Военная распродажа. Сеть Brocard лишилась российского владельца. Сколько может стоить сделка /Фото Shutterstock
Категория
Компании
Дата

Военная распродажа. Сеть Brocard лишилась российского владельца. Сколько может стоить сделка

Shutterstock

После начала войны в сети возникли затруднения. В Киеве не работает ни один магазин.

Новым владельцем Brocard стал французский парфюмерный холдинг Philippe Benacin Holding. Об этом Brocard сообщил партнерам в письме, которое попало в распоряжение профильного издания RAU. О возможной продаже компании Forbes узнал еще в середине мая, однако подробностей источники издания сообщить не смогли. В компании ни тогда, ни сейчас не захотели побеседовать с Forbes.

Известно, что кроме сети в сделку попала компания Hexagone – крупнейший поставщик косметических товаров «люкс» в Украине.

Оба юридических лица входили в российскую косметическую группу «ЛʼЭтуаль», купившую мажоритарные доли в компаниях в 2010 году. Конечный бенефициар компании в РФ – Татьяна Володина. Управлял украинскими компаниями один из соучредителей Юрий Гаткин. Их выручка в 2020-м, по данным YouControl, составила 4,4 млрд грн.

Philippe Benacin Holding принадлежит бизнесмену Филиппу Бенасини. Он также совладелец парфюмерно-косметического производителя Interparfums. Компания производит духи по заказу домов моды Karl Lagerfeld, Kate Spade, Montblanc и пр. Капитализация Interparfums – около $3 млрд. Forbes не удалось связаться с Philippe Benacin Holding.

Что такое Brocard /Фото Shutterstock

Что такое Brocard

Brocard – самая крупная в стране парфюмерно-косметическая сеть в сегменте luxury. Ее основали в 1997 году украинские бизнесмены Юрий Гаткин, Владимир Горобей и Александр Гараев.

В начале 2022-го в сеть входило 100 парфюмерно-косметических магазинов, продававших косметику ведущих мировых брендов. Магазины Brocard часто были якорными арендаторами крупных ТРЦ.

Существование российского владельца в косметической компании никогда не оспаривали.

После начала войны у Brocard возникли проблемы. Компания, как другие юрлица с российскими корнями, могла попасть под действие Закона Украины «Об основных принципах принудительного изъятия в Украине объектов права собственности Российской Федерации и его резидентов» и постановления правительства, согласно которому украинским юрлицам запрещено оказывать услуги, а также платить компаниям, связанным со страной-агрессором.

У Brocard не работала часть магазинов. Два топ-менеджера из сферы коммерческой недвижимости и гендиректор одного из столичных ТРЦ рассказали Forbes, что компания задерживала арендные платежи, рассчитываясь лишь за коммунальные услуги. В Киеве до сих пор закрыты все торговые точки Brocard. По предположению наших собеседников, счета компании арестованы.

Суммы договоров между «ЛʼЭтуаль» и Philippe Benacin Holding стороны не разглашают. До войны Forbes оценивал стоимость бизнеса ритейлера в $40–50 млн. Однако в условиях военных санкций сумма могла быть символической, считает основатель инвесткомпании Concorde Capital Игорь Мазепа. «То, что было до войны, не имеет никакого значения, тем более в премиум-сегменте (из-за падения доходов покупателей. – Forbes)», – говорит он. Одна из компаний, в которую инвестировал Мазепа – интернет-магазин косметики MakeUp, – главный конкурент Brocard на украинском рынке.

По оценкам аналитического отдела Forbes, сейчас весь бизнес Brocard может стоить ориентировочно $15–20 млн.

Игроки украинского рынка ритейла, с которыми общался Forbes, считают, что сумма могла быть еще меньше. Совладелец еще одного конкурента Brocard – большой drogerie-сети – на условиях анонимности говорит, что не верит в рыночную целесообразность этого соглашения. Тем более в условиях войны.

Материалы по теме