Категория
Жизнь
Дата

Плохая бухгалтерия, госзаказ и коллекционирование. Три громких банкротства украинских предпринимателей ХІХ века – Яхненко–Симиренко, Алчевский и Поль.

Три гучні банкрутства українських підприємців ХІХ століття – Яхненки–Симиренки, Алчевський та Поль /иллюстрация Илья Колесник для Forbes Ukraine

Три громких банкротства украинских предпринимателей ХІХ века – Яхненко–Симиренко, Алчевский и Поль. Фото иллюстрация Илья Колесник для Forbes Ukraine

Татьяна Водотыка – историк, которая изучает развитие предпринимательства на территории Украины в ХІХ–ХХ веках. В прошлый раз она рассказала для читателей Forbes Ukraine о шести украинских бизнес-холдингах ХІХ века, на которые стоит обратить внимание. Теперь Водотыка взыскательнее разобрала эти кейсы. Два из них – истории банкротств, которые всколыхнули всю Украину и имели эффект домино. Кейсы банкротств не менее показательны, ярки, даже поучительны, чем истории побед. Лишь после одного банкротства владелец смог начать сначала и снова добиться успеха. Это – Симиренко.

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

Фирма «Братья Яхненко и Симиренко»

Братья Яхненко и Симиренко – на самом деле родственники (один из Симиренко женился на сестре Яхненко). Они вместе прошли путь от крепостных до уважаемых членов общества, от торговли мукой до строительства передового сахарного завода, крупнейшего в Европе. А еще это пример того, как из поколения в поколение предпринимательские семьи меняют качество семейного дела.

История компании начинается между 1815-м и 1820-м годами в городке Млиев Черкасской области. Родственники основывают фирму, строят сеть хранилищ зерна и муки, распределяют обязанности. Со временем все рычаги управления сконцентрировал на себе Кондратий Яхненко – человек исключительного ума, предпринимательской хватки, чрезвычайного трудолюбия. Именно «старый Кондрат» на долгое время стал олицетворением фирмы, гарантом платежей и поставок. Из крестьянской семья превратилась в купеческую.

От торговли хлебом перешли к производству сахара. Агентом перемен стал представитель второго поколения семьи – Платон Симиренко, который учился в Париже и настоял на том, что фирму ожидают «сладкие времена». Компания строит близ Городища известный на всю Украину и даже Европу суперзавод, рядом – небольшое машиностроительное предприятие, жилье и социальную инфраструктуру для рабочих. В 1850-х годах фирма производила 61,6% сахара и была на пике доходности и славы.

Казалось, что могло пойти не так?

Братья Яхненко и Симиренко

Братья Яхненко и Симиренко

Парадоксально, но технически передовое производство сочеталось с архаическим стилем ведения дел, основанным исключительно на доверии. Очевидцы говорили, что «В здании фирмы… стоял огромный сундук; приказчик почтенных лет носил ежедневный заработок в сундук… и брал, сколько ему нужно было, заявив лишь, на что нужны деньги; особого контроля и проверок не было…».

В конце 1850-х начали расти проблемы. После смерти одного из братьев-основателей, Степана Яхненко, наследники потребовали раздела имущества. Капитал компании разделили. Дополнительным фактором нестабильности было усиление конкуренции со стороны новых игроков на рынке сахара. В таких условиях логичным был бы поиск новых решений, например инвестирование в более совершенную технику или даже переориентация фирмы (диверсификация дела) на другие отрасли. Но это не было сделано.

Зато росла доля непроизводственных расходов семьи. Кто-то коллекционировал бриллианты, кто-то увлекался садоводством, фирма не сторонилась благотворительной деятельности, однако это тоже поглощало немалый финансовый ресурс. Сам Кондратий Яхненко старел, не мог уделять достаточно времени управлению и наконец передал руль Платону Симиренко. Это было логично, но желаемого эффекта не дало.

Старшие и младшие партнеры ссорились, и это не могло оставаться в секрете. Неприятные слухи распространялись по деловых кругах. Прибыли уже были меньше, потребности оставались такими же. Доля кредитных средств в капитале компании росла. Но контроля со стороны кредиторов почти не было – ведь доверие к фирме было незыблемым благодаря десятилетиям предыдущего успеха. А зря.

Зимой 1862 г. ситуация стала критичной. В тот год правительство запретило рассчитываться долговыми бумагами, все только за наличные. В таких условиях не только фирма «Братья Яхненко и Симиренко» оказалась в тяжелом положении, но ей было тяжелее всех. В феврале 1862 года компания прекратила платежи. Причинами такого положения дел были неправильный учет, инвестиции за счет кредитных средств и слишком роскошный образ жизни некоторых членов семьи владельцев. Бизнес рос благодаря доступным кредитам, в какой-то момент их давление стало критичным. А вот запасных капиталов создано не было, несмотря на высокую доходность фирмы в 1840–1850 годы.

Дело пытались спасти, была создана временная администрация. Все растянулось до конца 1880-х, когда обанкротился последний кредитор некогда могущественного торгового дома. Сахарный завод прекратил существование в 1887 году. Постройки и оборудование были распроданы и разобраны. Легенде наступил конец.

Обанкротившаяся фирма «Братья Яхненко и Симиренко» имела небольшое продолжение. Наследник Василий Симиренко, понимая бесперспективность попыток спасти семейное дело, в 1873 году основывает собственное отдельное сахарное производство. Для этого ему пришлось отказаться от части наследства, а это означало от доли долгов. Размах нового производства не смог достичь уровня фирмы «Братья Яхненко и Симиренко», но этого и не было нужно – доходов хватало на достойную жизнь и даже на меценатство.

Алексей Алчевский

Один из основателей и распорядителей нескольких банков и предприятий, создатель едва ли не первой на территории Российской империи финансово-промышленной группы в современном понимании этого слова, в которую входили банки, шахты, металлургические заводы, железорудные рудники (под Кривым Рогом), а также транспортные компании. Self-made man, начинавший в минусе, открывший первый бизнес на заемные деньги, снискал славу и признание. От первых его решений в начале 1860-х зависела судьба его семьи. От последних, уже в начале ХХ века, – судьба целых отраслей экономики и тысяч людей.

Алексей Алчевский

Алексей Алчевский

В начале 1860-х Алексей Алчевский только переехал из провинциальных Сум в Харьков, недавно женился и открыл магазин импортных товаров. Он талантлив, сообразителен, имеет интересные идеи. К концу 1890-х годов он уже суперуспешный предприниматель. Он имел несколько действующих проектов, планы на будущее, неограниченный кредит доверия и безусловный авторитет. В составе его группы были Торговый и Земельный банки, угольные месторождения, металлургические предприятия, транспортные компании. Тем болезненнее было падение.

Алексей Алчевский опередил свое время, и, как ни парадоксально, это стало причиной его упадка. Дело в том, что он рассчитывал на беспристрастность свободного рынка в то время, когда многое зависело от государственных заказов. В сфере металлургии – почти всё. Основывая металлургические заводы, он планировал, что они не будут зависимы от тех или иных политических и личных конъюнктурных случайностей, которые могли произойти (и обязательно происходили) в процессе получения государственных заказов, а выпуск и ассортимент продукции должен был базироваться на фундаменте частного спроса и свободного рынка.

Алчевский к тому же был убежден, что емкость рынка намного больше по сравнению с возможностями и потребностями госбюджета. Это была довольно нестандартная и смелая на то время позиция, ведь подавляющее большинство крупных предпринимателей сохраняло и наращивало состояние именно благодаря государственным заказам.

Казалось, что он прав. Но не совсем. В начале ХХ ст. металлургическую отрасль настиг кризис перепроизводства. Он стал роковым для Алчевского и его бизнесов. Произведенную продукцию было все труднее сбывать, росло количество банкротств, закрывались самые крупные заводы.

Одно время Алчевский использовал ресурс своих банков для поддержки персонала и производств. Схема выглядела просто: финансы для предприятий Алчевский брал (формально одалживал) из Торгового банка, который, в свою очередь, брал кредиты в более мощном Земельном банке. В харьковском Торговом банке члены правления выдавали из кассы Алчевскому и себе ссуды просто так.

Необеспеченные кредиты скрывали за неполными или «подкорректированными» отчетами. Закономерно, что банк стал жертвой «своей связи с одним лицом – Алчевским, клиентом и негласным руководителем банка». В целом, эта схема не была изобретением Алчевского, так на самом деле делали многие предприниматели – и до Алчевского, и тем более после. Предпринимательская репутация Алчевского делала его желанным клиентом для многих коммерческих банков и частных финансистов, услугами которых он пользовался для дополнительного кредитования и сохранения своих бизнес-проектов.

Но кризис усугублялся, а ресурсы иссякали. Продукция заводов не находила сбыта, производства нуждались во вложениях. Кредиторы не желали ждать лучших времен – всем тогда было тяжело. В итоге один из банков Алчевского разорился.

Ранней весной 1901 года Алексей Алчевский просил правительство и лично министра финансов Сергея Витте о помощи – размещении на его новом заводе государственных заказов на рельсы. Это могло бы спасти дело, однако предприниматель получил отказ. Формальным основанием для отказа было то, что предприятие Алчевского не являлось государственным поставщиком. 7 мая 1901 года, будучи в безвыходном положении, Алексей Алчевский бросился под поезд на вокзале в Петербурге.

Смерть Алчевского имела эффект домино и првела к «харьковскому краху» – пику экономического кризиса в начале 1900-х годов. Платежи прекратили платить сразу несколько банков, связанных с группой Алчевского. В Харькове начался процесс – рассмотрение дела о крахе Земельного и Торгового банков. Опубликованные материалы дела показали, что Алчевский бесконтрольно пользовался ресурсами банков, к которым имел доступ. Но использовал эти ресурсы не для личного обогащения, а для спасения предприятий. Бриллианты не коллекционировал, как Яхненко, но ошибку фирмы – чрезмерное использование доступных кредитов – к сожалению, повторил.

Александр Поль (1832–1890)

Предприниматель, исследователь и коллекционер, общественный деятель и выдающийся организатор. Его история – пример тяжелого пути к цели, сияние в лучах заслуженной славы и скатывание в пропасть долгов из-за неумения сохранить финансовый успех.

В 1866 году Александр Поль случайно открыл вблизи поселка Кривой Рог богатые залежи железной руды. Собственно он был не первым, месторождения были известны и до него. Но именно Поль сумел трансформировать эти знания в доходы. Почему он? Ибо ему хватило смелости, настойчивости, понимания духа времени. В 1869 году в Украину приехал Джон Юз, купил землю и основал металлургический завод. Это подтолкнуло Поля к мнению – металлургический завод мог бы быть и в Дубовой Балке. Но проект тогда не поддержали ни правительство, ни местные власти, ни инвесторы. К тому времени локомотивом металлургического развития в Российской империи был Урал, этого было достаточно, а вот создавать для Малороссии условия для развития – желания было мало.

Поль не сдавался и заказал независимое исследование месторождения. Фактически это был мощный пиар-проект, который имел эффект – внимание правительства и потенциальных стейкхолдеров было привлечено. Но история с поиском инвестора и началом реальной разработки месторождений длилась долгие годы. В конце концов Поль оказался в долгах. Лишь в конце 1870-х ему удалось найти реальных инвесторов. Для подписания соглашения нужно было ехать в Париж, но деньги на дорогу пришлось одалживать.

Декабрьским днем 1880 года в Париже было подписано соглашение жизни для Александра Поля. Было создано акционерное общество «Железные руды Кривого Рога» с уставным капиталом 5 млн франков. Подписчиками были сам Поль и группа французских предпринимателей. Поль получил свою долю акций общества, возможность воплощать свое видение развития дела и 1,25 млн франков наличными. Вместо этого новое акционерное общество получало все арендованные Полем земли с залежами железной руды. Акции нового общества в Париже были распроданы буквально за сутки. Александр Поль вернулся в Екатеринослав со щитом, наличными и славой.

А вот другие предпринимательские проекты Поля были не настолько удачны. В его поле зрения были также аспид и графит. Планы казались перспективными – эти полезные ископаемые обладали большим потенциальным рынком сбыта, добычу наладить было просто. Но Полю не хватило опыта, сил, знаний. Радужные перспективы довольно быстро посерели. Источником постоянных прибылей эти проекты так и не стали. Лучше было с превращением своих поместий в прибыльное хозяйство – выращивание скота и зерна на продажу было очевидным и эффективным решением.

Впрочем, этих доходов оказалось недостаточно для покрытия затрат на исследования и коллекционирование находок времен палеолита, энеолита, железного века, античности и казачества, для поддержки неприбыльных проектов по добыче аспида и графита. Коллекция Александра Поля стала основой нынешнего Днепровского национального исторического музея имени Дмитрия Яворницкого. И, вероятно, началом долгов.

Французское общество некоторое время не выплачивало дивидендов (хотя впоследствии бизнес стал очень прибыльным и не разочаровал акционеров), на деньги, выплаченные в Париже, появились новые и новые потребности. Одно из поместий было продано в 1887 году за долги. Даже начало выплат дивидендов по акциям общества Криворожских железных руд не могло спасти Поля от банкротства.

26 июля 1890 г. Александра Поля внезапно не стало. Он скончался от сердечного приступа. Семья осталась с долгами. Через несколько лет после его смерти часть коллекции будет продана, как и поместья. По дешевке. Финансовая синусоида Поля оборвалась в самой низкой точке.

Неумение сохранить приобретенное, романтические увлечения разными проектами, сложности с оценкой конъюнктуры для других своих бизнесов. Случиться может с каждым. История Александра Поля – тому подтверждение.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине