Мы можем продавать не только кино или аудио, а что угодно – курсы на обучение, билеты и прочее.

Во-вторых, мы можем разворачивать эту платформу на другие страны, делать локализацию. Открыв Польшу, мы видим, что можем открыться в любой стране.

IPO – это доступ к значительно более дешевому капиталу, ликвидности, М&А и быстрому масштабированию.

Федор Дроздовский, совладелец и соучредитель Megogo /предоставлено пресс-службой

Федор Дроздовский, совладелец и соучредитель Megogo Фото предоставлено пресс-службой

Почему именно Nasdaq? Как инвесторы должны воспринять очередной стриминг из страны Восточной Европы. Почему не Варшава?

Это самая большая мировая биржа для всех технологических компаний мира. Поэтому все крупные институциональные инвесторы смотрят на компании, находящиеся на этой бирже. К ней есть уровень доверия со стороны американских фондов и международных компаний с точки зрения M&A. И мы планируем выходить в свет, становиться еще более международными. Окунаться в другие европейские страны, латиноамериканские страны. Мы сейчас анализируем весь мир и ищем, куда нам дальше.

Nasdaq даст большую рыночную капитализацию и траст, чем другая биржа.

Какова была оценка Megogo до войны?

Маркетировали на $800–900 млн (около $1 млрд). А дальше имело значение, когда компания выходит на биржу. Какие компании параллельно с вами выходят. Какие маркетинговые усилия. Это было видно хорошо в 2019 году, когда в момент выхода компании росли на 50%, 100%, 200%. Сейчас оценка значительно меньше, мы просели.

Не рассматривали ли привлечь частные инвестиции?

В процессе подготовки к IPO и изучения других стран для экспансии один из фондов, с которым мы общались по одному из рынков, предложил инвестиции. Мы отказывались от этого, но видим, что это может иметь смысл. До выхода на биржу есть план поднять раунд частных инвестиций и быстрее делать экспансию.

Это первое ваше привлечение?

Да. Мы сейчас формируем pitch deck и будем общаться со многими польскими и американскими фондами. Посмотрим, какая оценка на публичном рынке, какая – на частных рынках. Очень хотелось бы взять не только деньги, но и smart money.

О какой сумме идет речь?

Первый раунд – примерно $20–30 млн.

На что они нужны?

На экспансию. Маркетинговые бюджеты, приобретение прав, местные команды. Это гигиенический уровень для экспансии примерно на 10 рынков. На один рынок для старта полноценного функционирования Megogo примерно нужно $2 млн, а потом уже – в зависимости от объема рынка и темпов роста.

Экспансия Megogo на зарубежные рынки

Megogo работает на 14 рынках. Это в основном ваш операционный бизнес или франшизы?

Это наш весь операционный бизнес. В 2023 году была открыта Польша. Планируем еще две-три страны. В следующем – где-то пять. Мы хотим в ближайшие два-три года открыть 10–12 стран. В целом сервис доступен более чем в 150 странах мира, конечно, за исключением РФ и Беларуси.

Входить планируете в Центральную и Восточную Европу?

Мы отобрали 14 стран, погрузились в них. Отобрали из них еще девять, из них выбрали пять. Сейчас будем летать немного по миру. Это несколько континентов. Европа, Латинская Америка. Это первый шаг. Возможно, позже посмотрим на Азию – много стран с феноменальными темпами роста в нашем сегменте.

Из ваших 14 рынков больше всего ревеню приносит Украина, кто дальше?

Казахстан, далее, если объединить, это страны Балтии. В ревеню Megogo Украина занимает гораздо больше 50%. У нас есть план расти в Украине и развивать этот рынок. Но надеемся, что через три года новые рынки будут уже больше 50% в общем холдинге (Украина будет занимать менее 50%).

Как у вас произошло расставание с российским рынком? Там у вас была франшиза?

Да.

Что это значит в случае вашего бизнеса?

Мы продавали технологию, а операционная команда была там своя. Мы получали роялти. Расстались очень быстро – на первый или второй день написали письмо, отозвали лицензию и технически заблокировали возможность и доступ к платформе.

Беларусь операционно была ваша?

Да. Мы ее тоже закрыли.

Выход Megogo на польский рынок

Каковы результаты нескольких месяцев экспансии в Польше?

Польша – это красный-красный океан. Очень высококонкурентный рынок, и даже не с точки зрения международных игроков типа Netflix, Disney+. Там сильные местные игроки, такие как Polsat, TVP и другие. Но мы видим, как мы можем конкурировать. Пока прошло еще очень мало времени, чтобы проводить оценки. Увидим это в конце года. Пока начинаем маркетинговую активность.

Какую вы набили базу клиентов в Польше за пять месяцев?

Это более 20 000 подписчиков в польских и украинских подписках, но это более органический рост. Эти показатели примерно в пределах наших ожиданий. На прошлой неделе запустили первую рекламную кампанию в Польше, работаем по партнерским ко-промо проектам и над расширением предложения.

С чем столкнулись на польском рынке? Какие особенности?

Он несколько иной. Рынок Польши формировался довольно давно, и он уже разделен между нынешними игроками. Люди привыкли платить за контент и имеют несколько подписок одновременно. TVoD контент не собран в одном месте, спорт также фрагментирован.

Учитывая, что местные игроки заходили на диджитал-рынок из классических ТВ-медиакомпаний, нам кажется, что у нашего ІТ-продукта есть определенные технологические преимущества.

Посредством инновационных подходов в маркетинге и нашего IT-решения мы должны понравиться определенной части польской аудитории.

Но нужно больше времени, чтобы делать выводы – «летит» или нет. Еще предстоит отработать вопросы с каналами продвижения, с ритейл-сетями, правообладателями. Уже начали активно включать маркетинг, с сентября усилимся. Увидим.

Польский рынок очень большой – около 10 млн домохозяйств, платящих за стриминги.

Где смотреть фильмы в Польше: Netflix и другие

Топ-5 стриминговых сервисов Польши

Как вы изучали рынок Польши – заказывали исследование?

Мы делали собственное исследование. Все исследовательские компании берут информацию из открытых источников. А ничто так не открывает глаза, как собственное общение со всеми игроками на рынке, с командой, имеющей на этом рынке опыт. Мы с партнером приезжали в Польшу, проводили множество встреч.

Можете назвать два-три факта, которые подтолкнули вас к тому, что нужно идти в Польшу?

Первое – это очень большой рынок pay tv, на котором люди уже привыкли платить за телевидение. Второе – у нас уже была отлажена IT-инфраструктура, еще до начала полномасштабного вторжения. Третье – много украинцев и дружба Украины с Польшей, мы получали множество запросов от украинцев там. Думаю, что в ближайшие 7–10 лет мы будем иметь там тесную коллаборацию во многих сферах.

Каков рынок стримингов в Украине

Параллельно с полномасштабной войной на фронте происходит кибервойна. Множество российских кибератак на украинскую инфраструктуру. Megogo также является критически важным сервисом – вы транслируете украинские телеканалы. Помним ситуации со взломом Oll.tv. Вы как-то усилили киберзащиту, возможно, перенесли серверы за границу?

У нас есть серверы в Украине, есть и в других странах. Украинский трафик обрабатывается на местных серверах. Есть большое количество кибератак, но мы на этом рынке уже более 10 лет и сталкивались с кибератаками раньше, ежегодно совершенствуем киберзащиту.

Кстати, а как закрытие Oll.tv Рината Ахметова повлияло на ваш бизнес? Вы увидели приток подписчиков?

Драматически – нет. Конечно, кто-то прибавился. Но была культура потребления двух-трех сервисов одновременно.

Какая структура ревеню Megogo на украинском рынке по типам услуг?

Есть подписка, есть транзакционная модель или поштучные приобретения контента и реклама. Подписка – наш основной продукт. Он больше, чем любой другой ревеню стрим. Это наш ключевой продукт, на который мы ставим ставку.

Кто ваши ближайшие конкуренты в Украине?

Киевстар ТВ, Sweet TV.

Вы делали аналитику по Netflix, какое количество подписчиков в Украине?

Мы делали аналитику, но есть данные непубличные от исследователей. У Netflix в Украине значительно меньше, чем у нас, подписка. Но мы немного разные продукты. Потому люди подписываются и на нас, и на них.

Стриминг-сервис Megogo

Стриминг-сервис Megogo

Вы считаете Netflix своим конкурентом?

Украинский рынок только развивается. Страна еще в начале перехода с кабеля и спутника в digital. Поэтому OTT-сервисы с контентом собственного производства наоборот могут помочь рынку развиваться. Также мы имеем совершенно разный контент.

Какое количество подписчиков OTT-сервисов в Украине?

Свежую аналитику на самом деле все ожидают. До войны рынок был более 2 млн. Расти есть куда. Я думаю, в течение трех-пяти лет мы достигнем 5–7 млн. Очень сильно влияет война.

В 2023 году количество просмотров украинского контента на Megogo выросло в 3,3 раза. Украинские фильмы сразу же после кинопроката появляются на вашем сервисе. Как построено это сотрудничество?

В кинотеатрах идет прокат две-три недели в зависимости от сборов. После этого кино попадает на digital-сервисы в транзакционную модель (TVoD). И они продаются поштучно два-три месяца. Каждый сервис с правообладателями разделяет доход. Это по примерно схожему принципу, как в прокате: кинотеатры получают 50% с проданных билетов, другую половину делят дистрибьюторы на студии.

Затем фильм переходит в библиотеку, в платную подписку. Здесь можно договориться на разделение дохода, можно на какую-то минимальную гарантию плюс разделение дохода по достижении определенных показателей или договориться приобрести права в твердый счет без разделения.

Megogo кто-то предлагал купить?

Да, такие предложения периодически возникают. Кто именно, сказать не могу, под NDA.

Это украинские инвесторы, зарубежные, россияне?

Международные группы. Стратеги. Мы ведь сервис, имеющий экспертизу, инфраструктуру для того, чтобы масштабировать в мире в любой стране и продавать любые диджитал-товары. Имеющие экспертизу, строящие экосистему или имеющие абонентскую базу с другими релевантными продуктами, например, маркетплейсы, необанки, телекоммуникационные и медиакомпании – для них бизнес Megogo понятен.

Как сейчас Степан Черновецкий связан с Megogo? Какая у него доля компании, если он является ее владельцем или инвестором?

Степан является инвестором нашего проекта. Информацию о долях инвестиций мы пока не разглашаем. (С 2020 года Forbes Ukraine считает Megogo как актив Степана Черновецкого, эту информацию изданию подтверждали два украинских венчурных инвестора и три топа компаний-конкурентов. Megogo не комментировал связь компании с Черновецким. Пресс-служба мультимиллионера в 2021 году по запросу Forbes относительно связи с Megogo ответила, что «Степан Черновецкий связан с проектом Megogo в целом как очень лояльный пользователь». Недавно на сайте Megogo в разделе «Структура собственности» появился документ, в котором говорится, что Степан Черновецкий является конечным бенефициаром ООО «Мегого», – Forbes).

Степан Черновецкий, совладелец Megogo /Артем Галкин

Степан Черновецкий, совладелец Megogo Фото Артем Галкин

Какой компанией Megogo будет через пять лет?

Через пять лет Megogo – это международная компания в 20–30 странах мира с PayTV следующего поколения. Мы диджитализируем старые методы использования телевидения. Добавляем новое, персонализацию, удобство пользования и несколько интересных ноу-хау, о которых сейчас еще не могу рассказать.

Собственное производство контента в этом плане есть?

Не доминирующее. Мы делаем большие ставки именно на технологию и персонализацию.

Технологическая, а не контентная компания.

Да.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Передзамовлення нового номеру Forbes Ukraine. Купуйте зараз за 209 грн замість 279 грн

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине