Россия сперва объявила об отводе войск, а теперь угрожает мерами «военно-технического характера». Что происходит? Объясняет дипломат
Категория
Картина дня
Дата

Россия сперва объявила об отводе войск, а теперь угрожает мерами «военно-технического характера». Что происходит? Объясняет дипломат

Россия недовольна гарантиями безопасности, предоставленными США, и угрожает «мерами военно-технического характера». А только два дня назад, 16 февраля, Москва объявила об отводе войск от украинских границ. Что означает резкая смена риторики и к чему готовиться Украине

МИД России 17 февраля вручил послу США Джону Салливану реакцию на американский ответ по проекту договора этих стран о гарантиях безопасности в Европе. В 10-страничном документе представители России говорят, что США «не дали конструктивного ответа на базовые элементы подготовленного российской стороной проекта договора с США о гарантиях безопасности». И что Россия будет вынуждена отреагировать. Что это значит?

Forbes попросил объяснить ситуацию бывшего посола Украины в Австрии Александра Щербу, дипломата и чрезвычайного и полномочного посла Украины в Австрии с ноября 2014 года. Это сокращенная и отредактированная для ясности версия интервью.

Россия утверждает, что Америка не дала гарантий безопасности и что она вынуждена будет реагировать «мерами военно-технического характера». Что это значит?

Это заявление появилось одновременно с обстрелами украинской территории на Донбассе. Россия будет продолжать агрессию, которая длится уже восемь лет, будет раскачивать страну изнутри.

Мы видели хакерские атаки на этой неделе, они вписываются в «военно-технические меры». Дальше возможны разного рода провокации. Режим в Москве на выдумку хитер.

Полномасштабное наступление маловероятно. Разведка США оперативно публикует планы России. Это влияет на ситуацию.

Если Путин решится на вторжение – это будет самая непопулярная война в истории современной России. Для Путина она будет не менее катастрофичной, чем для Украины.

Есть два фактора, которые сдерживают Путина: наша готовность сопротивляться и давление западных стран.

Буквально вчера Россия говорила об отводе войск. Что изменилось?

Это и есть тактика расшатывания ситуации – отводить войска и потом возвращать их на позиции. Россия пытается быть непредсказуемой. Это посыл нам и всему миру – мол, попробуйте угадать наш следующий ход.

Главное требование России – не допустить вступления Грузии и Украины в НАТО. Может ли США на это пойти?

Это требование ХIХ века, а мы все-таки живем в ХХI веке. Великие державы уже не принимают решения за другие страны. Если Россия хотела предотвратить это вступление, то не нужно было оккупировать Крым и часть Донбасса. За это время поддержка НАТО в Украине выросла с 15% до 60%.

Ориентация на НАТО и ЕС – это уже маркер украинского патриотизма. Ни внешне, ни внутренне решить этот вопрос никак не удастся.

Россия сперва объявила об отводе войск, а теперь угрожает мерами «военно-технического характера». Что происходит? Объясняет дипломат /Фото 1

Александр Щерба, бывший чрезвычайный и полномочный посол Украины в Австрии. Фото: Министерство иностранных дел Украины

Россия говорит о военной угрозе со стороны НАТО – это блеф или реальная опасность?

Они прекрасно понимают, что никакой угрозы со стороны НАТО нет. Цель России – это возродить СССР в новых границах. Путин считает, что это будет его историческое достижение. Сейчас в плотном альянсе с Россией находятся Белорусь, Казахстан, Армения.

Приведет ли эскалация в Украине к напряжению в Европе?

В Европе живут с убеждением, что Путину нужна Украина и страны, которые раньше были членами СССР, а не Европа. В Европе не верят в концепцию «сегодня Украина, а завтра мы».

Если Путин пойдет на оккупацию Украины – это дестабилизирует ситуацию в Европе. Украина, которая могла стать пространством роста для Европы, станет пространством нестабильности. Никто в этом не заинтересован. Это достаточный повод поддерживать Украину.

Насколько Украина близка к НАТО?

У Украины есть готовность и смелость вступать в НАТО. На Западе этого мужества нет. Его не было раньше, а сейчас стало еще меньше. Многие на Западе напуганы этой ситуацией. Этот страх Запад будет выдавливать по капле еще много лет.

Последние два месяца диалог по Украине идет между США и Россией. Украине нужно активнее вступать в эту дискуссию?

Украине нужно доверять своим партнерам. США сегодня всеми действиями показывают, что являются надежным партнером для Украины. Все свои действия они согласовывают с нами.

Все разговоры об утрате Украиной субъектности лишены смысла: никому наша субъектность не нужна. Такие разговоры приятно слушать России и украинским политикам, которые хотят разыграть эту карту.

Могут ли США и Европа ввести санкции, не дожидаясь эскалации?

Сегодня все понимают, что Путину верить нельзя. И эта ситуация не играет на руку России. Раньше были чиновники, которые закрывали глаза на выходки Путина. Сегодня ничтожно мал круг тех, кто может сказать «я поддерживаю Путина». Сейчас люди либо молчат, либо меняют свою позицию.

Бывший вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль, который ранее выступал в поддержку Путина, говорит об остановке «Северного потока – 2» в случае эскалации.

Линия между добром и злом сегодня очевидна. Путин расставил все точки над «і».

В Офисе президента говорят о возрождении Минских договоренностей. Это правильная платформа для диалога?

Минск – изначально слабая площадка для переговоров. В документе говорится, что Россия – не агрессор, а посредник. В тот момент, когда Россия массово начала раздавать паспорта на оккупированных территориях, она де-юре подтвердила оккупацию. Украине нужно об этом говорить вслух.

Минские договоренности выполнили свою функцию – позволили остановить наступление. Сейчас нужна новая площадка. Нельзя строить мир на большой лжи.

Материалы по теме