Категория
Картина дня
Дата

У России в пять раз больше артиллерии, но у Украины теперь есть MLRS, способные бить в тыл. Как тяжелое оружие НАТО может изменить ход войны

Преимущество врага в артиллерии – ориентировочно один к пяти, по количеству РСЗО – не менее одного к семи. Но этого зверя нужно постоянно кормить. Каждый день Россия выстреливает по Украине до 2000 т боеприпасов.

Достаточное количество MLRS способно уничтожить склады снарядов, разрушить обеспечение артиллерии и деморализовать россиян. Эти системы созданы бить не по передовой, а глубоко в тыл и точно в цель.

В ходе планирования широкомасштабного вторжения в Украину российское военное командование сделало ставку на прорыв тяжелых механизированных колонн и стремительный захват городов. Результаты данная тактика дала только на юге Украины и частично в Луганской и Харьковской областях. Хотя формально, по учебнику, тактика могла быть успешной. Если сосчитать численность войск и количество техники на начало войны, соотношение было не в пользу Украины.

Но война – это не просто сложение и вычитание арифметических значений. Пока разведка США на симуляторе развития военных событий получала стопроцентную победу России за три – семь дней, армия РФ несла невероятные потери, увязла на севере и не смогла захватить ни один крупный город, кроме Херсона.

За первый месяц войны Россия потеряла больше танков, чем сейчас есть у Великобритании, Франции и Германии вместе взятых. Тактика молниеносных прорывов была провалена.

Вторая фаза войны началась с кардинального изменения стратегии России. На первое место была поставлена артиллерия. Огненный вал должен был двигаться впереди наступающих войск. Так же когда-то артиллерия выжигала все перед советской армией.

Советские войска в 1944–1945 годах достигли показателя около 5 млн снарядов в месяц. Почти месяц назад появились первые сообщения, что россияне производят до 50 000 выстрелов в день из своей артиллерии. Это около 1,5 млн снарядов в месяц, и это уже сопоставимо с масштабами Второй мировой. Особенно если учесть, что линия фронта сейчас значительно короче, а артиллерия гораздо тяжелее.

Российские войска будет очень сложно победить, не выиграв артиллерийскую битву. Война под шквальным огнем российских снарядов дается Украине слишком высокой ценой. Каждый день на украинскую землю падает до 2000 т боеприпасов. Они разрываются, тысячи обломков разлетаются на сотни метров, уничтожая все вокруг.

У России в пять раз больше артиллерии, но у Украины теперь есть MLRS, способные бить в тыл. Как тяжелое оружие НАТО может изменить ход войны /Фото 1

Сколько у России артиллерии

Обычно мы слышим информацию о превосходстве России в артиллерии десять к одному. Но это не совсем так. До начала войны на вооружении войск РФ было около 3500 пушек (гаубицы и самоходные артиллерийские установки). Большинство из них – легкая артиллерия калибром 100–122 мм.

У ВСУ было на вооружении втрое меньше орудий, но в основном калибром 152 мм.

В первые месяцы войны Украина потеряла значительную часть своей огневой мощи. По словам командующего логистикой Сухопутных войск Украины Владимира Карпенко, ВСУ потеряли около половины всех своих артиллерийских систем. Скорее всего, имеется в виду и то вооружение, которое пришлось изъять из боевых действий из-за отсутствия боеприпасов и неисправности. Поскольку это слишком большая цифра для прямых боевых потерь.

Впрочем, даже оставшуюся артиллерию ВСУ вынуждены использовать очень ограниченно. Ведь в мире нет огромных запасов снарядов советского калибра 152 мм. За исключением самой России.

На каждый выстрел ВСУ приходилось до 10 выстрелов врага. Украинские степи покрылись одеялом воронок от разрывов. Россия методично обстреливала гектар за гектаром.

Украине нет смысла пытаться довести количество артиллерии или количество выстрелов до показателей РФ. Во-первых, у врага еще около 12 000 артиллерийских систем на резервных складах. В основном это старое оружие, требующее ремонта или восстановления, но его очень много. Во-вторых, тактика огненного вала слишком затратна и неэффективна.

Большое потребление снарядов означает, что Россия должна хранить значительные запасы на небольшом расстоянии от линии фронта, чтобы своевременно их доставлять. А это крупная и броская цель для поражения.

Большое количество снарядов говорит о зависимости России от железнодорожных путей и логистических маршрутов. Любой сбой в цепи «железная дорога – состав – огневая позиция» может оказать существенное воздействие на оперативную обстановку.

У России в пять раз больше артиллерии, но у Украины теперь есть MLRS, способные бить в тыл. Как тяжелое оружие НАТО может изменить ход войны /Фото 2

Российская артиллерия – это крупный голодный зверь, которого нужно постоянно кормить. И если последний месяц враг практически безнаказанно накапливал гигантские склады боеприпасов в 50–100 км от линии фронта, то с появлением даже четырех HIMARS у ВСУ враг испытал немалые проблемы. За последнюю неделю были сообщения о примерно 10 крупных целях на оккупированных территориях, уничтоженных дальнобойными системами, в том числе и американскими HIMARS.

Артиллерия НАТО vs советская артиллерия

Натовская артиллерия построена по другому принципу – ее задачей является не уничтожение городов и перепахивание сотен гектаров, а эффективность и удар на опережение.

Если у основной российской гаубицы «Мста-Б» максимальная дальность выстрела даже с реактивным снарядом составляет 29 км, то американские гаубицы М-777 способны бить на 30–40 км. Причем на 40 км – высокоточным управляемым снарядом Excalibur.

У самоходных артиллерийских установок (САУ) разрыв еще больше. Типичные советские САУ «Мста-С» бьют на те же 25–30 км. 2С-3 «Акация» – на 20–25 км. Максимальная дальность натовских САУ может превышать 40 км, немецкой Panzerhaubitze 2000 – 68 км.

Самые дальнобойные советские САУ – 2С7 «Пион» калибром 203 мм и 2С5 «Гиацинт-С». Но их было не так много и они достаточно медленные.

Натовская артиллерия способна «задавить» превосходящую по количеству советскую артиллерию, но ее должно быть достаточно, чтобы закрыть всю линию фронта.

Чтобы закрыть линию фронта, нужно около 40 механизированных бригад, говорит бригадный генерал Владимир Карпенко. Для их комплектации необходимо около 2000 артиллерийских систем. В настоящее время у ВСУ есть примерно 800 и острый дефицит калибра 152 мм. Где взять такое количество гаубиц и САУ – неизвестно. Поскольку даже у США меньше ствольной артиллерии.

Для армий НАТО артиллерийские системы не являются главной единицей вооружения. Они воюют в первую очередь ракетами, авиацией, дальнобойными MLRS и лишь затем артиллерией, которая служит скорее прикрытием наземного контингента, чем огневым средством поддержки наступления.

Усложняет ситуацию и то, что в июне резко сократились темпы поставок западной артиллерии в Украину. Если за апрель – май мы получили более 200 единиц артиллерийских систем, то в июне около 50. В таких условиях выиграть прямую контрбатарейную борьбу у нас не получится. Можно попытаться закрыть несколько направлений, но не весь фронт. А значит, нужна более утонченная тактика.

У России в пять раз больше артиллерии, но у Украины теперь есть MLRS, способные бить в тыл. Как тяжелое оружие НАТО может изменить ход войны /Фото 3

РСЗО и MLRS – в чем разница

Прочитав о недальнобойности советской артиллерии, можно возразить, что на дальность более 30 км СССР создал целое семейство реактивных систем залпового огня (РСЗО). Это действительно так.

БМ-21 «Град» и БМ-27 «Ураган» могут бить на 20–40 км. А БМ-30 «Смерч» и того больше – на 70–90 км (120 км максимальная возможная дальность).

У России около 1000 РСЗО и свыше 2000 на хранении. Но советские РСЗО еще более неточные, чем советская артиллерия. Допустимое отклонение – 0,3–0,8% от дальности выстрела.

Одиночным выстрелом из советской РСЗО почти невозможно поразить цель. Поэтому их обычно используют пакетами (залпом). Один залп из БМ-21 «Град» способен выжечь площадь 145 000 кв. м, то есть около 20 футбольных полей. «Ураган» уничтожает до 420 000 кв. м, а БМ-30 «Смерч» – до 670 000 кв. м. Это 50 и 80 футбольных полей соответственно.

Такова была логика советского вооружения – тотальное уничтожение вместо одного точного выстрела.

Этот недостаток советских РСЗО в ВСУ поняли еще в 2014–2015 годах. Именно поэтому в 2016-м в Украине начали разрабатывать комплекс «Ольха». Это очень глубокая модернизация БМ-30 «Смерч», но вместо неточных снарядов у нее есть зенитная управляемая ракета с круговым отклонением 10–30 м.

По публичным данным, Вооруженные силы, скорее всего, не имели того количества ракет, которого было бы достаточно для столь продолжительной и масштабной войны. По состоянию на 2020 год ВСУ получили только около 100 ракет в эти комплексы, еще 100 ракет в 2021 году.

Было только одно сообщение в первые дни войны, что комплексы «Ольха» уничтожили 50-ю цель, после этого информация о боевом применении украинской разработки не появлялась.

У Украины не было значительных запасов ракет и к советским РСЗО. Именно поэтому возникла необходимость срочно переходить на натовские MLRS, хотя западные партнеры были не в восторге от этого. Долгое время они раздумывали, не приведет ли предоставление Украине MLRS к прямой конфронтации с Россией. Также США опасались того, что системы попадут в руки россиян. Это более современное оружие, чем гаубицы, у них есть определенные технологические секреты, которые США пытаются сохранить в тайне.

В конце июня колебания завершились поставкой первых четырех комплексов, что сразу ознаменовалось всплеском активности ВСУ. В общей сложности нам обещают предоставить восемь систем HIMARS и девять М270.

Сравнивать американские MLRS типа HIMARS или М270 с советскими РСЗО нет смысла – это принципиально другое оружие. И дело не в том, что оно гораздо точнее. Его логика иная.

Современные MLRS обеспечивают почти гарантированное попадание в любую цель размером более 10 м на расстоянии более 70 км. Одним залпом система может уничтожить шесть или 12 отдельных целей в зависимости от типа установки. При этом ни один посторонний объект не пострадает. Как это можно сравнить с пакетными обстрелами по площади?

Можно ли выиграть артиллерийскую войну западными MLRS

Основное слабое место российской артиллерийской машины – обеспечение. Поскольку она поглощает боеприпасы безумными темпами, необходимо организовывать бесперебойные массированные поставки. Требуются большие полевые составы недалеко от линии фронта, защищенные логистические маршруты, надежное железнодорожное соединение с тылом.

Если Украина получит достаточное количество MLRS, их задачей будет не столько прямая контрбатарейная борьба, сколько борьба с обеспечением артиллерии врага. Каждый пораженный склад боеприпасов – это десятки тысяч снарядов, голод вражеской артиллерийской машины.

Еще один фактор влияния MLRS – деморализация врага. Эти системы созданы бить не по передовой, а глубоко в тыл и точно в цель.

В мае – июне российские войска чувствовали себя безопасно и раскованно уже на расстоянии 30–40 км от линии фронта. В таких обстоятельствах среднестатистическая российская БТГ (батальонно-тактическая группа) ощущала реальную угрозу только при выполнении боевых задач. При этом на востоке российское командование на штурмы пыталось бросать силы сепаратистских подразделений из ОРДЛО, а уж потом кадровую армию РФ.

Эффективное оружие средней дальности меняет правила игры. То, что еще вчера было условным тылом, теперь передовая. Зона относительной безопасности перемещается на расстояние до 70 км от линии фронта. А так далеко отводить войска каждый раз не получится. То есть та же среднестатистическая российская БТГ все время пребывания на территории Украины будет чувствовать себя в опасности. Сам факт пересечения границы будет неизбежно означать угрозу гибели. Весь вопрос лишь в том, дадут ли нам достаточно быстро необходимое количество MLRS и боеприпасов к ним.

Сколько нужно таких систем? Это вопрос без очевидного ответа. Количество MLRS должно быть достаточным, чтобы закрывать все направления и оперативно уничтожать все обнаруженные цели. Причем чем больше западных MLRS и боеприпасов к ним будет у ВСУ, тем шире становится понятие «цель». Если их будет немного, то целью будут крупные и важные объекты (склады, штабы и командные пункты). Если их будет больше, то целью могут быть менее важные, но опасные объекты (вражеская бронетехника, артиллерия и живая сила).

Расстановка сил на фронте

Россия имеет очевидное преимущество в количестве оружия на поле боя. Преимущество врага в артиллерии – ориентировочно один к четырем или один к пяти, по количеству РСЗО – по меньшей мере один к семи. То есть это преимущество на порядок.

Однако у натовского вооружения ВСУ большая дальность и точность и гораздо лучшие характеристики. Это оружие позволяет поражать цели на большом расстоянии со значительно меньшим расходом боеприпасов. Однако пока качественного преимущества недостаточно, чтобы компенсировать преимущество врага в количестве.

Главная надежда на то, что в июле произойдет прорыв в темпах поставок западного оружия. Что, по крайней мере, до середины июля мы получим остальные из 13 обещанных систем MLRS, а к концу месяца – еще 10–20 единиц. Боеприпасы к ним должны поставляться в достаточном количестве.

Украина должна получить еще несколько легких гаубиц калибром 105 мм и, возможно, несколько десятков артиллерийских систем калибром 155 мм.

Можно ожидать полноценного ленд-лиза, но проблема в том, что каждый день доминирование вражеской артиллерии обходится нам слишком дорогой ценой. Чем быстрее Запад перейдет к массовым поставкам артиллерийских систем, тем лучше.

Воюет не оружие, а люди

В обзорах западных военных аналитиков часто можно встретить утверждение, что у Украины одна из лучших артиллерий в мире. За восемь лет войны ВСУ построили простую и эффективную систему разведки, координации и корректировки артиллерии (система «Крапива»). Наши артиллеристы совершенствовали свое мастерство и быстроту.

Западные военные аналитики часто удивляются эффективности своего же оружия в руках ВСУ. HIMARS и М777 годами сражались в различных военных конфликтах на Ближнем Востоке, но никогда не вызывали такого резонанса. Они не воспринимались как столь грозное оружие. Украина дала французам повод гордиться своими установками CEASAR.

ВСУ продемонстрировали невероятную эффективность разведки, стратегии и качества использования оружия. Имея ограниченные ресурсы, они были превращены в результат, которого никто не ожидал от Украины. Это именно тот фактор, который не может просчитать ни один симулятор разведки США. Он способен обеспечить победу Украины.

Материалы по теме

 

Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]