Категория
Богатейшие
Дата

Миллиардер Чарльз Кох тратит десятки миллионов на борьбу за легализацию каннабиса. Зачем это ему

Чарльз Кох. Иллюстрация DAFD

Чарльз Кох. Иллюстрация DAFD

Убежденный либертарианец, известный тем, что тратит состояние на политические дела, сейчас активно поддерживает отмену федерального запрета на марихуану. Вот почему защитники травки в обеих партиях кайфуют от его поддержки

В зависимости от того, кого вы спросите, Чарльза Коха назовут титаном индустрии, денежным серым кардиналом политики или Марком Аврелием либертарианского движения. Но вскорости Кох может прослыть миллиардером, который убедил республиканских и демократических противников легализовать каннабис на федеральном уровне.

И не потому, что он фанат косячка.

Лишь однажды 85-летний гендиректор Koch Industries попробовал марихуану в 80-х, да и то случайно, рассказал он. Он улетел на вертолете покататься на лыжах в Британскую Колумбию, а после горных развлечений с друзьями выпивал джин с тоником за ужином. На десерт шеф-повар принес тарелку брауни. Кох съел одно пирожное и вскоре почувствовал «туман в голове». Он не знает, кто добавил травку в пирожное, но говорит, что знает многих успешных друзей – врачей, адвокатов и других специалистов, – которые пробовали каннабис.

И хотя сам Кох не употребляет травку, он публично заявил о своем давнем убеждении: каннабис должен быть легальным по всей стране. Поэтому он использует свое имя и почти $25 млн из своего 45-миллиардного состояния на то, чтобы повлиять на реформу уголовного судопроизводства и легализацию марихуаны до конца 2021 года. Брайан Гукс, правая рука Коха, говорит, что оценить, сколько Кох и его сеть единомышленников готовы потратить, можно по уже потраченными на это дело деньгам. А за последние два года общая сумма составляет $70 млн.

«Это должно быть личным выбором каждого, – говорит Кох из своего кабинета в гранитном офисе Koch Industries в Вичите, Канзас. – Запрет контрпродуктивен. Он разрушает жизни людей, создает конфликт в обществе и тормозит прогресс. Я никогда не понимал логики запрета».

В апреле политическая защитная группа Коха Americans For Prosperity присоединилась к другим организациям, чтобы создать Cannabis Freedom Alliance («Альянс свободы каннабиса»), члены которого уже активировали свое лобби в Конгрессе, чтобы помочь снять федеральный запрет на марихуану. Сидя за столом перед масляным портретом своего покойного отца, который основал Koch Industries как нефтедобывающую и нефтеочистительную компанию в 1940-м, Кох наконец готов поговорить о причинах поддержки закона о легализации травки.

Как ярый либертарианец, он считает запрет каннабиса нарушением личной свободы, а также деструктивной государственной политикой, которая только усугубляет проблему массовых тюремных заключений в Америке. Он говорит, что Соединенные Штаты должны усвоить урок после «ужаса» с запретом алкогольных напитков столетие назад.

Не только Кох так думает. Около 70% американцев сейчас считают, что каннабис должен быть легальным. Сейчас 18 штатов позволяют взрослым употреблять марихуану, а в 37 штатах разрешена медицинская марихуана. Это дает индустрию, которая в прошлом году продала законных продуктов с каннабисом на более чем $17,5 млрд, а к 2030-му ожидается, что этот показатель вырастет до $100 млрд.

Впрочем, остается под вопросом, сможет ли долгожданный закон о федеральной легализации, черновой вариант которого в июле представили сенаторы Чак Шумер, Кори Букер и Рон Вайден, получить поддержку 10 сенаторов-республиканцев и всех 50 сенаторов-демократов, чтобы пройти дальше. Шумер смело признает, что пока не располагает данными, а президент Байден не поддерживает легализацию. Для политиков по обе стороны, которые против каннабиса, у Коха два вопроса:

– Если вам не нравится марихуана или люди, которые ее принимают, и вы поддерживаете все эти запрещающие законы, насколько они эффективны? – вопрошает он, а затем добавляет: – Насколько я понимаю, марихуана вызывает меньшую зависимость, чем алкоголь. Почему же тогда алкоголь законный, а каннабис – нет?

Кох признает, что сам не находится на передовой борьбы за легализацию. Брайан Гукс, гендиректор Stand Together (которую основал Кох), бывший генеральный советник Koch Industries Марк Голден и другие заняты полевыми работами.

«Криминализация каннабиса имеет огромные негативные последствия не только для отдельных людей, которые застряли в этой системе, но и в целом для общества»,

Чарльз Кох, гендиректор Koch Industries

«Я философ в этом вопросе», – говорит Кох. И философия у него простая: запрет создает для государства с более 2 млн заключенных еще больше проблем.

«Криминализация каннабиса имеет огромные негативные последствия не только для отдельных людей, которые застряли в этой системе, но и в целом для общества, – объясняет он. – Мы хотим жить в обществе, которое дает человеку право понять свой потенциал и приносить пользу, а запрещающими законами вы ограничиваете это право для миллионов людей».

За последние несколько десятилетий Кох и его сеть единомышленников собрали и потратили миллиарды долларов, треть которых пошла на консервативную государственную политику. Кох признал в своей последней книге «Верить в людей. Приземленные решения для заоблачных проблем» (Believe in People: Bottom-Up Solutions for a Top-Down World), что сожалеет об активной поддержке партии. «Боже, вот это мы налажали! Ужас!» – написал он. Теперь, когда речь идет о прекращении войны против наркотиков, он готов сотрудничать с кем угодно.

В 2015-м, например, Кох направил свое политическое влияние на защиту Велдона Ангелоса, мужчины из Юты, который отбывал 55-летнее заключение за продажу травки примерно на $1000 в начале 2000-х. (Когда судья Ангелоса высказывал свое мнение об этом деле, то назвал обязательное минимальное заключение «несправедливым, жестоким и даже иррациональным».) Кох сказал Голдену запустить кампанию в поддержку реформы уголовного судопроизводства и работать с президентом Бараком Обамой для того, чтобы Ангелоса выпустили раньше.

Ангелос вспоминает, когда в тюрьме в Мендоте, Калифорния, впервые услышал о том, что Кох поддерживает его дело.

«Я не знал, кто такие Кохи, – рассказывает он. – Я прогуливался с кем-то на улице, и они сказали: «Кохи? Ты знаешь, кто такой Чарльз Кох? Если он тебе помогает, то ты здесь ненадолго… Вот увидишь, он влиятельный».

В 2016-м Ангелосу неожиданно сократили срок после 13 лет за решеткой. (А в 2020-м президент Дональд Трамп объявил о полном помиловании Ангелоса.) Прошлым летом Ангелос связался с Кохом, чтобы узнать, хотел бы тот работать вместе для поддержки легализации марихуаны. Так родился Cannabis Freedom Alliance.

В стране, где гипертрофированная преданность партии является характерной чертой политической картины, идеологический инфлюенсер вроде Коха может стать ключом к принятию легализации.

Теперь, когда Кох выразил свою поддержку каннабиса, другие люди, которые скрывали свои взгляды на легализацию, вышли из тени, говорит Рэндал Мейер, лоббист и член Cannabis Freedom Alliance. То, что этим занимается Кох, «успокаивает людей».

Брайан Гукс из Stand Together объясняет, что их стратегия зависит от поддержки в рамках политических кулуаров и за ними. Среди их инструментов – местные активисты, лоббирование, создание широких коалиций, а также использование медиа и рекламы.

В июне Amazon объявил, что он будет лоббировать поддержку легализации каннабиса, а другие компании, среди которых Altria, Brinkʼs и Molson Coors, собрали коллегию экспертов, чтобы предложить федеральные законы о марихуане. И вот уже легализация марихуаны не является делом исключительно неохиппи, которым занимаются организации вроде NORML («Национальная организация за реформирование законов о марихуане»).

«Слишком долго политика относительно наркотиков определялась как такая, которая волнует и касается только маргинальных слоев населения, – говорит Гукс. – На самом деле, большинство американцев уже давно видит, что система неправильная».

Валери Джарретт, которая была старшим советником президента Обамы, работала с Голденом над инициативой уменьшить обязательный минимальный срок заключения для преступлений, связанных с наркотиками, но не имеющих признаков насилия.

Закон получил поддержку 80 сенаторов, но Митч Макконнелл, который в то время был лидером большинства в Сенате, заблокировал ему путь дальше в 2016-м. Два года спустя при президентстве Трампа был принят «Закон о первом шаге» (First Step Act).

Джарретт говорит, что реформирование уголовного судопроизводства не получило бы одобрение без поддержки Коха. «Именно так все и делается в Вашингтоне – это значит, что у тебя могут быть неожиданные союзники», – говорит она.

Кох считает, что легализация марихуаны – это начало конца федеральной войны против наркотиков. Современный король философии обращается за мудростью к французскому экономисту XIX в. «Чтобы люди уважали закон, – перефразирует Кох Фредерика Бастиа, – законы надо создавать с уважением к людям».

Кайфовые финансы. Эти восемь миллиардеров были на передовой революции каннабиса благодаря собственным марихуановым компаниям, агитации за легализацию или курению в прямом эфире

Джефф Безос. В июне, до того, как Безос ушел с должности гендиректора Amazon, компания объявила, что начнет лоббировать политиков, чтобы те приняли федеральную легализацию каннабиса.

Илон Маск. В 2018-м гендиректор Tesla покурил косяк в подкасте Джо Рогана и написал в Twitter, что «рассматривает возможность сделать Tesla частной компанией по $420 за акцию», а также намекнул на марихуановый отпуск.

Билл Гейтс. В 2014-м соучредитель Microsoft рассказал, что проголосовал за легализацию травки в родном штате Вашингтон.

Дастин Московиц. Соучредитель Facebook поддерживает легализацию еще с 2010-го, когда пожертвовал $70 000 на проваленную инициативу провести голосование по поводу статуса каннабиса в Калифорнии.

Бо Ригли. Наследник состояния, которое принесла жевательная резинка, является гендиректором Parallel, каннабисовой компании, которая станет публичной через слияние со SPAC-компанией при оценке стоимости в $1,8 млрд.

Sean Parker. Сооснователь Napster и первый президент Facebook пожертвовал миллионы на Proposition 64 – инициативу 2016-го провести голосование в Калифорнии, которое должно было бы легализовать свободное употребление марихуаны в штате.

Борис Джордан. Глава Curaleaf, одной из крупнейших каннабисовых компаний, стал первым человеком, который заработал миллиард на каннабисе в 2019-м.

Jay-Z. Бренд высококлассной марихуаны хип-хоп-магната, который называется Monogram, за $50 продает премиум-косяки ручной работы.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков