«Вторая армия мира» прогнила. Почему российская военная мощь оказалась блефом. Аналитика The Economist /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

«Вторая армия мира» прогнила. Почему российская военная мощь оказалась блефом. Аналитика The Economist

Getty Images

Российское фиаско в Украине – признак реального беспорядка, а не просто результат неудачного планирования вторжения, пишет The Economist.

Forbes публикую сокращенную и отредактированную версию текста.

Летом 2018-го адмирал Джеймс Фогго, в то время командовавший американскими военно-морскими силами в Европе и Африке, был поглощен организацией крупнейших со времен холодной войны учений НАТО. В маневрах Trident Juncture должны были участвовать 50 000 человек, 250 самолетов и 65 боевых кораблей. Наладить логистику в таком масштабе – сложнейшая задача. 

Но эти учения были мелочью по сравнению с тем, что Россия планировала в сентябре 2018-го в Сибири. По словам министра обороны России Сергея Шойгу, учения «Восток» должны были стать самыми крупными со времен грандиозных советских маневров «Запад» 1981 года. В Восточный военный округ должны были перебросить 300 000 военнослужащих, 1000 самолетов и 80 боевых кораблей.

Организовать такие учения – задача сродни подвигу. «Нам пришлось очень постараться, чтобы вывести в поле 50 000 человек, – вспоминает Фогго. – Как россияне вывели в разы больше? Как они это сделали?». В конце концов Фогго нашел ответ: они этого и не делали. На учениях россияне считали роту солдат (максимум 150 человек) батальоном или даже полком (около 1000 солдат). Одиночные боевые корабли они засчитывали как целые эскадры. Такое надувательство наводило на мысль, что в российских вооруженных силах не все гладко. Когда россияне увязли в пригородах Киева, выяснилось, что так оно и есть.

«Это не профессиональная армия, – говорит Фогго. – Это недисциплинированный сброд». С момента вторжения в Украину 24 февраля российским войскам удалось захватить только Херсон, руины Мариуполя и часть Донбасса, который они частично оккупировали в 2014-м, а теперь надеются захватить целиком. 

По оценкам британской разведки, столь скудная добыча досталась ценой 15 000 жизней российских солдат. За два месяца РФ потеряла больше, чем СССР за 10 лет войны в Афганистане. Вторжение явно провалилось, говорят изумленные западные генералы. Но насколько точно это фиаско отражает военный потенциал России?

Накануне войны российская армия вторжения считалась грозной силой. Американские разведслужбы полагали, что Киев падет за считанные дни. Некоторые европейские чиновники считали, что он продержится всего несколько недель. Никто не думал, что через два месяца после начала боевых действий столица будет принимать высокопоставленных гостей вроде госсекретаря Энтони Блинкена и министра обороны США Ллойда Остина. Считалось, что Россия сделает с Украиной то же, что Америка с Ираком в 1991 году: нанесет быстрый и решительный удар и заставит сдаться.

Эти предположения были основаны на том, что Россия провела такую же глубокую военную реформу, какую провела Америка за 18 лет – в период между поражением во Вьетнаме и победой в первой войне в Персидском заливе. 

В 2008-м война с 4-миллионной Грузией хотя и закончилась успехом, но обнажила недостатки российской армии. Россия использовала устаревшую технику, с трудом обнаруживала грузинскую артиллерию и не справлялась с управлением войсками. Говорят, что в один из дней генштаб России 10 часов не мог дозвониться до министра обороны. «Невозможно не заметить определенный разрыв между теорией и практикой», – признал в то время главнокомандующий российской армии. Чтобы устранить этот разрыв, вооруженные силы сократили и привели в порядок.

«Вторая армия мира» прогнила. Почему российская военная мощь оказалась блефом. Аналитика The Economist /Фото 1

Крушение амбиций

С 2008-го по 2021-й военные расходы РФ по курсу рубля к доллару с поправкой на покупательную способность почти удвоились и достигли $250 млрд. Это примерно втрое больше, чем у Великобритании или Франции. 

В период между 2010-м и 2020-м годами арсенал россиян пополнился примерно 600 новыми самолетами, 840 вертолетами и 2300 беспилотниками. На парадах в Москве красовались новые танки и ракеты. Россия опробовала новую тактику и новое вооружение на Донбассе в ходе первого вторжения в Украину в 2014-м. Затем в кампании по поддержке сирийского диктатора Башара Асада.

Отставной европейский генерал говорит, что провал этой обновленной армии напомнил ему, как после окончания холодной войны он впервые своими глазами увидел бывшего противника в Восточной Германии и Польше. «Мы поняли, каким барахлом была хваленая 3-я ударная армия, – говорит он о советской группировке в Магдебурге. – Мы снова повелись на удочку пропаганды, которую нам впаривали россияне». 

«Мы знали, что в российской армии есть проблемы, – говорит чешский генерал в отставке Петер Павел, возглавлявший военный комитет НАТО в 2015–2018 годах. – Но их масштабы стали неожиданностью для многих, в том числе для меня. Я-то считал, что россияне усвоили уроки».

Версия, которая щадит самолюбие россиян: их армия увязла в Украине не столько из-за собственных недостатков, сколько из-за ошибок Путина. Его навязчивое желание готовиться к войне втайне осложнило военное планирование. ФСБ сообщила ему, что Украина кишит российскими агентами и быстро сдастся. Это, вероятно, подтолкнуло его к глупому шагу: послать легковооруженных десантников на захват аэропорта под Киевом, а колонны бронетехники – в наступление на Харьков. Элитные подразделения понесли тяжелые потери.

«Вторая армия мира» прогнила. Почему российская военная мощь оказалась блефом. Аналитика The Economist /Фото 2

Главный удар не увенчался успехом, и армия решила вгрызаться во вторую по величине страну Европы с нескольких направлений. Примерно 120 батальонных тактических групп (БТГ) раздробили на множество неэффективных и изолированных подразделений. Плохую стратегию усугубляла плохая тактика: бронетехника, пехота и артиллерия слабо взаимодействовали. По сути, каждый род войск вел свою отдельную войну. Танки, которые должна была прикрывать пехота, ползали в одиночку и попадали в украинские засады. Артиллерия, главная опора российской армии с царских времен, хотя и вела ожесточенный огонь по Харькову и Мариуполю, не смогла прорвать украинские линии обороны вокруг Киева.

Проблема на проблеме

Отсутствие опыта – только часть проблемы. Как однажды заметил историк Майкл Ховард, «опыт, который оттачивает офицер, почти уникален. Его, возможно, придется применять только раз в жизни, а может, и вообще не придется. Это как если бы хирург всю жизнь тренировался на манекенах, чтобы провести единственную операцию на живом человеке». С момента окончания холодной войны Америка орудовала скальпелем почти непрерывно – в Ираке, на Балканах, в Афганистане, Ливии, Сирии и других местах. Россия не вела полномасштабной войны против регулярной армии с момента захвата Маньчжурии в ходе войны с Японией в 1945 году.

То, что России удавалось в небольших конфликтах на Донбассе и в Сирии, например, использование беспилотников для передачи координат целей артиллерии, оказалось сложно повторить в больших масштабах. А то, что казалось легким в войнах, которые вели США, например, уничтожение противовоздушной обороны противника, на самом деле сложно. Российские ВВС совершают по несколько сотен вылетов в день, но им трудно отслеживать и поражать движущиеся цели. И они по-прежнему в значительной степени зависят от неуправляемых бомб. Добиться точного попадания ими можно только с небольшой высоты, подставляя самолет под удар ПВО.

Все армии совершают ошибки. Некоторые делают их чаще других. Главная черта хорошей армии: она быстро учится на собственных промахах. Отказавшись от наступления на Киев, сосредоточившись на Донбассе и назначив руководить кампанией одного военачальника, Александра Дворникова, Россия с запозданием демонстрирует признаки того, что учится. В начале апреля один западный чиновник, отвечая на вопрос, улучшается ли тактика России, заметил, что бронетанковые колонны по-прежнему отправляются на подконтрольную Украине территорию без поддержки пехоты, что равносильно самоубийству. 27 апреля другой чиновник заявил, что российские силы в Донбассе, похоже, не хотят или не могут наступать по раскисшему из-за дождей грунту.

Неудачи России объясняются и героическим сопротивлением Украины, подкрепленным потоком западного оружия и разведданных. «Но в не меньшей степени крушение российских иллюзий обусловлено явлением, давно известным военным социологам, – пишет Элиот Коэн из Университета Джона Хопкинса. – Армия – это зеркало общества». Российское государство, говорит Коэн, «основано на коррупции, лжи, беззаконии и принуждении». Все эти язвы обнажились у российской армии, воюющей с Украиной.

«Вторая армия мира» прогнила. Почему российская военная мощь оказалась блефом. Аналитика The Economist /Фото 3

 «Они много вложили в модернизацию, – говорит генерал Павел. – Но большая часть этих денег разворована». Коррупция, безусловно, объясняет, почему на российские машины ставят дешевые китайские шины и они застревают в украинской грязи. Она также объясняет, почему многие российские подразделения оказались без радиостанций с шифрованием связи и полагались на ненадежные гражданские аналоги или даже на украинские сотовые сети. Это вполне могло способствовать гибели российских генералов (Украина утверждает, что убиты десять), поскольку их переговоры на линии фронта было легче перехватить.

Однако коррупция – только одна из причин. Украина коррумпирована не меньше России: в Индексе восприятия коррупции Transparency International они занимают соответственно 122-е и 136-е места. Что действительно отличает эти две страны, так это боевой дух. Украинские солдаты сражаются за выживание своей страны. Многие россияне даже не знали, что едут воевать, пока им не приказали пересечь границу. Сотрудник европейской разведки говорит, что призывники, которых Путин публично обещал не отправлять на войну, сопротивляются нажиму и не подписывают контракты на профессиональную службу. Другие вообще отказываются служить. По словам чиновника, такие случаи есть в элитных частях: в 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии и ее 51-м гвардейском парашютно-десантном полке, а также 423-м мотострелковом полке одной из танковых дивизий.

Трудности с людьми

Плохо обученные и слабо мотивированные солдаты – обуза в любом конфликте. Они не приспособлены к сложностям современной общевойсковой войны, которая требует синхронной работы танков, пехоты, артиллерии и авиации. Верх оптимизма – надеяться на скоординированную работу войск в Украине, куда силой отправили угрюмых подростков, выдав им просроченные сухпайки и плохо обслуженную технику.

Такая задача требует, по меньшей мере, хорошего командования. А оно тоже в дефиците. Сержанты, которые обучают солдат и командуют ими, – основа вооруженных сил НАТО. У России нет таких кадров. В России «слишком много полковников и не хватает сержантов», – говорит чиновник одного из европейских оборонных ведомств. По его словам, подготовка солдат идет жестко, она устарела, зациклена на Второй мировой войне и не использует опыт новых конфликтов. Этим объясняется то, почему россияне выбросили свою доктрину на свалку. Действия, которые казались легкими на учениях вроде «Востока», оказалось сложно воспроизвести под огнем на чужой территории.

Изучая свою военную историю, российские офицеры, похоже, усвоили худшие уроки афганской, чеченской и сирийской войн. Во время оккупации на севере Украины российские солдаты не только пьянствовали и грабили дома и магазины, но и массово убивали мирных жителей. Некоторые были за это награждены. 18 апреля 64-я мотострелковая бригада, обвиненная в массовых убийствах мирных жителей в Буче, за «героизм и мужество» удостоена Путиным звания «гвардейской».

Военные преступления не всегда иррациональны. Они могут служить политическим целям, например, террором заставить население подчиниться. Но они несовместимы с понятием воинской доблести: в массовых убийствах участвовал нацистский Вермахт. А жестокость может привести к противоположному результату: вдохновить противника на упорную борьбу, а не на сдачу в плен с риском умереть в любом случае.

Российские войска в Украине ведут себя так же жестоко и растерянно, как в Сирии. И там, и там они бомбят больницы. Израильские военные, внимательно наблюдавшие за действиями российских ВВС в Сирии, удивлены их неумением справляться с противовоздушной обороной, захватывать цели и поддерживать высокие темпы вылетов. В какой-то момент израильтяне даже посчитали, что правдоподобно объяснить столь низкий профессионализм можно лишь одним: за штурвалами сидят не россияне, а сирийцы.

В итоге они пришли к выводу, что россиянам не хватает подготовки, доктрины и опыта, чтобы максимально эффективно использовать новейшие самолеты. Израильских военных летчиков поразило, как неизбирательно Россия подходит к радиоэлектронной борьбе: она блокировала сигнал GPS на огромных пространствах восточного Средиземноморья, иногда на несколько недель. Когда вторжение России в Украину зашло в тупик, израильские аналитики поняли, что российские войска страдают от тех же проблем с подготовкой.

«Вторая армия мира» прогнила. Почему российская военная мощь оказалась блефом. Аналитика The Economist /Фото 4

Некоторые друзья России, похоже, сделали тот же вывод. Отставной индийский генерал Саид Ата Хасснайн, который когда-то командовал индийскими войсками в Кашмире, отмечает, что «в полевых условиях россияне проявили некомпетентность», которая коренится в «высокомерии и нежелании следовать проверенным основам военного искусства». 

Группа отставных индийских дипломатов и генералов из Международного фонда имени Вивекананды, аналитического центра, работающего на индийское правительство, недавно обсуждала «явное и вопиющее отсутствие подготовки» и «логистическую некомпетентность» России. Тот факт, что Индия – крупнейший покупатель российского оружия, придает их выводам особый вес: «качество российских технологий, ранее считавшихся превосходными, все чаще выглядит сомнительным», хотя Украина, конечно, использует преимущественно такое же вооружение.

Схожий процесс переоценки происходит сейчас в западных армиях. Один лагерь утверждает, что российская угроза для НАТО не так страшна, как считалось. «Репутация российских вооруженных сил подорвана. Потребуется не одно поколение, чтобы ее восстановить, – говорится в недавней оценке одного из государств НАТО. – Вся армия в целом хуже, чем ее отдельные части в современной сложной боевой обстановке». Однако слишком рано делать выводы, предупреждает высокопоставленный чиновник НАТО, поскольку война еще идет и обе стороны к ней адаптируются.

Одной из ошибок России стало ложное чувство уверенности в успехе из-за легкого захвата Крыма в 2014 году и недопущения крушения режима Асада в Сирии в 2015 году. Есть риск, что противники России повторят эту ошибку – сделают слишком смелые выводы из нынешних неудач России в Украине. 

Майкл Кофман из аналитического центра CNA признает, что он и другие эксперты «переоценили влияние реформ… и недооценили разложение при Шойгу». Но контекст имеет значение, отмечает он. В последние годы аналитиков НАТО беспокоили не сценарии полномасштабной войны, а более скромные и реалистичные операции по принципу «отхватить кусок земли и удержать». Они обсуждали вторжение России в некоторые страны Балтии или захват островов вроде норвежского Шпицбергена.

Уроки неудач

В 1995-м политолог из Стэнфордского университета в Калифорнии Джеймс Ферон в своей фундаментальной работе утверждал, что разрушительные войны, которые правительства предпочли бы предотвратить путем переговоров, могут разразиться из-за просчетов в оценке возможностей другой стороны

«Лидеры знают всё о военных возможностях и готовности своих стран воевать. Противник столько не знает, – пишет Ферон. – И во время торга есть соблазн исказить данные, чтобы добиться сделки на более выгодных условиях». Это объясняет, почему Россия так раздула информацию о своей мощи на учениях «Восток». Блеф может сработать. «Подозреваю, многие у нас были впечатлены парадами в День Победы, на которых россияне показывали все это продвинутое оружие», – говорит европейский генерал.

Битва за Донбасс не сможет полностью дать ответ на вопрос, слаба ли российская армия. Даже если она победит в войне на истощение благодаря огневой мощи и людской массе, то ей все равно далеко до мобильной высокотехнологичной силы, которой она себя выставляла в последнее десятилетие. 

Более вероятно, что медленные российские войска выдохнутся задолго до достижения своих целей на юге и востоке Украины, не говоря уже о том, чтобы еще раз попытаться наступать на Киев. Военные аналитики мира будут следить не только за тем, как далеко продвинется Россия в ближайшие недели, но и как ее войска проявят себя в плане стойкости, адаптивности и управляемости. Ход кампании покажет, насколько глубоко прогнила российская армия.

Материалы по теме