Категория
Картина дня
Дата

Судьба войны решится в течение двух месяцев. Как россияне пытаются адаптироваться к HIMARS и когда будет контрнаступление ВСУ

Солдаты полка "Азов" проходят по полю для тактических учений 28 июня 2022 года в Харьковской области. Полк «Азов» основан в 2014 году для борьбы с российскими силами на Донбассе, а позже вошел в состав Нацгвардии /Фото Getty Images

Солдаты полка "Азов" проходят по полю для тактических учений 28 июня 2022 года в Харьковской области. Полк «Азов» основан в 2014 году для борьбы с российскими силами на Донбассе, а позже вошел в состав Нацгвардии Фото Getty Images

HIMARS сменили правила игры на фронте. В ВСУ есть несколько недель «затишья» артиллерии врага, для того чтобы максимально усложнить его положение и пойти в контрнаступление на Херсонщине, под Харьковом и Запорожьем.

18 июля Валерий Залужный в разговоре с начальником штабов США Марком Милли сообщил, что Украине удалось стабилизировать фронт. Это первое официальное сообщение об изменении динамики войны и, очевидно, переходе к следующей фазе.

Предыдущие два месяца Россия постоянно атаковала. После очевидного провала в первой фазе войны на большинстве направлений армия РФ начала получать первые успехи за счет огневого превосходства, в первую очередь артиллерии.

Военные аналитики отмечали, что такой темп атак военное формирование россиян не сможет держать долго и, скорее всего, к середине лета наступление остановится. Похоже, прогнозы сейчас подтверждаются.

По данным британской разведки, Россия стала ощущать острую нехватку кадрового состава. И, скорее всего, перед российским командованием стоит выбор: усиливать войска на востоке для продолжения наступления или укреплять юг для удержания Херсона.

В свою очередь, ВСУ в мае – июне были сосредоточены на минимизации продвижения войск врага. Амбиции России постепенно снижались по масштабам глобального наступления от Харькова до Запорожья и Николаева до сосредоточения ударной группировки на участке в несколько десятков километров вокруг Лисичанска, Северодонецка.

При этом крупная группировка войск РФ вокруг Изюма, которая оценивалась в 25 и более батальонных тактических групп (ориентировочно 20–30 тысяч солдат) и от которой ожидали основных наступательных действий, за два месяца достигла лишь локального продвижения в направлении Лимана и Довгенького.

Сейчас Россия сосредотачивает свои силы в направлении Славянска. Институт изучения войны (ISW) также называет возможной целью россиян захват всей Харьковской области и Харькова, но такие планы скорее следует относить к серии угроз захвата Запорожья и Николаева, которыми изобиловали российские СМИ в мае – июне.

Первые дальнобойные системы, получаемые Украиной, резко изменили ситуацию на фронте. И это не только HIMARS, но и гаубицы М777 с GPS, позволяющие стрелять высокоточным снарядом Excalibur на расстояние до 40 км, а также немецкие установки Panzerhaubitze 2000 с дальностью до 65 км и возможностью использовать снаряды SMArt с системой «самонаведения» на цель.  

Несмотря на то, что западное оружие попадает в Украину ограниченными партиями, его технические характеристики резко меняют правила игры. Россия не успевает адаптироваться к новым условиям.

Российские военные легкомысленно относились к безопасности на расстоянии более 40–50 км от линии фронта, зная, что у Украины не было оружия, способного эффективно поражать цели на такой глубине. К тому же большинство складов и пунктов управления россияне обустраивали в черте города, из-за чего попытки их уничтожения со стороны ВСУ советскими невысокоточными системами («Точка-У» или БМ-30 «Смерч») подвергали высокому риску гражданское население.

В то же время российская пропаганда успокаивала своих военных, что якобы ракеты HIMARS – легкая цель для российских ПВО и вообще ничего особенного в американских MLRS нет. Но оказалось, что Россия снова переоценила возможности своего оружия и недооценила западные возможности.

Однако вопрос не только в технических характеристиках западных систем, но и в тактике использования. Высокомобильные системы HIMARS каждый раз наносят удар с новой позиции. Также перед атакой ВСУ могут использовать более дешевые советские системы, отвлекающие на себя внимание российских ПВО. И уже потом происходит удар высокоточным оружием. К каждому оружию впридачу нужно еще иметь ум и немного фантазии.

Даже после появления HIMARS в Украине Россия все еще пыталась заверить, что американские MLRS не так уж уникальны. В сети есть множество картинок сравнения систем HIMARS М142 с РСЗО «Смерч» и «Торнадо-С» (российская модернизация советской системы БМ-30 «Смерч»). Но такие сравнения обычно строятся не на ключевых факторах точности и эффективности, а на второстепенных (дальности, калибре и массе заряда).

В реальности снаряды «Торнадо-С» почему-то находят среди поля, «Смерчами» россияне в основном обстреливают жилые дома, а HIMARS попадают точно по вражеским складам.

Как Россия попытается адаптироваться к новым условиям

У России есть два пути, как защитить свои склады и командные пункты. Или их нужно рассредоточивать и значительно усложнять логистику. Это вряд ли можно сделать быстро, сохранив темпы поставок на фронт. Нужно больше грузовиков, больше складов, больше людей, более длинные и более сложные маршруты. Да и сама логика русской армии предполагает централизованную модель. Логистика большого количества маленьких и средних складов слишком сложна для централизованного управления и предполагает передачу свободы действий на места.

Второй вариант: нужно отводить основные склады и командные пункты за пределы досягаемости американских MLRS. Но это удваивает длину маршрутов поставок на фронт и значительно усложняет оперативное управление войсками. Опять же нужно вдвое больше грузовиков и больше людей.

Любой вариант в первую очередь ударит по артиллерии. Поддерживать темпы поставок с ежедневным отстрелом 40 000–50 000 снарядов в таких условиях очень сложно. По крайней мере на определенный период, пока Россия будет перестраивать свои логистические маршруты.

Таким образом, у ВСУ есть несколько недель, возможно, месяц условного затишья артиллерии врага, для того чтобы максимально усложнить его положение.

Пока Россия постепенно отводит свои склады на большее расстояние, Украина пытается договориться о поставках ракет большей дальности MLRS. Речь идет о баллистических ракетах ATACMS калибром 610 мм. Их дальность в зависимости от модификации составляет от 140 до 300 км.

При этом Украине не нужны дополнительные усилия для использования нового оружия. Блок ATACMS с одной ракетой калибра 610 мм устанавливается вместо блока с шестью ракетами GMLRS калибра 227 мм, которые сейчас используются в украинских HIMARS и М270.

В случае их поставки отвести склады боеприпасов за пределы действия MLRS будет почти невозможно. России придется значительно сокращать расходы снарядов. И можно даже отказываться от определенных направлений, чтобы сократить линию фронта.

Но пока США колеблется, не станет ли поставка столь дальнобойных систем поводом для «эскалации ситуации». Бывший командующий армией США в Европе генерал Бен Годжес называет это сомнения необоснованным. Ведь в начале войны США так же колебались, не приведут ли к эскалации поставки ПЗРК Stinger. Затем то же было с гаубицами М777, а затем и с HIMARS. Ни разу эскалации не было.

«Россия не реагировала ни на какое новое оборудование. Они не реагируют, потому что не могут», – говорит генерал Годжес.

Контрнаступление ВСУ

Во время последнего саммита НАТО Джо Байден заявил, что коалиция «Рамштайн» пообещала предоставить Украине 600 танков. Позже уточнили, что эти цифры охватывают уже поставленные вооружения.

Тем не менее сейчас известно о передаче Украине только около 300 танков от Польши и Чехии (советские Т-72). То есть Украина должна получить еще около 300 танков.

Позже появилась информация о том, что Польша может передать 232 танка РТ-91 (по другим данным, до 290 танков). РТ-91 – польская модернизация Т-72. Взамен Варшава должна получить танки Abrams. Позже стало известно, что польская сторона уже получила первые 28 танков Abrams от США.

Пока поставка польских танков РТ-91 официально не подтверждается, но если она состоится, Украина получит существенное усиление ударной группировки. К тому же, в отличие от предыдущих поставок польских танков, РТ-91 модернизированы и готовы к выполнению боевых задач.

Кроме того, в июле Украина получила предварительно анонсированные 268 американских БМП М113 от США, Дании и Португалии.

Для начала контрнаступления Украине нужно получить всю запланированную бронетехнику и упорядочить свои силы. Скорее всего, контрнаступление состоится в августе.

Но это время важно для подготовки благоприятных условий на фронте. Армия врага должна почувствовать нехватку боеприпасов и существенное ограничение возможностей для оперативного реагирования на действия ВСУ.

Также есть вопросы относительно военной помощи США: около $20 млрд из общей суммы в $40 млрд. Эти средства должны быть использованы до конца бюджетного года в США, то есть до конца сентября. Но к середине июля объявленная сумма военных поставок Вашингтона составляет лишь $7,3 млрд. То есть большая часть запланированной военной помощи должна поступить в ближайшие месяц-полтора.

Варианты контрнаступления

В отличие от украинских позиций, которые после отступления из Лисичанска имеют широкие фланги и открытый тыл, у российских войск много уязвимых мест.

На правом берегу Днепра в Херсонской области находится около 15 000 российских солдат, обеспечение которых держится на двух мостах (Антоновском и Антоновском железнодорожном) и дамбе Каховской ГЭС.

Уничтожение переправ через Днепр существенно усложняет дальнейшее возможное продвижение ВСУ на правый берег, и, скорее всего, командование Вооруженных сил выберет тактику огневого воздействия на эти мосты.

России придется выбирать: либо отступить с правого берега и получить большой репутационный разгром, либо держать большую военную группировку с незащищенными логистическими маршрутами и постоянным риском ее отрезания от линий снабжения (фактически окружения).

Другое уязвимое место – запорожское направление, которое является ключом от юга Украины. Без него идея сухопутного коридора с Крымом потерпит фиаско.

К тому же в случае деоккупации, например, Мелитополя или направления Пологи – Бердянск, разрываются логистические маршруты россиян между Донбассом и югом. Удержание Россией войск на левобережной Херсонщине от Энергодара до Крыма будет иметь такие же угрозы, как и в случае с правым берегом Херсонской области. Обеспечение этой группировки будет держаться на двух узких участках суши из Крыма.

Судьба войны решится в течение двух месяцев. Как россияне пытаются адаптироваться к HIMARS и когда будет контрнаступление ВСУ /Фото 1

Карта DeepState

Третье уязвимое место россиян – линия Волчанск – Купянск – Изюм. Проблемность участка в том, что эта часть оккупированной Харьковщины фактически отрезана от Луганской области по реке Оскол и Оскольскому водохранилищу.

Через Оскольское водохранилище протяженностью 80 км от Купянска до Оскола есть только два моста. При этом в Изюме сосредоточена самая большая группировка войск врага. Отрезание его от путей снабжения может оказаться серьезной проблемой для России и, возможно, даже причиной отступления войск.

Судьба войны решится в течение двух месяцев. Как россияне пытаются адаптироваться к HIMARS и когда будет контрнаступление ВСУ /Фото 2

Карта DeepState

Таким образом, у Вооруженных сил есть достаточно широкий выбор способов и вариантов контратаки. Здесь не следует гадать, какой именно способ будет выбран. Главное, что наши войска не ограничены в выборе.

Любая военная неудача России будет означать новый террор

Главное правило, которое должны понять украинцы, находящиеся вдали от линии фронта: Россия не умеет компенсировать военные неудачи иначе, чем через террор. Каждое поражение приведет к тому, что россияне будут пытаться отомстить ракетными ударами по украинским городам.

Большинство гражданского населения в украинских городах стало постепенно забывать об опасности войны, но в ближайшие месяцы следует быть весьма бдительными, избегать пребывания рядом с крупными объектами, такими как дома культуры, учебные заведения, промышленные объекты, воинские части и т. п.

Россия постоянно пробует повышать ставки. Игнорировать опасность с таким врагом не стоит.

Ближайшие недели могут стать переломными на фронте, а от того, как будут развиваться события в июле – августе, будет зависеть будущее войны.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]