Как может выглядеть в 2021 году хорошо сбалансированный портфель для частного инвестора  /Фото из личного архива
Категория
Деньги
Дата

Как может выглядеть в 2021 году хорошо сбалансированный портфель для частного инвестора 

из личного архива

С какими инвестиционными идеями входят финансисты в 2021 год? Forbes расспросил об этом двух лидеров инвесткомпании ICU – одного из ее основателей Константина Стеценко и главу макроэкономического департамента Сергея Николайчука.

Time называет 2020-й худшим годом в истории, а рынки акций бьют рекорды. Вы видели вчерашнее размещение Airbnb (интервью записывалось 11 декабря 2020 года.– Forbes)?

Константин Стеценко: Они удвоились в цене.

Кто сошел с ума?

К.С.: Реакция рынков на пандемию в мартеапреле была чрезмерно острой. После событий 2008–2009 годов глобальные регуляторы научились быстро и с удовольствием включать свою финансовую базуку и мы увидели с их стороны беспощадный ответ. Ликвидность, которой они накачали экономики,– главная причина того, что мы видим на глобальных рынках.

Помните этот ужас без конца в марте, когда рынки каждый день валились на 5% и больше? Регуляторы, похоже, больше не допустят подобного, и это основной вывод года.

Вывод номер два: мир изменился. Robinhood, Interactive Brokers и другие открыли розничным инвесторам прямой доступ к фондовому рынку. Возможность купить на $1000 акции модных компаний – Facebook, Amazon или Apple – в телефоне создала огромную покупательную способность. Изменилась и модель поведения розничных инвесторов: раньше, во время кризиса, они бы прятались по углам, а в этот раз инвесторы, у которых была ликвидность, весьма уверенно покупали.

Сергей Николайчук: Кроме того, благодаря реформам, которые регуляторы провели после глобального финансового кризиса, финансовая система была гораздо лучше готова к потрясениям, в том числе и в Украине. Думаю, регуляторы и в дальнейшем будут жестко ограничивать риски на стороне финансовых институтов.

Что из этого следует?

К.С.: Поведение финансовых рынков будет другим, чем прежде. Появился новый класс инвесторов, а рынки понимают, что центробанки и правительства не позволят им сходить с ума.

Это не очень хорошо в среднесрочной перспективе, но на 2021 год ожидания у всех достаточно позитивные. Они базируются на предположении, что вакцины будут работать.

Как вы понимаете психологию нового типа инвесторов?

К.С.: У них была удачная точка входа – весной – в начале лета. Они еще не переживали больших потерь: последние 10 лет рынки росли, не было постоянной боли.

Не только ведь Robinhood драйвит рынок. Никуда не делись mutual funds, пенсионные фонды, деньги частных инвесторов. Их просто стало намного больше. Один из главных вопросов– как повлияет на инфляцию, на стоимость активов, куда двинет цены на сырьевые товары то количество денег, которое было напечатано? Поэтому есть тревога насчет раскручивания инфляционной спирали.

Материалы по теме

Мир входит в десятилетие растущей инфляции?

С.Н.: В 2021 году инфляция останется достаточно низкой: основные экономики будут восстанавливаться, но по-прежнему не дотягивать до своего потенциала, поэтому влияние спроса на инфляцию будет негативным.

Зарождающееся инфляционное давление на развитых рынках видно только в США, где Федеральная резервная система пересмотрела концепцию монетарной политики и перешла на так называемый average inflation targeting. Теперь она будет пытаться достичь цели по инфляции не на определенный момент времени, а в среднем на уровне 2%. Это означает, что если в последние годы инфляция в США была ниже 2%, то теперь ФРС позволит инфляции вырасти до 3–4%, чтобы получить в среднем 2%.

То есть ФРС готова к росту инфляции?

С.Н.: Не просто готова, а пытается поднять ее до 3–4% и для этого будет и дальше проводить мягкую монетарную политику, невзирая на восстановление спроса и снижение безработицы.

Нассим Талеб однажды сказал в интервью Forbes, что нет ничего дешевле прогноза, а вот ставка – это совсем другое дело. Константин, на что вы ставили в 2020-м и ставите в 2021 году?

К.С.: Мы участвовали в некоторых размещениях, но не везде, к сожалению, смогли получить аллокацию. Технологические акции разлетаются как горячие пирожки, поэтому приоритетный доступ к ним у крупнейших институциональных инвесторов. Те, кто зашел в Airbnb, сразу получили двойную отдачу. И было немало историй, где рост после размещения был на 30–50%.

А еще весной все думали, что Airbnb обречена.

К.С.: Мы видели размещения Allegro (польская Rozetka), казахстанского Kaspi, которые стали многомиллиардными компаниями. После недавнего IPO за свою терпеливость были щедро вознаграждены инвесторы Ozon.

Переходя к 2021 году. Если мы верим в эффективность вакцины, в то, что постепенно будут восстанавливаться туризм и деловая активность, продолжится рост цен на сырье, то, конечно, 2021-й должен быть годом цикличных историй. Это будет толкать вверх котировки авиационных, туристических, сырьевых компаний.

По идее, должны затормозиться компании, которые были нарасхват в этом году. Zoom в нашей жизни станет меньше, хотя к докризисной ситуации мы не вернемся. Зачем лететь бизнес-классом в Нью-Йорк, если любую конференцию теперь можно провести онлайн?

Вернемся к личным ставкам Константина Стеценко на 2021 год.

К.С.: Мы ждем, что акции циклических компаний с хорошими фундаментальными показателями, сильно пострадавшие в 2020 году, будут восстанавливаться в 2021-м.

Вторая идея – бонды развивающихся рынков, где еще остается какая-то доходность.

И, конечно, продолжат развиваться компании новой экономики, нацеленные на упрощение жизни человека, бизнеса, общества. Уберизации, диджитализации, поведенческих изменений в нашей жизни будет становиться все больше. И при этом я не говорю про гейминг и беттинг, хотя это тоже огромные темы.

Что такое хорошо диверсифицированный портфель в 2021 году? Предположим, мы говорим о портфеле на $100 000 40-летнего «разумного инвестора», каким его видел Бенджамин Грэм.

К.С.: Я бы рекомендовал купить несколько ETF, связанных с развивающимися экономиками, с циклическими компаниями, и взять индекс, связанный с бондами развивающихся рынков (высокодоходные долларовые облигации) – условно по 20–25% каждого типа активов. Процентов по пять золота и биткойна, процентов 20 положить в пенсионный фонд, если не хочется постоянно менять портфель, а 10–20% я бы держал в кеше.

Какой должна быть доля украинских активов в хорошо диверсифицированном портфеле?

К.С.: Жителю Украины разумно держать 20–30% в украинских евробондах или внутренних облигациях. Все остальные рекомендации– те же самые.

Какие события 2021 года могут заблокировать описанный вами оптимистичный сценарий?

К.С.: Вакцина может оказаться не такой эффективной. Значит, экономика будет восстанавливаться медленнее. Если мы увидим быстрый рост инфляции, то начнут подниматься процентные ставки, что повлечет за собой переоценку долговых активов. Остается риск глобальных торговых войн.

Сергей Николайчук: «ФРС пытается поднять инфляцию до 3–4% с помощью мягкой денежной политики».

Сергей Николайчук: «ФРС пытается поднять инфляцию до 3–4% с помощью мягкой денежной политики».

С.Н.: Черных лебедей невозможно предсказать. Я бы добавил более резкий отказ от стимулирующих мер, хотя основные страны нацелены на то, чтобы держать стимулы как можно дольше. Но если действительно начнет расти инфляция, страны будут вынуждены проводить менее мягкую политику и это может ударить по восстановлению.

Джим Кокрейн недавно написал: «Ставки остаются низкими, пока вдруг не становятся высокими». Так было в Греции, но он допускает, что такое возможно и в Америке, где отношение госдолга к ВВП сейчас на столь же высоком уровне, как после Второй мировой войны.

С.Н.: По нашему базовому сценарию, развитые страны не будут стремиться к резкому снижению долговой нагрузки. Они будут снижать ее постепенно, благодаря тому, что реальные процентные ставки остаются низкими.

Среди других рисков – возможная «зомбификация» экономик за счет массовых стимулов и поддержки нежизнеспособных компаний. Это происходило в Японии в 1990-е годы, и есть риск, что это может распространиться на весь развитый мир. Это повлечет за собой сдерживание экономического роста, поскольку блокирует переход к более продуктивной экономике.

К.С.: В Штатах эффективно работает институт банкротства: масса компаний перезагружаются, экономика очищается. Скорее, мы говорим о рисках для менее эффективных экономик.

Чем это десятилетие будет отличаться от предыдущего?

СН: Ускорением диджитализации. Разрыв между компаниями новой и старой экономики будет расширяться.

К.С.: Жизнь будет бежать быстрее. Мы будем получать больше информации, быстрее ее переваривать, быстрее реагировать. Будет больше суеты и тревоги, воздух следующего десятилетия будет более плотным. Наверное, будет больше конфликтов– социальных и военных.

Поэтому и портфель должен быть хорошо диверсифицирован по валютам и по инструментам, а часть его должна быть в кеше, чтобы реагировать на возможности вроде тех, что были весной 2020 года.

С.Н.: А еще будет ускоряться тренд, который мы видели в 2010-е,– усиление конкуренции между людьми из разных стран на международном уровне.

Вы имеете в виду «смерть дистанции»?

С.Н.: Плюс стирание границ. Брекзит и победа Трампа были защитной реакцией на эти тенденции. Она чем-то похожа на сжигание станков в Лионе во время промышленной революции. В ближайшие годы этот тренд будет усиливаться – не только на рынке товаров, но и на рынке услуг.

Как в эту картину – повышения сложности и скорости мира – вписывается Украина? За предыдущее десятилетие наше отставание от развитого мира выросло. Оборот фондового рынка, если брать только рынок акций, упал в 100 раз. Как может развиваться экономика, где частный сектор настолько ограничен в доступе к капиталу?

К.С.: Я бы не драматизировал ситуацию. Крупные компании имеют доступ к публичным рынкам. Международные финансовые организации, тот же ЕБРР, с удовольствием предоставляют деньги качественным компаниям. Появилось много людей и фондов, которые готовы давать деньги в капитал даже стартапам. Мы, например, сами инвестируем в VC и финтех. Люди договариваются друг с другом без помощи фондового рынка.

Предлагаете не ныть по поводу отсутствия фондовой биржи, раз есть другие источники капитала?

К.С.: Если людям нужны деньги, они так или иначе их получают. Смотрите, сколько интересных компаний из Украины стали единорогами или привлекли многомиллионное финансирование.

Это происходит без инструментов фондового рынка, но и мир изменился. Появились краудфандинговые платформы, есть много частного капитала – и местного, и глобального, который с удовольствием идет в проекты креативных предпринимателей, способных облегчить или улучшить жизнь других бизнесов или людей.

Уоррен Баффетт сказал: «Инвестируйте в себя – прибыль от этих инвестиций не съест инфляция и не отнимет налоговый инспектор». Что для вас значит инвестировать в себя?

К.С.: Прежде всего – следить за своим физическим и ментальным здоровьем, читать побольше книг, много спать, меньше зависеть от гаджетов и устраивать себе цифровые детоксы. А чтобы быть счастливым – заниматься любимым делом и общаться с интересными людьми.

И не читать большевистских газет.

Опубликовано в седьмом номере журнале Forbes (январь-февраль 2021)

Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков