«Спрос вдвое больше, это большая нагрузка на аптеки». Гендиректор сети АНЦ Николай Щербина о вызовах во время войны для аптек /Фото из личного архива
Категория
Картина дня
Дата

«Спрос вдвое больше, это большая нагрузка на аптеки». Гендиректор сети АНЦ Николай Щербина о вызовах во время войны для аптек

Генеральный директор сети аптек АНЦ Николай Щербина Фото из личного архива

Мы поговорили с генеральным директором аптечного холдинга АНЦ Николаем Щербиной о закрытии аптек, нехватке товаров и переговорах с дистрибьюторами

Утром, 27 февраля, генеральный директор холдинга АНЦ Николай Щербина сообщил о безвозмездной передаче медикаментов военным. Об этом он написал на своей Facebook-странице. Их передадут из более 200 аптек, которые не открылись из-за отсутствия персонала. «Это абсурд, когда военные нуждаются, а товар в аптеке, которая закрыта», – говорит Forbes Щербина. В его холдинг входит более 1000 аптек по всей стране, которые развиваются под брендами АНЦ, «Копійка», «ШАР@», «Благодія», «Медпрепараты».

Проблема с персоналом не только у АНЦ, а у всего рынка, заметил Щербина. Также у аптечных сетей заканчивается товар. Но во избежание пустых полок сети ведут переговоры с дистрибьюторами по закупке медикаментов.

Мы расспросили генерального директора аптечного холдинга Николая Щербину о закрытии аптек, нехватке товаров и переговорах с дистрибьюторами.

Вы не открыли часть аптек. Почему?

Сейчас около 200 аптек не открылось из-за отсутствия персонала, в результате эвакуации или боевых действий в городах. Мы общаемся с нашими конкурентами и понимаем, что это проблема всего рынка. Мы не можем заставить людей работать, когда им угрожает опасность.

Но мы призываем своих сотрудников в городах, где нет прямой угрозы, продолжать работать в обычном режиме. Также дополнительно мотивируем их премиями, потому что сейчас все работают с чрезмерной нагрузкой. И это дает результат – каждый день на работу выходит больше людей. Остальные магазины открываются с минимальным количеством сотрудников. Но ситуация очень быстро меняется, потому что сотрудникам психологически тяжело. Люди могут выйти с утра в аптеку, но им тяжело – они могут сказать, что нервы сдали и больше не могут. Но главное, что они работают, ведь если открыта хоть одна касса, то уже можно отпускать товар.

Более десяти аптек открыли вместе с территориальной обороной. Как это происходит? Они забирают наших сотрудников, которые живут неподалеку от блок-постов, едут вместе с ними открывать аптеку, и мы отдаем товар на нужды военных. Закрываем аптеку и увозим. Это абсурд, когда военные нуждаются, а товар в аптеке, которая закрыта.

Товара хватает?

В аптеках заканчивается товар наиболее востребованный сейчас армией и населением. С начала войны ни одной пачки лекарств аптечным сетям дистрибьюторы не привезли. Они обещают поставки лекарств только с понедельника. Сейчас обсуждаем условия расчетов. Банки инкассируют аптеки не так стабильно, как раньше, так что мы получаем на счета меньше средств и это тоже будет мешать закупить товар в достаточном количестве. Но главное, надеемся, что они будут возить, потому что у нас просто нет товара. И стараемся открывать аптеки, невзирая на отсутствие работников.

А дистрибьюторы, возможно, могут пока в долг поставлять препараты?

Мы объединились с пятью крупнейшими сетями, а также с Аптечной профессиональной ассоциацией Украины в переговорах с дистрибьюторами по закупке товара.

Вообще мы с первых дней обмениваемся данными с другими аптечными сетями, потому что понимаем, что повышенный спрос – проблема всего рынка. У кого-то товара больше, а у кого-то меньше. У нас сейчас страдают Сумы, Геническ, Северодонецк, Мелитополь, Херсон, но мне вчера говорили, что Херсон уже частично работает.

Каких лекарств недостаточно?

У нас выкупили все группы, связанные с четырьмя-пятью категориями. Это останавливающие кровотечение, обезболивающие, жаропонижающие, антибиотики и антисептические средства, перевязка, бинты и марля, жгуты.

Спрос очень велик. Он в среднем вдвое больше, и это большая нагрузка на аптеки. Именно высокий спрос на узкую категорию товара привел к тому, что медтовары раскупили. И сейчас, когда обращается тероборона или больницы, мы не можем помочь, потому что не все в наличии.