Категория
Лидерство
Дата

Война в Украине пошатнула ESG-ценности. Компаниям устойчивого развития снова не стыдно покупать акции производителей оружия

Война в Украине пошатнула ESG-ценности. Компаниям устойчивого развития снова не стыдно покупать акции производителей оружия /Getty Images

Getty Images

Компании, продолжающие после войны в Украине вести деятельность в РФ, наткнулись на мировой бан. Это поставило под сомнение их безупречную репутацию и ESG-рейтинги.

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о том, как Киевстар и Vodafone пострадали от войны

Многочисленные международные банки, имеющие кредитные и рыночные риски в России, пока не объявили о закрытии своих офисов. А банковский персонал продолжает инвестировать в российские акции, облигации и другие денежные активы.

Так остро вырисовывается вопрос ценностей и дохода: либо соответствовать стандартам экологического, социального и корпоративного управления (ESG), либо нет. Ведь именно принципы постоянства и критерии ESG определяют четкую политику недопущения войны, конфликтов и нарушений прав человека.

Рост инвестирования в экологические, социальные и управленческие сферы изменил способ инвесторов думать о рынках капитала.

Все бизнесы, обозначаемые как «зеленые», ESG или устойчивые бизнес-модели, основаны на ценностях демократии и открытости. Поэтому среди фильтров ESG есть исключения компаний, деятельность которых направлена на военную оборону. Но российско-украинская война пошатнула эти ценности.

Шведская финансовая группа SEB изменила решение инвестировать на основе принципов экологической и социальной устойчивости, которую она заняла год назад. Компания заявила, что будет позволять некоторым своим фондам покупать акции производителей оружия и «оборонных» компаний. Война в Украине смягчила взгляды некоторых клиентов на этот сектор, сообщили в SEB на 2 марта.

Этот банк, один из крупнейших в скандинавском регионе, не был уникален в игнорировании «оборонных» компаний. В течение многих лет инвесторы и финансовые учреждения отходили от оборонного сектора, боясь быть запятнанными спорами о торговле оружием и взорвать свою репутацию.

В то же время «оборонные» компании предупреждали, что лейбл, ориентированный на ESG, может ограничить их доступ к капиталу, в частности для малых и средних компаний, составляющих цепь поставок.

Но взгляды меняются из-за войны. Прошлогодние предложения ЕС по определению оборонной промышленности как социально вредной, отвергаются. Вносятся правки по финансированию и рекомендации не препятствовать финансированию «важной» оборонной промышленности.

Новые перспективы в условиях войны

Украина стала эпицентром, куда направляется мировая финансовая поддержка. Инвестиции сосредоточены на противодействии агрессору, однако они должны соответствовать принципам устойчивости и критериям ESG.

Европейский инвестиционный банк одобрил помощь в 668 млн евро для обеспечения потребностей критической инфраструктуры и восстановления социальной инфраструктуры, разрушенной агрессором. В то же время именно этот банк в начале 2022 года ужесточил требования к социальным и экологическим стандартам для всех своих проектов.

ЕБРР обнародовал пакет помощи в 2 млрд евро в ответ на войну в Украине. С начала работы банка в Украине объем кредитования достиг 16 млрд евро и 511 проектов, в том числе более 1 млрд евро в 2021 году. Вся инвестиционная деятельность построена согласно социально-экологической политике и стандартам ЕБРР. Банк является мировым фаворитом в сфере климатического финансирования. К 2022 году он обязался синхронизировать деятельность с Парижским соглашением, к 2025 году стать мажоритарным «зеленым» банком.

Важным направлением инвестиций не только в Украине, но и в Европе и США является энергетическая независимость от России. Администрация Байдена настаивает на том, что лучший путь для уменьшения зависимости от российской энергетики – ускорить переход на возобновляемые источники энергии, одновременно отыскивая краткосрочные варианты вывода на рынок новой нефти и газа. США рассматривает инвестиции более чем в $500 млрд на климатические расходы и налоговые стимулы для увеличения производства возобновляемой энергии, внедрения электромобилей и повышения энергоэффективности.

Нынешняя эскалация привела к радикальному переосмыслению внутри Европы. С одной стороны, максимальный фокус на развитие возобновляемых источников энергии, а с другой – краткосрочные решения по поиску альтернатив российскому газу.

К примеру, Германия рассматривает продление срока служб угольных и атомных электростанций и создание национального угольного запаса. Похожая позиция и у других европейских стран.

Новая геополитическая и энергетическая рыночная реальность требует быстрого ускорения перехода на чистую энергетику и повышения энергетической независимости Европы от ненадежных поставщиков и ископаемого топлива. В настоящее время ЕС импортирует 90% необходимого для своего потребления газа, причем Россия обеспечивает около 45% этого импорта в разных странах-членах. На Россию приходится около 25% импорта нефти и 45% импорта угля.

Ситуация в Украине показала, насколько мир хрупок и нуждается в единстве и партнерстве, чтобы противостоять глобальным вызовам человечеству и обеспечивать цели устойчивого развития, в частности, за мир и справедливость.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине