Перекроить все. Война разрушила более половины швейного бизнеса Украины. Как он пытается встать из пепла
Категория
Картина дня
Дата

Перекроить все. Война разрушила более половины швейного бизнеса Украины. Как он пытается встать из пепла

На иллюстрации – украинский изготовитель Etnodim и Dodo Socks. Иллюстрация: Анна Наконечная

Из-за войны около 60% компаний легкой промышленности либо закрылись, либо работают с перебоями. Что им делать дальше?

В начале марта украинский производитель Etnodim переехал из Киева во Львов. Здесь открыли физический магазин и начали производить одежду на одном из местных предприятий. Из Киева привезли всего несколько ключевых сотрудников, с которыми компания сотрудничает более двух лет, рассказывает владелец Etnodim Андрей Черуха. Дополнительно привлекли швей со львовского предприятия.

Четверть киевского штата компании, в которой работало около 55 человек, отправили в отпуск за свой счет. Сейчас ситуация в Киеве стабилизировалась и компания постепенно возвращается в столицу. Но на всякий случай от новых мощностей не отказывается. «Производство, настроенное во Львове, будет партнером», – планирует Черуха. На столичное производство до конца апреля планируют вернуть почти всех работников, перевозенных во Львов.

Мощности Etnodim не пострадали, однако большое количество предприятий отрасли разрушены или разграблены. Сколько таких – пока неизвестно, говорит председатель правления профильной ассоциации «Укрлегпром» Татьяна Изовит.

В целом, перед войной в Украине работало 1600 швейных предприятий, значительная часть расположена в северо-восточном регионе страны: в Сумской, Черниговской и Харьковской областях. Эти регионы попали под удар врага первыми. По оценке владельца группы компаний «Текстиль-Контакт» Александра Соколовского, около 60% компаний отрасли либо закрылись, либо работают с перебоями. Однако причина не только в разрушениях, но и в отсутствии заказов.

Одну из текстильных фабрик Соколовского в Чернигове разбомбили. До войны на ней производили 400 000 погонных метров ткани в месяц. «Целый промышленный район подвергся бомбардировке, – говорит Соколовский. – Первый пожар потушили, второй – не смогли. Сгорело и сырье, и оборудование».

Как швейники возобновляют свой бизнес? В основном переезжают. Но не все.

Компанию в Рубежном, оказавшуюся в зоне боевых действий, сожгли и ограбили.

Компанию в Рубежном, оказавшуюся в зоне боевых действий, сожгли и ограбили.

Компанию в Рубежном, оказавшуюся в зоне боевых действий, сожгли и ограбили.

Компанию в Рубежном, оказавшуюся в зоне боевых действий, сожгли и ограбили.

Компанию в Рубежном, оказавшуюся в зоне боевых действий, сожгли и ограбили.

Компанию в Рубежном, оказавшуюся в зоне боевых действий, сожгли и ограбили.

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Поиск локаций и переезд работников

На Львовщину пытаются уехать как минимум два десятка швейных компаний. Именно такое количество заявок на релокацию от швейников поступило во Львовскую военную администрацию, сообщает руководитель отдела привлечения инвестиций ведомства Орест Фильц. Одна из них – Рубежанская чулочная мануфактура из Луганской области, производившая носки и хлопчатобумажные колготки больших размеров. Их выпускали под собственными марками и выполняли заказы для Dodo Socks, Little Angel и других компаний.

Компанию в Рубежном, оказавшуюся в зоне боевых действий, сожгли и ограбили. Со склада сырья компании вывезли 100 тонн хлопка. «Загрузили все в свои военные автомобили и вывезли», – рассказывает коммерческий директор мануфактуры Ольга Ушакова. По ее словам, также уничтожены швейный цех, склады и часть офисных помещений. Что с почти 100 вязальными машинами, неизвестно. «Переносить нечего, – разводит руками Ушакова. – Все нужно запускать с нуля».

Компания подыскивает неработающие производства, которые сдаются в аренду во Львовской области. Пока ведет переговоры с небольшим производством на 20 вязальных машин. В Рубежном у нее было 98 машин, из них 15 закупили в канун войны. «Мы не знаем, сможем ли на их оборудовании производить носки, – разводит руками Ушакова. – Но других вариантов пока нет».

На чужих мощностях планируют работать год, чтобы сохранить коллектив. За это время хотят закупить новое оборудование. На новое предприятие нужно минимум $3 млн инвестиций, говорит Ушакова. Их планируют привлечь в агентства США по международному развитию (USAID).

Там же и ищут финансирование съема жилья для 130 сотрудников, которых накануне опрашивали о возможном переезде. «В USAID говорят, что рассматривают возможности финансирования жилья», – говорит она.

Перевозка оборудования

Но одно дело – перевезти сотрудников. Другое – оборудование. В стране дефицит с грузовым транспортом и водителями. Чтобы снизить нехватку водителей, правительство в конце марта разрешило водителям легковых автомобилей на период военного положения управлять грузовиками.

«Мы не могли долго найти перевозчика, – говорит совладелица харьковского производителя рюкзаков и сумок «Денави» Наталья Каткова. – Они хотели много денег или отказывались из-за опасности». На минувшей неделе оборудование и остатки товаров перевезли с харьковского предприятия во Львовскую область.

Переместить их удалось благодаря госпрограмме релокации бизнеса, где главным перевозчиком выступает «Укрзализныца». За оперативную доставку оборудования до железной дороги ответственна «Укрпочта». Этот механизм предусматривает компенсацию части расходов на транспортировку. Перевозка обошлась предпринимателю ориентировочно в 50 000 грн, из которых «Укрпочта» компенсирует 34 000 грн, говорит Каткова.

Катковой в этом смысле повезло. Оборудование для изготовления сумок не очень велико. Другая история – габаритные машинки для пошива верхней одежды. Например, для эвакуации оборудования черниговской швейной фабрики «Элегант», которая шьет на экспорт жакеты, брюки, платья, полупальто и пальто, требуется не менее 50 фур. Фабрика, находясь в окруженном городе, не пострадала от боевых действий.

Компания рассматривала эвакуацию бизнеса из Чернигова. Однако пока не смогли найти подходящее для релокации место. «Мало помещений или они нуждаются в капитальном ремонте с подводом электроэнергии и отопления», – говорит директор «Элеганта» Наталья Романовская, которая присматривалась к центральной или западной части страны.

Фабрика «ТК ДТ-Чернигов», входящая в группу компаний «Текстиль-Контакт»

Фабрика «ТК ДТ-Чернигов», входящая в группу компаний «Текстиль-Контакт»

Фабрика «ТК ДТ-Чернигов», входящая в группу компаний «Текстиль-Контакт»

Фабрика «ТК ДТ-Чернигов», входящая в группу компаний «Текстиль-Контакт»

Фабрика «ТК ДТ-Чернигов», входящая в группу компаний «Текстиль-Контакт»

Фабрика «ТК ДТ-Чернигов», входящая в группу компаний «Текстиль-Контакт»

Фабрика «ТК ДТ-Чернигов», входящая в группу компаний «Текстиль-Контакт»

Фабрика «ТК ДТ-Чернигов», входящая в группу компаний «Текстиль-Контакт»

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Мощности на новое место также не переносила группа компаний «Текстиль-Контакт». «Когда шли военные действия в Чернигове, было поздно что-нибудь переносить», – объясняет Соколовский. В Чернигове на уничтоженной фабрике уже начались восстановительные работы, но Соколовский не уверен в полноценном восстановлении.

Новый инвестиционный проект, который до войны планировали развернуть в Чернигове, перенесут поближе к западной границе. Это автоматизированная швейная линия, улучшающая производительность бизнеса в четыре раза. «Мы ищем помещение для долгосрочной аренды или его покупки, – говорит Соколовский. – А также обсуждаем прогнозные финпоказатели с инвесторами, чтобы быть готовыми к запуску после войны».

Также компания из-за потери фабрики ищет инвестора для бизнеса по производству тканей. Варианты рассматривают не на востоке, а во Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской областях и Закарпатье. «Инвесторы и страховщики, возможно, будут не готовы нести риски и инвестировать в предприятия даже после окончания войны, если они близки к границе с Россией и фронту», – говорит Соколовский.

Кроме предприятий Соколовского, в Чернигове останется и «Элегант». «Любой бизнес – это восстановление города, – говорит его директор Романовская. – И перенести его – это предать». Ее фабрика частично начала работать на 47-й день войны. Часть работников занялась восстановлением базы данных и проверкой запасов сырья.

Материалы по теме