Бизнес по-взрослому. Создание порно вне закона, но тысячи украинцев зарабатывают на нем. Как? /Фото Анна Наконечная
Категория
Компании
Дата

Бизнес по-взрослому. Создание порно вне закона, но тысячи украинцев зарабатывают на нем. Как?

Адель Асанти, профессиональная экс-порноактриса. Фото Анна Наконечная

В апреле-июне OnlyFans – Instragram без цензуры – заплатил более $600 000 НДС с украинских зрителей. Впрочем, по закону, выкладывать контент и зарабатывать на сервисе украинцы не могут – за это грозит до семи лет за решеткой. Однако тысячи украинцев это не останавливает от заработка на порно. Проблема оказалась актуальной для общества даже во время войны – петиция о легализации порно в Украине набрала 25 000 подписей. Теперь вопрос должен рассмотреть президент. Как и сколько украинцы зарабатывали на сексуальных желаниях зрителей накануне агрессии – в тексте Forbes из февральского номера журнала, не вышедшего из-за начала полномасштабной войны

Девять лет назад в квартиру 16-летней жительницы городка Каменское Анастасии Распутиной ворвалась с обысками киберполиция. Причина – девушка репостнула порноролик во «ВКонтакте». «Я фанатела от порноактрисы Кристи Мак и без тайных мыслей сделала это», – вспоминает Распутина. Суд не наказывал несовершеннолетнюю нарушительницу. Но урок она усвоила хорошо. «Закон лучше не нарушать и делать порно там, где это легально», – рассказывает профессиональная экс-порноактриса Адель Асанти. Это псевдоним, под которым Распутина за четыре года успела сняться в 60 фильмах для взрослых.

Современное порно давно переехало в интернет. Из 20 самых популярных ресурсов мира три – сайты для взрослых, посещаемость каждого 2,3–3,5 млрд визитов в месяц. Для сравнения: Netflix – 2,7 млрд (данные SimilarWeb за январь 2022-го). Это огромный рынок – в 2015 году доцент социологии Университета Нью-Мексико Кассия Возник оценивала глобальную индустрию в $97 млрд. «90% мирового порнорынка держат только 10 компаний», – рассказывает Ден Леаль, американский порнопродюсер с более чем 20-летним опытом. Такие как Gamma Entertainment, MindGeek, WebGroup.

Какая доля Украины в этом рынке? На уровне погрешности. Это миф, что в Украине снимают много порно, больших игроков здесь нет, говорит на условиях анонимности владелец украинской компании по продвижению порноконтента. «Никто не хочет рисковать, – объясняет он. – Билет в Прагу стоит €25, там порно легальное». Риск создают статья 301 Уголовного кодекса «Ввоз, изготовление, сбыт и распространение порно…» и Закон «О защите общественной морали», очень расплывчато истолковывающий, где заканчивается эротика и начинается порно. Наказания жесткие – к тюремному сроку до семи лет. И правоохранительные органы работают: в прошлом году было открыто 1493 уголовных производства по распространению порноконтента, подсчитали в «Опендатабот».

Но опосредованный вклад порно в украинскую экономику все же есть. По оценкам шести собеседников с рынка, с которыми пообщался Forbes, в порноиндустрии привлечены по меньшей мере несколько десятков тысяч украинских граждан. Каждый из них зарабатывает от десятков долларов до нескольких сотен тысяч в месяц. Как они это делают?

Традиционный вариант – путь профессиональной актрисы. Именно его избрала Асанти (Распутина). Когда ей было 20 лет, она написала на электронную почту Пьеру Вудману, известному продюсеру взрослого контента. Вудман письмо прочел. Через 10 дней она уже летела в Прагу на съемки. Первый гонорар – €500. За полгода гонорары выросли в пять раз. Распутина проработала в порно четыре года, и за это время снялась в 60 фильмах, заработав более €100 000. Актрису дважды номинировали на престижные мировые награды от XBIZ и AVN за достижения в порнофильмах.

Нелегкий и не очень хорошо оплачиваемый труд: съемка 30-минутного ролика может занять весь день, вспоминает Распутина. Начинающие получают за эту работу €400–500, а узнаваемые – от €2500.

Легкость, с которой Распутина выбилась в лигу «узнаваемых», обманчива. Текучесть большая, и пробиваются в профи максимум три девушки из ста, утверждает украинская порноактриса Фелиция Вина. Но стали популярны многие. Распутина оценивает, что среди профессиональных актрис мирового уровня до 10% – украинки. Продюсер Леаль называет другую цифру – 25% среди европейских актрис. Проверить и подтвердить эти цифры невозможно, и, вероятно, эксперты экстраполируют выборку из своего окружения на всю индустрию.

В профессиональном порно своя отлаженная инфраструктура. Агентства, продюсеры, студии, диджитал-платформы, специалисты по продвижению. Большинство не в Украине.

Чтобы построить карьеру в порно, украинки сотрудничают с агентствами – Adult talent agencies, сюда часто приезжают их рекрутеры. Агентства раскручивают девушек, находят им контракты, сопровождают в бытовых, медицинских и юридических вопросах. «Иногда приходится решать вопрос уровня «куда актрисе лучше сходить на иглоукалывание», – сетует украинка Сабина, исполнительный директор крупного агентства по работе с порноактрисами JulModels. Обычно агентства работают за 10-процентную комиссию.

Сам себе режиссер, монтажер, маркетолог и пиарщик

Фелиция Вина (это псевдоним, свое настоящее имя она не раскрывает) – девушка из обеспеченной киевской семьи. Говорит, что не нуждалась в деньгах, а стала сниматься в порно из-за скуки 2020 года, когда началась пандемия. Ее партнерша, с которой она переживала изоляцию, поддержала инициативу. «Мы снимали наш секс на телефон и выкладывали ролики на Pornhub – людям нравилось наблюдать за реальной парой», – говорит Вина. Сейчас у ее видео 25 млн просмотров на Pornhub. Сайт номинировал девушек на премию «Фетиш-модель года».

Она говорит, что зарабатывает на Pornhub $2000 в месяц, выкладывая за это время четыре – шесть новых видео, каждое до 10 минут.

Это не венец карьеры. В феврале 2022-го Фелиция вернулась из двухдневной командировки в Бухарест. Местный предприниматель предложил ей €6000–8000 в месяц за помощь в создании и администрировании новой инди-порностудии. Актриса отказалась, когда выяснила, что на самом деле это не студия, а вебкам «в каком-то грязном, страшном доме». Вебкам-студия – это дом или квартира, где собираются девушки и ведут онлайн-стрим из порношоу за деньги.

Фелиция Вина: «OnlyFans – это, по сути, Instagram, но без цензуры и где контент доступен по подписке – от $5 до $50 в месяц». /Фото Анна Наконечная

Фелиция Вина: «OnlyFans – это, по сути, Instagram, но без цензуры и где контент доступен по подписке – от $5 до $50 в месяц». Фото Анна Наконечная

Вина начинала как типичный independent creator – так называют профессионалы мира «порноблогеров», которые выкладывают свою эротику и порно на сайтах для взрослых и на таких сервисах, как OnlyFans или SuicideGirls. OnlyFans – это, по сути, Instagram, но без цензуры и где контент доступен по подписке – от $5 до $50 в месяц. Автор получает 80% денег, а 20% – комиссия британского сервиса. В пандемический 2020 год OnlyFans взлетел – увеличил доход на 553% до £281 млн, пишет Financial Times. «Не считаю independent creators конкурентами – у нас разная целевая аудитория, и мне даже выгоднее потом нанимать раскрученных актрис в свое кино», – говорит Леаль.

Аккаунт на OnlyFans Вина завела через полгода после появления на Pornhub и ведет его очень дисциплинированно – хотя бы раз в месяц делает профессиональную фотосессию. Утверждает, что ее месячная прибыль с OnlyFans – более $1000. «В среднем модели зарабатывают там $180 в месяц (это данные Influencer MarketingHub. – Forbes), а топ-модели, которых я лично знаю, по $10 000–50 000 в неделю, – уверяет Вина. – Мне есть куда расти». Продвигают себя модели обычно через агентства или самостоятельно в соцсетях. Популярные Reddit, Twitter, TikTok, YouTube. Многие девушки из OnlyFans продают свой мерч. Она тоже сейчас занимается созданием собственной линейки.

Поступают на украинский рынок и заказы даркнета – убежища хакеров и наркоторговцев, эта часть интернета почти недоступна для киберполиции. Вине однажды поступило даркнет-предложение на €10 000 за 30-минутный ролик. «Это был ужас! Я отказалась, но страшно представить, что кто-то мог согласиться…», – говорит актриса.

$50 – камера, мотор!

«В Украине преимущественно снимают любительское порно и занимаются вебкамом», – говорит владелец компании по продвижению взрослого контента на условиях анонимности. Вариантов три: сотрудничать с инди-студией, снимать и выкладывать в интернет самим или вебкам. Последнего в Украине больше всего.

Центры вебкама в Украине – Харьков, Днепр, Одесса. «В каждом большом городе у нас с десяток вебкам-студий», – объясняет предыдущий комментатор. За сессию клиенты могут заплатить от 0 до нескольких тысяч долларов. Больше всего приносят фанаты-постоянщики, которые платят от $50 до $100 за одну трансляцию, по оценкам владельца компании по продвижению adult-контента. Подруга Вины – вебкамщица, она рассказала Forbes, что в среднем за восьмичасовую смену вебкам-модель может провести до шести индивидуальных стримов (каждый по часу в среднем) с постоянными клиентами.

Золотая жила? Только не для девушек, проводящих часы перед компьютером. Вебкамщицы отдают 60–80% комиссии владельцам веб-студий и сайтам, где ведут стрим. Почему так много? «Украинцы не могут принимать оплату и зарегистрироваться на многих порносайтах, а иностранцы могут», – рассказывает на условиях строгой анонимности порнопродюсер из Франции. Это основа существования вебкама, иначе все стримили бы из дома, продолжает он.

Вина пробовала себя в вебкаме на таких сайтах, как Chaturbate. Ей не понравилось, да и заработать не смогла, потому что доходы там нестабильны. За месяц пробы пера в вебкаме встретила только одного «постоянщика», платившего ей $100 за час индивидуальной сессии. Стрим он просил часто – каждый день. «В вебкаме многое зависит от везения», – объясняет актриса.

Инди-студии – это любительские продакшны с командой из одного – пяти человек. Обычно они имеют специализацию – например, футфетиш. «Я работаю сам и по-мелкому, а инди-студии могут зарабатывать €20 000–70 000 в месяц», – говорит тот самый продюсер-француз, который работает в Украине. Но оно скорее исключение, большинство инди-студий физически не в Украине. При этом активно вовлекают украинцев в сотрудничество. Работает это так: инди-студия присылает актерам в Украине сценарий и подробные инструкции по съемке – требования к локации, ракурсам, образу актрис. «Вплоть до того, насколько часто следует протирать камеру во время съемки», – анонимно объясняет зарабатывающая таким образом украинка. За один ролик ей платят €600 – обычно SWIFT-платежом или через криптовалюту. Менеджер студии круглосуточно на связи – с ним удаленно согласовываются все детали. Пересылают готовое видео через файлообменники.

Фелиция Вина и Адель Асанти. /Фото Анна Наконечная

Фелиция Вина и Адель Асанти. Фото Анна Наконечная

Ну очень узкая специализация

Мировой порнорынок давно поделен и укрепился. «Это замкнутая система, где все сотрудничают со всеми, но у каждого есть свой маленький участок, на чем ты специализируешься и зарабатываешь», – рассказывает Леаль, специализация которого – продакшн-контент. В среднем производство одного 30-минутного ролика с классическим сексом без известных актеров обходится ему в €2500.

Творческую команду Леаль нанимает с местных специалистов, часто снимает в Венгрии, Чехии, Испании. «Нет смысла возиться и возить, например, операторов или стилистов из других стран – людей хватает», – объясняет продюсер. Исключение – порноактрисы. Дистрибьюцией и монетизацией роликов Леаля занимаются партнеры – посредники, диджитал-платформы, компании по продвижению и т.д. «Мое дело – сделать крутой контент, а дальше их хлеб», – говорит продюсер.

«Порноконтент – это золото, но только если он принадлежит вам, остальную порноиндустрию просто имеет ( в оригинале нецензурная лексика. – Forbes)», – считает его коллега – продюсер из Франции.

Имеют свою специализацию и страны. «Чехия – столица европейского профессионального порно, а Румыния лидирует по вебкаму», – говорит Леаль. В Бухаресте есть многоэтажки, где все помещения сдают только под вебкам-студии.

Профессиональная экс-порноактриса Адель Асанти за четыре года успела сняться в 60 фильмах для взрослых. /Фото Анна Наконечная

Профессиональная экс-порноактриса Адель Асанти за четыре года успела сняться в 60 фильмах для взрослых. Фото Анна Наконечная

Порно – двигатель прогресса

Основные деньги на взрослом контенте в Украине зарабатывают не актрисы, вебкамщицы или модели OnlyFans, а айтишники. «Диджил-маркетинг и адаптация новых технологий для индустрии: здесь много украинцев, и они топ-специалисты», – говорит Виктор Компаниец, бывший инвестиционный менеджер венчурного фонда Digital Future, имеет 35 лет опыта в сфере технологий.

Десятки известных украинских диджитал-маркетинговых компаний, особенно тех, кто говорит, что занимаются SEO, affiliate-маркетингом или работают в игорном бизнесе, в той или иной степени осуществляют еще и adult, продолжает Компаниец.

Половина участников мировых конференций на тему диджитал-маркетинга в adult – украинские компании, анонимно поделился владелец такой же компании. «Ценники в adult для украинских предпринимателей выгодны – $20–40 за клик и $200 за действие», – анонимно объясняет собеседник с этого рынка.

Порноиндустрия стимулировала развитие многих технологий: сжатие видеофайлов, создание удобных платежных систем, потоковых трансляций, видеочатов, оптимизации трафика, мобильных сетей нового поколения и даже всего высокоскоростного интернета, по мнению профессора TEXAS A&M UNIVERSITY Джонатана Куперсмита, изучающего историю технологий.

«Как только в мире появляется новая технология, так ее сразу применяют в порно», – говорит Сабина из JulModels. Один из примеров – VR (виртуальная реальность). В настоящее время популярны VR live show и теледильдоника. Последняя – это технология, позволяющая с помощью умных девайсов приблизить ощущение от виртуального секса к реальному. «Многие украинские компании маскируют разработки в теледильдонике под телеметрическое оборудование», – рассказывает Компаниец.

Non-fungible tokens, или NFT-технология, получившая распространение в 2021 году, уже активно используется в области взрослого контента. Фелиция Вина регулярно летает на NFT-фотосессии. «С недавних пор многих порноактрис агитируют делать NFT на перспективу, – говорит Вина, – NFT в порно хотят использовать для расчетов и перепродавать, если какая-нибудь актриса вдруг станет популярной».

Летом 2021 года Леаль запустил свой NFT-маркетплейс и говорит, что заработал на нем $1,5 млн.

В конце февраля продюсер собирается презентовать свой новый проект по метавселенной на отраслевом мероприятии в Испании. Тема его доклада – «Как adult-метавселенная может принести пользу вашему бизнесу». Леаль уверяет, что порноиндустрия вкачивает миллиарды долларов в метавселенную – там точно будет место для секса.

Материалы по теме
Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине