Анабель Діаз Кальдерон, віцепрезидентка, регіональна менеджерка Uber у Європі, Близькому Сході та Африці
Категория
Инновации
Дата

От бизнеса до благотворительности. Как война сменила работу Uber в Украине. Интервью с вице-президентом Uber Анабель Диаз Кальдерон

Анабель Диаз Кальдерон, вице-президент, региональный менеджер Uber в Европе, Ближнем Востоке и Африке

Глобальный сервис райдхейлинга Uber по капитализации в $58 млрд после паузы в начале вторжения продолжил работу в Украине. Заказать поездки можно в 18 городах против девяти в начале года. Компания работает в Украине в убыток и готова продолжить инвестирование. О перестройке работы команды, гуманитарных инициативах и инвестициях в рынок Forbes поговорил с вице-президентом, региональным менеджером Uber в Европе, Ближнем Востоке и Африке Анабель Диаз Кальдерон.

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о том, как Киевстар и Vodafone пострадали от войны

Международный гигант райдхейлинга Uber единственный из крупных игроков в Украине временно приостановил работу с началом широкомасштабного вторжения. Пауза понадобилась, чтобы оценить ситуацию и начать перестройку процессов.

Интервью с Анабель Диаз Кальдерон, управляющей бизнесом компании на 41 рынке, состоялось утром 10 октября под звуки ракетных ударов по Киеву. Перед этим она как раз созванивалась с украинской командой, чтобы быть в курсе ситуации. К локальной команде в первый месяц большой войны подключились специалисты из Сан-Франциско и Амстердама. Они сфокусированы на поддержке работы в Украине во время войны и постоянно анализируют текущую ситуацию. Это помогает справляться с событиями вроде происходящих сегодня», – говорит Диаз Кальдерон.

Forbes публикует сокращенную и отредактированную для ясности версию разговора.

Какое место Украина занимает в текущем бизнесе Uber?

Мы много инвестируем в рынок и поддержку людей. Украина была для нас важным рынком до войны, и мы планируем продолжать сюда инвестировать.

Теперь фокус на том, как мы можем поддержать сообщества своими решениями по доставке и мобильности.

Сколько инвестировала компания в поддержку работы и гуманитарные инициативы с начала широкомасштабной войны?

Сначала мы приостановили работу приблизительно на неделю, чтобы оценить ситуацию с безопасностью на платформе для водителей, пассажиров и наших работников. Впоследствии работу стали восстанавливать и запускать новые города. До войны мы работали в девяти городах, а с марта запустили 12 новых. В настоящее время Uber работает в 18 городах.

Что касается поддержки гуманитарных инициатив, мы помогли украинцам с бесплатными поездками по стране и до границы. Отдельно ими также пользовались врачи, доноры крови и другие работники критической инфраструктуры. По состоянию на сентябрь количество поездок, состоявшихся на средства компании, достигло 600 000.

Uber также стал партнером Всемирной продовольственной программы ООН. Вместе мы разработали решение на основе нашей платформы, чтобы развозить еду, лекарства и другие гуманитарные грузы для украинцев на более чем сотню километров от логистических центров. Пока доставили 100 000 т грузов, но эта цифра постоянно растет.

Мы собрали около $3 млн пожертвований через кнопки Uber Donate и Uber4Ukraine в приложении. Еще $2 млн собственных средств к ним добавила компания. Их передали ряду гуманитарных организаций.

Одна из последних инициатив – программа Uber Restore. С нами связался Госдепартамент США и их партнерские организации. Они попросили помочь специалистам научно-исследовательского реставрационного центра при Минкульте, занимающимся сохранением культурного наследия. Мы помогли с поездками более чем в 100 локаций по всей Украине.

Звучит так, что Uber переключился с бизнеса на гуманитарные инициативы. Имеет ли компания выручку в Украине?

Прежде всего мы остаемся бизнесом. Однако в такое время у бизнеса есть дополнительная ответственность. Мы стараемся максимально помочь там, где можем сделать это эффективно.

Мы работаем в Украине в убыток. Мы пошли на это сознательно, чтобы помочь сообществу. Планируем вернуться к обычному ведению дел и возобновить бизнес, как только война закончится. В настоящее время основным приоритетом является поддержка Украины. Для этого мы делаем значительные инвестиции.

Вы не могли бы назвать цифру «значительных инвестиций»?

Конкретные цифры по инвестициям по рынкам мы не предоставляем. В Украине мы постоянно инвестируем и работаем в убыток.

Была ли компания прибыльной в прошлом году?

К сожалению, мы не предоставляем такую информацию по странам. Уровень инвестиций значительно вырос во время войны.

Какое место занимает Украина в регионе EMEA, за который вы отвечаете?

До войны Uber работал в девяти городах. На платформе было около 400 000 активных месячных пользователей и более 30 000 водителей. Во время COVID, когда другие рынки региона сократились, Украина показала рост почти на 70%. Это для нас огромный потенциал.

До интервью у вас был звонок с украинской командой. Можете рассказать, как построен менеджмент Uber в Украине?

Когда началась война, мы фактически создали новую управленческую структуру. Она состоит из:

  • локальной команды по поддержке бизнеса в Украине;
  • операционной команды региона в Амстердаме;
  • глобальной команды, в том числе инженеров в Сан-Франциско.

Конечно, мы не можем предсказать будущее. Поэтому есть гибкая структура, которая быстро реагирует на ситуацию. Эта интегрированная команда, включающая специалистов по безопасности, инженеров, людей, мониторящих работу маркетплейса, встречаются каждый день. Они сосредоточены на поддержке работы в Украине во время войны и постоянно анализируют текущую ситуацию. Это помогает справляться с событиями вроде происходящих сегодня (интервью проходило утром 10 октября во время массированных обстрелов украинских городов. – Forbes). Мы также оцениваем различные возможности поддержки локального сообщества.

Как вы распределяете свое время между рынками, за которые отвечаете?

Я отвечаю за 41 рынок в регионе EMEA. В течение трех-четырех месяцев с начала войны я посвящала проектам в Украине два-три часа в день, чтобы построить рабочую структуру, осведомленность внутри компании и сфокусироваться на наиболее эффективных проектах. Поначалу сложно было всем.

Последние три месяца ситуация стала более «стабильной», а процессы отработали. Я присоединяюсь к звонкам раз в несколько дней. Если вдруг ситуация усугубится и нужно будет переоценить то, что мы делаем, я снова включусь.

Когда Украина победит, вы планируете больше инвестировать в рынок?

Пока война идет, работаем так, как я описала. Если есть возможность эффективно помочь, мы ее оцениваем и делаем.

Когда война закончится, рассмотрим, как, поддерживая сообщество водителей, вернуться к нормальной работе бизнеса.

Uber зашел на украинский рынок в 2016-м, много инвестировал и стал лидером. Однако последние пару лет компания теряет позиции, уступая конкурентам – Uklon и Bolt. Что вы планируете делать с этим?

Украина действительно очень конкурентный рынок. У нас есть два больших и активных конкурента – Bolt и Uklon. Однако мы никогда не собирались покинуть Украину. Что мы делали, так это оптимизировали свои инвестиции в рынок.

Следует сказать, что с точки зрения легального поля Украина единственная в Восточной Европе, не регулирующая работу онлайн-платформ. Это направление, в котором мы были бы рады прогрессу. Определить четкие правила игры для всех – помочь развитию рынка. К примеру, ввести упрощенный налоговый режим для самозанятых работников. В нестабильные времена людям особенно нужны гибкие и легкие решения.

Регулирование рынка в Украине еще предстоит развивать. Но подчеркну, что в течение этого процесса мы намерены продолжать работу в Украине и развивать здесь бизнес.

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине