Судейское войско. Как каста судей, вызывающая наибольшее недовольство у общества, проходит испытание войной /Фото из личного архива
Категория
Картина дня
Дата

Судейское войско. Как каста судей, вызывающая наибольшее недовольство у общества, проходит испытание войной

Слева направо: Иван Мищенко, Андрей Калараш, Александр Мамалуй. Иллюстрация Анна Наконечная Фото из личного архива

Суды имели один из самых низких уровней доверия у общества. Как этот институт показал себя во время войны. Три истории судейской войны

Война – мощный экзамен на патриотичность и общественную пользу. Мы задали себе вопрос: как его сдает одна из наиболее закрытых и контроверсионных каст украинского государства – судьи.

До войны отношение общества к судебной системе было едва ли не наиболее критичным, чем ко всем органам: полностью доверяли 1,7% украинцев, в то время как совсем не доверяли 40,6% (исследование Центра Разумкова).

Что война сказала о судейском сообществе: там есть смелые и патриотические люди. К концу 2021 года в Украине было 5238 судов. Из них сейчас в ВСУ 48 человек и еще 37 в ТрО, сообщила пресс-служба Государственной судебной администрации.

То есть сейчас с оружием 1,6% всех судей (для сравнения у McDonald's 2%). Если учесть, что 53% людей в мантиях в начале 2021 года составляли женщины, то процент судей-мужчин, взявших оружие, свыше 3%. Это сопоставимо с долей призывников в таких «мужских» компаниях как «Укрзализныця» или «Метинвест», в которых страну защищают 3,1% и 2,7% соответственно.

Forbes рассказывает три истории, как украинские судьи защищают Украину.

Мы не знаем распределение, кто из судей воюет, из каких судов и есть ли кто-либо на фронте из одиозных учреждений, вроде ОАСК или районного Барышевского суда. Три наших истории о работниках Верховного Суда: возможно, это совпадение, или же в этом реформированном учреждении работают гораздо больше смелых и патриотичных людей.

Александр Мамалуй /Фото FB страница Верховного Суда

Александр Мамалуй Фото FB страница Верховного Суда

Снайпер

Александр Мамалуй, 47, судья Верховного Суда, к.ю.н., офицер снайперского подразделения ВСУ: «Мне не нравится война. Как и все нормальные люди, я хочу жить спокойно под мирным небом».

Александр Мамалуй – опытный боец. Более восьми лет назад, 1 марта 2014 года, он зашел в военкомат узнать, не нужна ли какая-либо помощь. «Тогда была неспокойная ситуация в Крыму, – говорит Мамалуй. – У меня была редкая военная специальность – водолаз. Меня сразу отправили на собрание». Нырять ему не пришлось, жарким летом 2014-го его приписали в роту снайперов 93-й бригады. К весне 2015-го Мамалуй прошел все горячие точки – Пески, Авдеевку, Донецкий аэропорт. Демобилизовался в июне 2016 года в звании младшего лейтенанта. Впоследствии написал книгу о событиях тех лет «Военный дневник». «Когда вернулся с фронта, меня ни на день не оставляло ощущение, что будет новый виток войны», – вспоминает он.

Харьковчанин Мамалуй строил свою судейскую карьеру в Харькове – с 2001 года работал судьей Хозяйственного суда Харьковской области. После «военной» паузы он вернулся к работе. А осенью 2017-го указом президента был назначен судьей перезапущенного Верховного Суда.

Мамалуй жил на два города – Харьков и Киев. В Киеве он работал, а в Харькове продолжала жить его семья. Поскольку жена – тоже судья и работает в районном суде Харькова.

Широкомасштабное военное вторжение Александр Мамалуй встретил в Киеве. Алгоритм действий был следующим: забрать все накопленные в ВС отпускные, чтобы семье было с чем выезжать за границу, и пойти в военкомат. «В такой войне офицеру с боевым опытом невозможно остаться в стороне. Семья меня поняла», – объясняет судья.

Первый месяц Мамалуй служил в Киеве. В составе какой именно структуры, не рассказывает. «Детали – после победы», – говорит он. Единственное, что из него можно было извлечь: «Дважды выезжал с боевыми заданиями в Гостомель».

С начала апреля судья служит в снайперском подразделении ВСУ. «Сейчас я нахожусь на востоке страны. Буквально вчера (справка: разговор проходил в начале июня) вернулся из боевых задач и вскоре отправлюсь снова», – рассказывает судья. Говорит, что боевой дух побратимов высок, все рвутся в бой. И если кто-то несколько дней не выходит на боевые задачи, то начинает дергать командира: что не так.

«Мы сражаемся за то, чтобы была Украина, чтобы сохранить государство, – объясняет Мамалуй. – Всё можно будет наладить и улучшить, но если не будет страны, то улучшать будет нечего». Он говорит о том, что главная цель и мотивация воевать – выгнать врага за пределы Украины. И предстоит еще много работы.

Самое большое желание Мамалуя сейчас – обнять своих детей, жену и маму, по которым он очень соскучился. А после победы судья хочет вернуться на работу. «Выше, чем Верховный Суд, инстанции нет, мое решение невозможно обжаловать, – говорит Мамалуй. – Это большая ответственность, решения должны быть правильными и взвешенными. К этому и стремлюсь».

1 июля Президент Украины Владимир Зеленский наградил лейтенанта Александра Мамалуя орденом «За мужество» ІІ степени.

Андрей Калараш /Фото FB страница Верховного Суда

Андрей Калараш Фото FB страница Верховного Суда

Семейный подряд

Андрей Калараш, 52, судья Кассационного гражданского суда в составе Верховного Суда, к.ю.н., сержант и командир миномета ТрО Одесской области.

Андрей Калараш служит в Территориальной обороне Великомихайловского района родной Одесской области. Судья не имел реального боевого опыта, в Советской армии он служил почти 35 лет назад. В Верховном Суде работает с гражданскими делами с мая 2019 года.

Как и большинство украинцев, не верил в полномасштабное вторжение. «В мою логику не вкладывалось то, что два так тесно связанных народа, с кучей родственников и друзей с обеих сторон, могут воевать между собой», – говорит Калараш.

Первый день войны судья встретил в Киеве. Не паниковал, вышел на работу и успел дорассмотреть 14 судебных дел.

На другой день стал ясен масштаб войны, руководство позволило сотрудникам выезжать при необходимости. Калараш женат и имеет двоих сыновей – 22 и 24 лет. Старший сын с женой проживали в Одесской области, а Калараш с младшим сыном – в Киеве. Судья решил, что семье лучше быть вместе, и уехал на юг. До этого помог эвакуироваться своим четырем подчиненным.

Добравшись до малой родины в Измаильский р-н Одесской области, Калараш пошел в местный военкомат. «Многие мужчины уехали ради спасения жизни в безопасные места, но я решил, что нужно защищать страну, – вспоминает он. – Уже начали появляться рассказы о зверствах и жестокости россиян, нужно было защищать женщин и детей».

Его старший сын Роман, работавший помощником адвоката в Одессе, тоже добровольно пошел служить вместе с отцом. Младший сын тоже рвался в армию, но семья решила, что не следует оставлять мать и жену без помощи.

С марта отец и сын служат в одном взводе: охраняют стратегические объекты и блокпосты от вражеских ВРГ. «Были опасные ситуации, когда мы задерживали вражеские группы, но детали рассказывать не могу», – говорит судья. Что самое сложное в военной жизни? Очень хочется выспаться, полушутя говорит Калараш. Боевые задачи всегда внезапны и почти всегда ночью или под утро.

Сначала его побратимы не знали, что Калараш работает судьей в высшей инстанции. «Когда узнали, воспринимали меня с опаской», – признается он. Но военные испытания быстро сближают людей, сейчас к Каларашу часто обращаются за юридическими советами. «Я не отказываю», – говорит судья. По его словам, реальные проблемы людей помогают понять, что нужно улучшить в законодательстве. «Мы живем в военное время, и это требует много дополнительных юридических механизмов, – говорит Калараш. – К примеру, нужно решить вопрос с возмещением ущерба, защиты прав перемещенных лиц, и в частности детей, и тому подобное».

Его гораздо больше возмущает не недостаток в обеспечении снаряжением или боекомплектом от государства – на Востоке нужнее, а упреки от гражданских судей-коллег, вроде «хватит отсиживаться в армии». «Одесская область имеет стратегическое значение для врага, поэтому вернусь к работе только после нашей победы», – говорит Калараш.

Судья уверен, что после победы общество изменится и не будет принимать старую судебную систему. Судебная власть должна стать более профессиональной и честной.

Иван Мищенко /Фото FB страница Верховного Суда

Иван Мищенко Фото FB страница Верховного Суда

Судья Дредд

Иван Мищенко, 40, судья Кассационного хозяйственного суда Верховного Суда, командир взвода 93-й отдельной механизированной бригады ВСУ.

Мищенко занимается судебной практикой с 2004 года. Работал в отечественных и международных юридических фирмах, в 2014 году основал собственную юридическую фирму Trusted Advisors. А в 2017 году стал победителем конкурса на вакантную должность судьи Кассационного хозяйственного суда нового Верховного Суда.

Мищенко – звезда судейского легиона. Во-первых, он едва ли не единственный судья в Украине, который активно вел до войны соцсети, под его сообщениями в фейсбуке почти всегда сотни реакций, а в его твиттере 12 000 подписчиков. К тому же о Судье Дредде – это позывной Мищенко – вышел большой репортаж в легендарном The New Yorker.

Мищенко, отец троих детей – в возрасте от 10 месяцев до 12 лет – сначала вывез семью на границу с Польшей. Обратно приехал с полной машиной гуманитарки. И пошел в киевское ТрО. «Жена поддержала мой выбор и не стала давить на жалость. Кто если не мы?» – задает важный вопрос судья.

Мищенко сначала служил в добровольческом подразделении, которое занималось аэроразведкой в Киевской области. Вместе с ним служил 24-летний активист Роман Ратушный, который был участником Революции Достоинства 2014 года и боролся против незаконной застройки Протасового Яра и заключения активиста Сергея Стерненко. С Мищенко они познакомились именно в зале суда. Застройщик судился с активистом, и дело в итоге попало на рассмотрение Мищенко.

Когда началась война, судья сразу вспомнил Романа, который закупал дроны для военных. Судья и активист решили работать вместе, фактически организовав мобильную разведывательную группу, которая отслеживала позиции и передвижения российских войск на Киевщине.

В середине марта судья пошел служить в 93-ю отдельную механизированную бригаду ВСУ и до сих пор остается в ее рядах. Вместе с ним отправился служить и Ратушный. 9 июня он погиб в бою под Изюмом Харьковской области. Ему было 24 года.

Судья рассказывает, что большинство его побратимов сейчас – это такие же добровольцы, без предыдущего боевого опыта, как он и Роман. Всех привела в ВСУ и объединила идея – защищать родину и уничтожать врага до победы.

Мы записывали интервью с судьей в начале июня, его боевой товарищ Роман Ратушный был еще жив. Они находились на «нуле» на Изюмском направлении, где проходят интенсивные боевые действия. Во время телефонного разговора периодически слышны отдаленные взрывы и переговоры военных по рации. «Наступление врага остановлено, сейчас уже мы понемногу продвигаемся вперед, – говорит Мищенко. – Хотелось бы поскорее, но нам не хватает поддержки артиллерии и авиации, тяжелого вооружения, бронированной техники». Несмотря на недавнюю танковую атаку, голос судьи достаточно спокойный и взвешенный.

«Артиллерийские обстрелы – это уже обычное явление для нас. Россияне очень активно работают», – говорит он. О деталях боев рассказывать не хочет. Только говорит, что они ожесточенные и обе стороны несут существенные потери. «Но деваться некуда, воюем и ждем поставок от западных партнеров», – рассказывает судья. По его словам, мотивированность людей высокая, командиры и старшие офицеры опытные, а бывшие новобранцы быстро учатся и каждый рвется в атаку.

За чем больше всего он скучает по довоенной жизни? Говорит, что почти видит, как идет с семьей в кино, а потом они неожиданно заходят в «МакДональдс». «Возьму дабл-чизбургер и большую колу», – говорит Мищенко.

Возвращаться к гражданской жизни до победы не планирует. Что такое победа в этой войне? Деокупация всех украинских территорий, включая АРК Крым, не задумываясь, отвечает Мищенко. «А полная наша победа – распад Российской Федерации и исчезновение ее как государства с карты мира», – подчеркивает судья.

Материалы по теме