«Никто не собирается уклоняться от службы». Минцифры хочет сохранить работу для айтишников – что об этом думает сам IT-бизнес /Фото из личного архива
Категория
Инновации
Дата

«Никто не собирается уклоняться от службы». Минцифры хочет сохранить работу для айтишников – что об этом думает сам IT-бизнес

Директор по отраслевым вопросам компании N-iX Святослав Кавецкий. Фото из личного архива

Министерство цифровой трансформации предлагает разъяснить правила игры с мобилизацией IT-специалистов. Самые заинтересованные – крупные сервисные компании, чьи разработчики генерируют львиную долю от $6,8 млрд IT-экспорта. За последние 10 лет гендерный баланс в индустрии значительно улучшился – в 2021 году доля женщин выросла до 22%, свидетельствует исследование GlobalLogic. Однако среди разработчиков их, как и в мире, всего 8%.

Как принимает инициативу бизнес? Об этом Forbes поговорил с директором по отраслевым вопросам компании N-iX Святославом Кавецким.

Интервью было сокращено и отредактировано для ясности.

Как вы относитесь к заявлению-инициативе Минцифры?

Здесь должен быть баланс. Есть задача сохранить бизнес, обеспечить рабочими местами работников, учесть интересы стейкхолдеров. И вместе с тем нужно оставаться хорошим корпоративным гражданином – в этом, как мне кажется, наша индустрия суперактивна. Мы одна из тех отраслей, которые активно жертвуют на армию, помогают экспертизой.

Поэтому нам приятно, что Минцифры как государственный орган пытается отстаивать интересы отрасли. Это важно, ведь многие отрасли резко упали. Мы одни из немногих, если не единственные, кто сохранил почти полные объемы работы.

Насколько сейчас загружены ваши инженеры?

У нашей компании уровень delivery – не менее 90%. Сегодня клиенты нас абсолютно поддерживают, оттока нет.

За предыдущий год у нас более $6 млрд поступлений от IT-экспорта. Сегодня, думаю, у IT есть все шансы стать первой отраслью по объемам валютной выручки.

Мы предварительно оценивали, к какой категории военнообязанных относятся наши сотрудники. Около 80% – это четвертая категория. У них нет опыта военной службы и военной специальности, они не проходили военную кафедру.

Никто не пытается уйти от службы. Напротив, существующие правила и требования доводим до сведения всех. Но мы в дальнейшем хотели бы видеть соблюдение четких правил работы военкоматами. Мы стараемся обеспечить непрерывное предоставление услуг клиентам. Поэтому важно понимать, когда тот или иной человек может получить повестку и защищать государство.

Не хочу употреблять термин «разрушить», но будет легко потерять эту отрасль, не сохранить ее в текущих объемах. Именно технологичность страны привлекает инвесторов в другие отрасли. Для Украины это история успеха, которую просто потерять.

Есть новые заказы?

Есть. Хотя и не все проекты столь велики, как обычно.

Мы активно работаем на привлечение новых клиентов, даже если это труднее, чем раньше. А есть клиенты, которые, увидев, что предоставление услуг держится на хорошем уровне, решили увеличить команды в Украине.

Другое дело – потерять какого-нибудь клиента. Ему будет крайне трудно обосновать необходимость прийти в страну, где ведутся или недавно велись боевые действия. Кредитные рейтинги не возобновляются в один день. После их падения получать новых хороших клиентов будет очень сложно. Проще их удерживать.

Сколько человек сейчас в команде?

Около 1700. Второй по размерам офис у нас был в Киеве, подавляющее большинство людей переехало. Но даже в Киеве, Днепре, других городах, где происходят активные боевые действия, они имеют доступ к интернету и продолжают работу. Некоторые даже из подвалов и убежищ.

Здесь имеют значение два аспекта. Первый – ответственность и готовность работать. Во-вторых, это, вероятно, позволяет переключиться от «суровых будней».

Как можно оценить вклад одного IT-специалиста в экономику? Работает ли примитивная формула: разделить весь IT-экспорт на количество людей в индустрии?

По последним опросам, в украинской сфере IT-услуг около – 285 000 человек. Просто взят IT-экспорт и разделить – это дело калькулятора. Я могу опираться на ежегодный анализ рынка львовского IT-кластера.

Их формула опирается не только на доход и уплаченные налоги, но и на то, сколько люди тратят денег. И они пришли к выводу, что один айтишник во Львове создает три рабочих места.

Методология может быть разной. Но IT-отрасль – одна из немногих, где средние зарплаты гораздо выше, чем в любой другой сфере в Украине. Она динамично растет, запрос на специалистов тоже растет, клиенты не исчезают. Потому, безусловно, экономический эффект есть.

Какова политика компании по отношению к тем, кто уже пошел служить?

У нас уже более 20 сотрудников служат в рядах вооруженных сил или терробороне. В этот период мы выплачиваем им доход – его обеспечивает специальный фонд компании. За всеми, кто пошел служить, сохраняется рабочее место. После возвращения они продолжат работу в команде.

Мы постоянно мониторим, где они, что с ними. Стараемся помогать подразделениям, где они защищают независимость.

В Twitter распространяется много историй об инцидентах айтишников с военкоматами. Возникали ли они у ваших сотрудников?

Безусловно, возникали. Исторически мы львовская компания. Поэтому многие переехали именно в наш крупнейший офис во Львове, другие – в небольшие городки Ивано-Франковской, Львовской, Закарпатской областей.

Есть законодательные нормы, есть военное положение. И это мы коммуницировали нашим коллегам: в случае переезда ты обязан сообщить о новом месте пребывания. Более того – ты должен сообщить о переезде военный комиссариат, где ты стоишь на учете.

Я бы не назвал это инцидентами, но иногда ситуации носят «интересный» характер. Создается впечатление, что временно перемещенные лица получают «особое внимание» военных комиссариатов. Во Львове можно прийти, зарегистрироваться и спокойно работать, никто тебя не беспокоит. Во всех остальных регионах все интереснее. Особенно выделяется одна область, со сбором всех людей в отеле и вручением повесток. Такое случалось, хоть и не в нашей компании.

Большинство наших контракторов не призвали. Их просто поставили на учет, сказали: «Оставьте контактные данные и работайте дальше». Но я знаю случаи других компаний, когда топового специалиста призвали служить и отправили укладывать железнодорожные пути.

Я задаюсь вопросом, действительно ли это эффективный способ использования этих людей. Все равны перед законом, не может быть избранной какая-либо отдельная отрасль. Но есть механизмы бронирования отсрочки от призыва определенного количества сотрудников в критических отраслях. Если IT тоже под них будет подпадать – это, безусловно, будет полезно для отрасли, которая и так дает достаточно большой экономический эффект. Но вопрос эффективности применения человеческого ресурса также должен быть на повестке дня.

Эта ситуация уже не только в юридической плоскости, но и в дипломатической. Экономика войны, обеспечение тыла – важные нужды. Если всех бессистемно вызвать в армию, поломать отрасль довольно просто.

Есть ли простор для компромисса? К примеру, IT-отрасль платит повышенный военный сбор в обмен на отсрочку мобилизации?

Это уже вопрос тех, кто принимает решение. Дополнительный военный сбор 1,5% резидентов «Дія.City» не вызвал сопротивления.

Прежде чем делать какие-либо утверждения, нужно все хорошо проанализировать. И компании, и специалисты понимают ситуацию, в которой оказалось государство, и готовы ему всячески помогать. Поэтому, думаю, здесь, возможно, есть простор для дискуссии.

Материалы по теме