Крипта уходит в массы. Помогают страх, желание поддержать ВСУ и валютные ограничения НБУ /Фото Shutterstock
Категория
Картина дня
Дата

Крипта уходит в массы. Помогают страх, желание поддержать ВСУ и валютные ограничения НБУ

Shutterstock

С начала российского вторжения интерес к криптовалютам растет. Они помогают убежать от девальвации, поддержать ВСУ и украинцев. Как война изменяет крипторинок и какое будущее его ждет

Война – хороший стимул для развития криптоплатежей. Это быстро, дешево, надежно и не подпадает под регуляторные ограничения. «Транзакция с помощью криптовалюты занимает до пяти – десяти минут, – говорит заместитель министра цифровой трансформации по вопросам развития IT Александр Борняков. – В то же время SWIFT-платеж обрабатывается около трех дней».

Во время войны крипта стала более привлекательной альтернативой обычным деньгам, средством сбережений и способом вывода денег за границу.

С помощью крипт волонтеры научились закупать необходимую военную и гуманитарную помощь. По словам Борнякова, где-то в 50% случаев поставщики готовы принимать криптовалюту напрямую и не требуют конвертации в фиатные валюты. «Официально криптой можно платить во многих западных странах – Польше, Германии, США», – говорит Борняков.

В криптосообществе много щедрых доноров. Их мировое коммьюнити в фокусе государственных и частных фондов.

Критпофандрейзинг

По состоянию на конец марта различные благотворительные криптофонды собрали около $104 млн криптовалютных пожертвований (данные компании SlowMist).

Минцифра с помощью биржи Kuna создала первый военный государственный криптофонд, куда перечислили уже более $70 млн. А позже совместно с биткоин-биржей FTX и сервисом стейкинга Everstake запустили сайт Aid For Ukraine для сбора пожертвований Украине, где собраны адреса кошельков с разными криптовалютами. Минцифра тратит деньги на нужды Минобороны или Минздрава.

«50% моего времени приходится на волонтерскую деятельность, 50% – на бизнес», – говорит основатель криптпроекта Allbridge Андрей Великий. Он помогает закупать медикаменты, еду, одежду, оборудование, автомобили, аптечки и отправлять военным на передовую. Вместе с иностранными партнерами он положил начало Unchain Fund, который с 24 февраля собрал уже $7 млн. «Решение о распределении средств принимается коллективно, все транзакции можно проследить, они абсолютно прозрачны», – рассказывает Великий.

В обход валютного контроля

Криптовалюты используют, чтобы вывести деньги из страны. В первый же день войны НБУ ввел ограничения на снятие с валютных счетов – не более 30 000 грн в сутки (в эквиваленте). Незадекларированных наличных и до войны можно было вывезти через границу только €10 000 на человека.

С первых дней вторжения взлетела популярность ОТС-трейдинга и площадок, занимающихся внебиржевой торговлей и обменом наличными на криптовалюты.

«Хорошо заработали все, кто был связан с движением из кэша в крипту», – говорит CEO криптпроекта Peanut.trade Александр Момот.

Эти услуги пользуются спросом у выезжающих за границу с большой суммой средств. Комиссии за такие сделки выросли до 20% вначале, говорит Момот, но спустя время снизились до 5%. До войны ставки были на уровне 1–1,5%. Вывозили криптовалютные средства даже с помощью хардверных криптокошельков.

Сколько денег вышло из страны с начала войны? Никто не берется оценивать даже приблизительно. Но можно предположить, что это значительные цифры даже на макроуровне, потому что Национальный банк попытался усложнить этот способ.

21 марта Нацбанк установил ограничения в 100 000 грн в месяц на P2P-переводы и операции quasi cash для приобретения активов, которые затем могут конвертироваться в денежные средства. Среди таких операций: пополнение электронных кошельков, приобретение виртуальных активов и т. д. «Максимально прикручиваем возможности для массового бегства капитала, в частности, через операции с квазиденьгами или через схемы челноков за границу для снятия валютной наличности», – комментировал это ограничение на своей Facebook-странице замглавы НБУ Сергей Николайчук.

«Банки не всегда могут технически проконтролировать лимит, поэтому блокируют все криптооперации, опасаясь нарушить ограничения», – говорит генеральный менеджер Binance в Украине Кирилл Хомяков. К примеру, ПриватБанк временно запретил своим клиентам заводить гривны на криптовалютные биржи. Чобанян говорит, что у ПриватБанка успешные пополнения в одной из 30 попыток.

Криптосообщество пытается договориться с регулятором, чтобы тот разрешил заводить средства на бирже. Борняков говорит, что диалог есть и проблема будет решена в ближайшее время.

Средство хранения

Уже 24 февраля в обменниках по продаже почти исчезли доллары, покупку валюты через банковские кассы запретил НБУ. На неофициальном наличном рынке валюта стоила на 10–15% дороже официального курса. Дефицит валюты привел к спросу на стейблкоины, особенно USDT/USDC. Это самый простой способ сберечь средства. Объем торгов с USDT на криптобирже Kuna с начала войны вырос вдвое, говорит ее основатель Михаил Чобанян. В настоящее время спекулятивные операции упали в разы, добавляет он. Хомяков из Binance также отмечает рост спроса на стейблкоины, но конкретные цифры Binance не раскрывает.

После победы

Станет ли Украина мировым криптохабом? До окончания войны рынок должен работать «в белую», сейчас дорабатывается регуляторное поле, нужно еще три месяца, говорит Борняков. По его словам, на следующей неделе в налоговом комитете Верховной Рады будет рассмотрен законопроект о налогообложении криптоактивов (в середине марта президент подписал закон о виртуальных активах).

Размер налогов неизвестен. Но суть не в размере, а в том, что именно будет облагаться налогом. Обсуждается вариант от 2% до 5% от оборота предприятий. Все опрошенные Forbes участники крипторынки солидарны: это плохая идея развития индустрии. Большие проекты и биржи не будут работать с такой ставкой, это нерентабельно, считает Борняков. «Платить с больших оборотов несколько % – это убийство бизнеса. Нам придется переехать в другую юрисдикцию», – вторит Момот из Peanut.trade.

Если государство согласится сдержать аппетит, то мирная Украина является привлекательным местом для криптбизнеса. «Закон позволит Украине провести технологизацию финансовых процессов, привлечь многие компании и стать топовой страной в диджитал-банкинге», – говорит соучредитель криптовалютной биржи Kyrrex Михаил Романенко. Он намерен получить лицензию на деятельность в Украине и расширить легальный бизнес. Компания имеет лицензии на Мальте и в Эстонии.

Материалы по теме