Игорь Перция /из личного архива
Категория
Инновации
Дата

Игорь Перция поднял $25 млн в свой фонд, несмотря на войну. Как он будет инвестировать в криптовалюты и Web3

Игорь Перция Фото из личного архива

Экс-партнер TA Ventures Игорь Перция запускает собственный фонд – Hypra, на $25 млн. Он сконцентрируется только на инвестициях в так называемые Web3-компании: те, что используют децентрализованные технологии и криптовалюты. Почему именно это и не помешала ли проекту война?

📲 45 секунд – на один пост, 20 хвилин на день, щоб дізнатися головні економічні та бізнесові новини. Підписуйтеся на Telegram-канал Forbes Ukraine, щоб економити час.

Forbes впервые говорил с Перцией о запуске Hypra почти за две недели до начала вторжения России в Украину. Война не умножила инвестиционные планы на ноль, но открорректировала объем фонда и его первоначальную стратегию. Первым делом Hypra будет ориентироваться на инвестиции в сервисные компании, работающие с Web3-технологиями.

Вложения в продуктовые компании – после победы. Фокус сохраняется на Украине и украинских основателях, ключевое преимущество – в умении помочь с операцинными процессами, поиском кадров и другими вопросами, которые стесняют развитие стартапов.

Кроме Перции, генеральным партнером фонда и его ключевым инвестором стал Дмитрий Волконский – ранее Forbes писал, что он продал долю в своей компании TRIONIKA, предположительно, за $10–20 млн. Для него Hypra будет не основным бизнесом – сейчас Волконский погружен в волонтерскую деятельность, а также управлением другими проектами.

Как создавалась Hypra /из личного архива

Как создавалась Hypra

Объясняет Дмитрий Волконский

Почему появилась Hypra

TRIONIKA росла на 20-30% в год. Такой рост не удовлетворяет мои амбиции, поэтому последние 5-6 лет я инвестировал в другие направления: был аутсорс и аутстафф-бизнесы, проекты из affiliate-индустрии. Также я учавствовал как инвестор в фондах Adventures Lab, Aventures Capital, TA Ventures и других. В последнем мы и познакомились с Игорем. Сделка по продаже доли в TRIONIKA позволали выручить достаточно, чтобы запустить полноценный фонд. Его тематика – web3 – с точки зрения прибыльности соответствует моим амбициям и толерантности к риску.

Как устроен бизнес Волконского

Мой инвестиционный фокус разделен на четыре направления

  • Affiliate-бизнес – туда входит TRIONIKA, и еще три крупных проекта из сферы работы с трафиком.
  • Мобильный бизнес – у меня есть инкубатор мобильных приложений MOB325
  • Стартап-бизнес – тут я делаю максимальную ставку на успех фонда Adventures Lab. Им занимается мой друг Руслан Тимофеев, я же – помогаю советами, кадрами.
  • Блокчейн – это направление и закроет фонд Hypra. Лидирующую позицию в проекте займет Игорь, я же – буду помогать с операционкой и другими вопросами.

Hypra станет первым фондом в Украине, ориентированным только на web3-индустрию. Ранее, в декабре 2021 года, про расширение TA Ventures на $25 млн с прицелом на Web3 объявляла Виктория Тигипко.

Что еще нужно знать про запуск венчурного бизнеса в условиях войны. Forbes публикует сокращенное и отредактированное для ясности интервью с Игорем Перцией.

Что нужно знать о фонде?

Hypra – первый в Украине фонд, ориентированный только на проекты в области web3. 

Изначально мы планировали сделать его объемом до $40 млн. Из-за начала военных действий часть партнеров пересмотрели планы, и ситуация поменялась. $15 млн уже есть для начала работы, еще $10 млн – договорены с партнерами. Также есть доступ к внешнему плечу: отдельные сделки мы можем дофинансировать со сторонним участием.

Наша модель – так называемый joint venture фонд. В чем его задача? Ориентируемся на покупку долей в работающих продуктовых или сервисных бизнесах, а также создание и превращение перспективных команд в работающие стартапы. 

Мы – партнер, готовый выкупить 20-30% бизнеса и включиться в управление, радикально улучшив качество процессов в компании. Чеки будут доходить до $2 млн, потому что только после $500 000 начинается реальное вовлечение в бизнес. 

Конечно, мы зарезервируем небольшую сумму и на пасивные инвестиции, то есть покупку токенов на $100 000 — 200 000.

Почему выбрали именно направление Web3? И как его вообще можно достаточно точно описать?

Web3 – все, что децентрализовано или имеет потенциал таковым стать. Речь о проектах с применением криптовалют и блокчейн-технологий, NFT. Сегодня это самая интересная и горячая в мире нише. Простое доказательство: самый большой отток кадров из FAANG – именно в нишу web3. Это даже важнее, чем смена инвестиционного фокуса, и лучший показатель будущего успеха. 

Кроме того, по-моему web3 – единственная индустрия в мире, где имея несколько десятков миллионов долларов сегодня можно получить миллиарды в перспективе ближайших нескольких лет. Других таких шансов просто нет. Доказательства этого уже есть в Украине: это проекті вроде NEAR, AllBridge. Но и это не единственный аргумент.

По оценке Crypto.com, к 2025 году у миллиарда людей будет доступ к криптовалютам. Считаю, что к тому моменту лучшая точка входа для инвестиций будет пропущена и останется рассчитывать, максимум, на доходность в 30% годовых. В крипто-сфере все развивается быстрее.

Каким будет механизм принятия решений в фонде?

Я запускаю фонд и управляю им, мой ключевой инвестиционный партнер – Дмитрий Волконский. Решения мы будем принимать коллективно.

У нас с ним прекрасный рабочий тандем. Дмитрий помог построить и продать CoreValue, затем создал и продал долю в своем собственном бизнесе TRIONIKA. Он великолепный операционщик – умеет строить процессы, нанимать людей и масштабировать компании. У меня другие сильные стороны, и эта противоположность – наша сила. 

Также у нас есть еще несколько партнеров, но они предпочитают избежать публичности.

Как устроен рабочий день человека, который запускает фонд?

Сейчас примерно 40% времени у меня и 95% у Дмитрия занимает волонтерская деятельность. Остальное время посвящаем фонду. Что это значит?

За месяц нужно провести не менее 80 звонков с потенциальными партнерами. Речь идет уже о поиске инвестиций, а не привлечении новых денег. Наш главный фокус – найти команды, которые имеют компетенции и готовы строить что-то новое. Мы поможем им экспертизой.

Процесс due dilligence, на самом деле, мало чем отличается от традиционного венчура. Главный фокус – люди. Но если искать отличия, то на первый план выходит токеномика, то есть экономика работы токена компании. Можно называть ее аналогом бизнес-модели в традиционном бизнесе: достаточно ли обосновано то, как будет работать монета и почему должна расти ее стоимость. Токеномику, правда, поменять сложнее, чем бизнес-модель, но это возможно. 

Что важнее для крипто-проекта – технологии или маркетинг?

Нет однозначного ответа, потому что пока все еще идет война блокчейнов. Зато есть несколько хороших примеров. К примеру, Solana украинца Анатолия Яковенко – это пример, когда технологии хорошо подогревают качественным маркетингом. За два года ей удалось принести ранним инвесторам десятки тысяч процентов дохода, а также всерьез побороться за статус второй-третьей важнейшей криптовалюты. Успеху не мешают даже недавно обнаруженные проблемы в протоколе. 

Обратный пример – эфир. У монеты было все, чтобы если не стать первой, то намертво зацементировать себе место второй. Но без по-настоящему продуманной маркетинговой стратегии даже самые лучшие разработчики не способны выиграть у хорошего маркетинга. Фора растрачена зря. 

Мы готовы брать под свое крыло хорошо подкованных технически ребят и помогать им с недостающей маркетинговой экспертизой, с процессами. Это и есть главная ценность фонда. В криптовалютной индустрии не все решают деньги – тут можно собрать сотни миллионов от пользователей в первые пару месяцев. Важнее качественная помощь.  

Какой ближайший план работы фонда?

Пока сфокусируемся на инвестициях в сервисные бизнесы. Продуктовые будем строить после победы. До начала войны план выглядел так: вложить до $10 млн за первый год в диверсифицированное портфолио. Большинство сделок будут непубличными – такова уж природа этой индустрии.

Несмотря на войну, глобально план не изменился. Наоборот – еще лучше стало понятно, что бесполезно инвестировать только в недвижимость и физические активы. Украина готовится жить в пространстве угрозы и неопределенности, это подстегнет интерес к другим вложениям. 

В чем уникальность инвестиций в web3? Инвестиция в криптовалютный проект – это покупка его токенов. Качество и надежность фонда в данном случае оценивают по тому, насколько долго он готов держать их у себя в портфеле. В отличии от акций стартапа, этот актив невероятно ликвиден – и то, насколько быстро фонд готов от него избавиться говорит команде про реальное положение дел.  

Что еще меняется в работе фонда?

Глобальное изменение – мы решили строить присутствие не только в Украине и США, но и промежуточно, в Европе. Предположительно для офиса и работы выберем Португалию: там хорошее профильное сообщество, удачные условия для криптовалют.

Когда в Украину вернутся венчурные деньги?

После победы второй офис за рубежом станет обязательным элементом для любого украинского стартапа. Уже знаю примеры, когда в стартап украинского фаундера готовы вложиться, только если он обеспечит присутствие 60% сотрудников за пределами страны.

Инвестиции от иностранцев начнутся примерно через полгода после подписания перемирия. Это не значит, что нам не доверяют, таковы зачастую внутренние процессы. Раньше нас сравнивали с Израилем – но только война и боль такого масшатаба действительно приблизят нас к чему-то подобному.

Мы точно верим в победу. Риск присутствует, но на то это и инвестиции – в них обязан быть риск. 

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине