Возможность быть всегда на связи превращается в обязанность. Как выживать в эпоху гиперподключенности /Фото Иллюстрация Getty Images
Категория
Лидерство
Дата

Возможность быть всегда на связи превращается в обязанность. Как выживать в эпоху гиперподключенности

Иллюстрация Getty Images

58% офисных сотрудников в Украине жертвуют личной жизнью и свободным временем в пользу работы. Каждый четвертый винит в этом работодателя. COVID-пандемия только усилила эту тенденцию: возможность быть всегда на связи превращается в обязанность.

В рабочие чаты компании «Арсенал Страхование» нередко после полуночи приходят сообщения вроде «Не могу держать в себе эту идею до утра, есть тут кто-то?».

Управляющий партнер компании Марина Авдеева, несмотря на правило избегать переписок в нерабочее время, смотрит на это снисходительно. Она сама доступна для коллег не меньше 16 часов в сутки, работает в отпуске и считает, что делить дни на рабочие и выходные – «пережиток прошлого».

«Мир ушел онлайн, теперь можно работать из любой точки мира, проводить встречи в Zoom и решать любые вопросы в чатах», – говорит она. Взгляды Авдеевой – отражение новой реальности под названием «гиперподключенность», где сотрудники всегда в зоне доступа и всегда находятся на своих рабочих местах.

Эксперты в сфере HR утверждают: такой режим – неважно, по собственной инициативе или требованию руководства – одна из главных причин эмоционального выгорания. ВОЗ описывает его как синдром, вызванный хроническим стрессом на работе, и включает в обновленный вариант Международной классификации болезней (он вступит в силу с 2022 года).

Марина Авдеева, управляющий партнер компании «Арсенал Страхование» /Фото из личного архива

Марина Авдеева, управляющий партнер компании «Арсенал Страхование» Фото из личного архива

По данным исследований, 58% офисных сотрудников в Украине жертвуют личной жизнью и свободным временем в пользу работы. Каждый четвертый винит в этом работодателя.

COVID-пандемия только усилила эту тенденцию: возможность быть всегда на связи превращается в обязанность. «Проснулся, включил компьютер, не заметил, как наступил вечер, и забыл, что у тебя есть семья и свои планы», – говорит Ульяна Мороховская, руководитель украинского офиса международного агентства по поиску и оценке руководителей EMA Partners International. – Выдерживать границу между работой и личной жизнью сегодня – главный челлендж». 

Материалы по теме

От выгорания до выгорания

После введения карантина менеджеру по корпоративным коммуникациям «JTI Украина» Анне Лакштановой приходилось быть на связи с коллегами по 12–13 часов в сутки. «Было ощущение работы нон-стоп», – вспоминает она.

Когда стало понятно, что с этим на удаленке столкнулось большинство сотрудников, руководство приняло меры: организовали вебинары, разъяснили, как использовать корпоративные платформы для связи, общаться в MS Teams и не выгореть на работе и в семье. Также директора компании стали больше внимания уделять неформальному общению, устраивая live-talk и tea-party в Zoom, подавая пример work-life balance.

В итоге уже спустя месяц весь коллектив компании вернулся в «докарантинный» режим, когда встречи планируются загодя, а рабочий день длится не более 8 часов. «Мы недавно провели исследование: показатели эффективности не пострадали, а уровень вовлеченности 91% – выше, чем до перехода на удаленку», – говорит Мария Бондаренко, менеджер по развитию талантов и инновациям «JTI Украина», распаковывая коробку с орешками и медом – подарок от компании, который доставили домой каждому сотруднику.

Основательница агентства Facilitation Park, коуч Тамара Сухенко говорит, что в Украине гораздо больше компаний с другим стилем управления, когда директор может позвонить в три часа ночи, потому что находится в другом часовом поясе и ему так удобно. Или оштрафовать на $50 за не отвеченный вовремя звонок. На тренингах Сухенко участники часто поднимают вопрос: как нормировать деловое онлайн-общение или хотя бы установить «красные линии»?

Анна Лакштанова, менеджер по корпоративным коммуникациям «JTI Украина» /Фото из личного архива

Анна Лакштанова, менеджер по корпоративным коммуникациям «JTI Украина» Фото из личного архива

Усугубляет ситуацию тот факт, что украинцы только начинают воспитывать культуру заботы о себе, часто им сложно отстаивать свои границы. «Мы как фениксы, живем от выгорания до выгорания», – шутит бизнес-тренер и практикующий психолог Галина Сасин.

Обязанность всегда быть на связи не всегда навязывается извне. Многие сами полагают, что готовность откликаться на рабочие задачи 24/7 делает их более продуктивными. Все наоборот: будучи постоянно на связи, сотрудники жертвуют качеством работы за счет скорости реакции. Решения становятся менее взвешенными и точными. Чтобы быть продуктивными, нужно сосредоточить все внимание на одной задаче. «Многозадачность мозга – это миф», – говорит эксперт.

Гиперподключенности часто сопутствуют тревога и злость, а это – верный путь к депрессии и выгоранию. Для бизнеса это – дорогая цена. Согласно исследованию, «выгорающие» сотрудники на 63% чаще просят больничный и на 23% чаще оказываются в больнице. Они в 2,6 раза чаще ищут другую работу.

Психолог центра практической психологии «Галатея» Людмила Кухтина уверяет, что в перспективе последствия еще серьезнее: снижается уровень развития сотрудников в целом. Они ограничиваются реактивными действиями и становятся неспособны к проактивным. «Реагируя на каждый сигнал, мы обращаемся к базовому чувству страха (потери, безопасности), и тогда не мы контролируем свою жизнь, а наш страх начинает управлять нами, – объясняет психолог. – Мы превращаемся в собак Павлова».

Законы новой этики

Тем не менее, сегодня как никогда от сотрудников требуется многозадачность. «Ты делаешь свою работу, параллельно отвечаешь в мессенджер и участвуешь в Zoom-конференции. Нет возможности теперь сказать «я занят»: ответить в чате – секунда дела. Люди должны быть по своей натуре очень быстрыми», – говорит Авдеева.

Она признает: есть те, кто не способен выдержать такой ритм, а есть те, кто срывается внезапно. Залогом повышенной продуктивности, вовлеченности и отдачи Авдеева считает правильное управление человеческим ресурсом.

Многие европейские компании осознали пагубное влияние гиперподключенности сотрудников на бизнес и ведут с ней целенаправленную борьбу. Один из последних кейсов – компания в сфере здравоохранения Vynamic и ее политика «zzzMail», по которой работники не отправляют письма коллегам с 22:00 до 6:00 в будни, а также в выходные. Срочные сообщения оставляют на электронной почте. Удовлетворенность сотрудников условиями работы выросла до 90%.

С другой стороны, гиперподключенность открывает новые возможности для бизнеса. «Раньше нужно было заранее искать «выходы» на нужных людей, а сейчас вполне нормально написать любому человеку в мессенджер и решить вопрос в считанные минуты. Мне это нравится», – говорит Авдеева, которая давно отказалась от электронной почты, предпочитая ей Telegram, WhatsApp, Messenger Facebook.

По этой же причине Андрей Худо, сооснователь ресторанного холдинга !FEST, почти не использует телефонную связь. Важную переписку он ведет через электронную почту, а текущие задачи решает в мессенджерах, которые проверяет в перерывах между встречами. Каждое сообщение он автоматически фильтрует по степени важности и срочности и либо отвечает сразу, либо откладывает на вечер, выделяя для ответов 30 минут. «У меня правило в бизнесе – я всегда стараюсь на серьезные проекты брать до 48 часов на ответ, на менее серьезные отвечать в рамках 24 часов», – говорит он.

Похожих принципов нового делового этикета придерживается и член наблюдательного совета АО «Фармак», основатель образовательного проекта Kontora Pi Петр Чернышов, который уверен: почти всегда лучше написать, чем позвонить, и проверяет чаты раз в два часа, почту – дважды в день. «Чаще не хочу – боюсь стать рабом, – признается он. – Особенно засасывает Twitter».

Новая этика диктует другие правила коммуникации. Даже если необходимо быть на связи 24/7, важно придерживаться культуры общения. «Это значит, что я не пишу коллеге в мессенджере «Привет, ты тут?», а сразу очерчиваю просьбу и дедлайн для ответа», – рекомендует Сасин.

Чернышов рассказывает, что у них в компании есть внутренняя система Workplace, куда сотрудники пишут посты про статусы проектов, а также обмениваются сообщениями. Туда можно писать и ждать ответа и днем, и ночью. В другие мессенджеры – нет.

Авдеева разработала для себя ряд правил для рационального онлайн общения внутри компании, которые помогают экономить время. Она решает задачи, общаясь не персонально с каждым, а объединяя их в чаты по проектному или функциональному признаку. При этом использует короткие разговорные формулировки, без «корпоративных формальностей», не отправляет в чат голосовые и видео- сообщения, а Zoom-конференции всегда проводит с модератором, заранее планирующим очередность.

Галина Сасин, бизнес-тренер и практикующий психолог. /Фото из личного архива

Галина Сасин, бизнес-тренер и практикующий психолог. Фото из личного архива

Такие корпоративные правила – подспорье для тех, кому сложно самостоятельно провести границу между личной жизнью и работой. Но уметь позаботиться о себе самому – крайне важный навык для современного человека. Сухенко приводит в пример итальянцев, у которых «война войной, а обед по расписанию». «Ровно в 12.30 начинается обеденный перерыв. Даже если в этот момент люди находятся на важной встрече, они прервутся, пойдут на обед, вернутся в 15.00 и продолжат».

Сухенко также практикует «информационный детокс»: несколько раз в день переводит смартфон на режим «в полете» и отключается от внешнего мира. «Закрывая канал коммуникации с внешним миром, мы начинаем слышать себя», – говорит она.

Этот подход очень подходит Андрею Худо. «Я, когда оставляю телефон на 1–2 дня, чувствую себя очень кайфово: я более спокоен, расслаблен, меньше тревог, меня на философию пробивает!», – делится опытом бизнесмен.

Он не видит причин быть на связи 24/7, когда системные процессы выстроены и отлажены, более того, считает, что нельзя замыкать все на себе. Худо поощряет менеджмент быть самостоятельным, пусть даже ценой ошибочных решений. «Если ты держишь все сам, ты супергерой, если в какой-то момент ты устанешь или заболеешь, все развалится», – объясняет он свою позицию.

Такой подход психологи называют «расслабленным контролем» и предлагают оттачивать это навык вместе с толерантностью к неопределенности. «Нужно понять: стабильности больше не существует. Мы перешли в волновое состояние, все должны стать серферами: оседлать волну психологически, экономически, физически», – говорит Кухтина.

Генеральный директор ИМК, одной из крупнейших аграрных компаний Украины, Алекс Лисситса считает, что на вершине управленческой лестницы менеджер не может себе позволить быть вне зоны доступа. Даже в отпуске не выпускает полностью управление из рук. «Я очень люблю свой бизнес, – говорит он. – Это как с ребенком: я не могу оставить его без присмотра». 

По его словам, в сельском хозяйстве, где высокая сезонность и есть 8 центральных месяцев для работы, сотрудники не могут устраивать информационный детокс – это непозволительная роскошь. «Нельзя с утра поработать, а потом оставить трактор в поле, или не подоить корову и уйти», – шутит он.

Чернышов тоже считает, что, став руководителем, человек теряет право на work-life balance и должен быть доступен всегда. Более того, он считает неуместным говорить о work-life balance, пока страна не достигла экономического процветания. «Берем пример с Китая и других стран Азии – там все работают 24/7 и не жалуются. Европе будем подражать, когда наш уровень жизни к ихнему приблизится».

Похоже, мы уже живем в реальности, где грань между понятиями «работа», «отпуск» и «личное время» окончательно стерта. Однако и в этом мире можно быть и продуктивным, и счастливым. Если отстроить свой личный баланс.

 

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков