«Капитуляционных договоренностей с Россией не будет, «Минска-3» точно не будет». Большое интервью с министром обороны Алексеем Резниковым /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

«Капитуляционных договоренностей с Россией не будет, «Минска-3» точно не будет». Большое интервью с министром обороны Алексеем Резниковым

Алексей Резников, министр обороны Украины. Фото Getty Images

Есть три сценария окончания войны в Украине, и ни один из них не предполагает капитуляции. Об этом заявил министр обороны Украины Алексей Резников на конференции Forbes «Строим вместе». Мы публикуем полную версию разговора с министром, которая охватывает вопросы обеспечения украинской армии, помощи партнеров, возможностей для бизнеса во время войны и другие.

Какова роль украинского бизнеса в сопротивлении российской агрессии?

Война началась в 2014 году с агрессии России на Донбассе и аннексии Крыма. Мы жили в состоянии войны. Но она была отдельно: там война, а здесь экономика – отдых, рестораны.

Теперь всем пришлось перестраиваться. В первую очередь речь идет об оборонно-промышленном комплексе. Базовая модель ВПК – государственные предприятия, но с 2014 года начал серьезно развиваться частный бизнес.

После 2014 года доля частных предприятий в выполнении оборонного заказа росла каждый год. Это касается бронетанковой техники, стрелкового оружия, радиоэлектронных средств борьбы, БПЛА.

Переход на военные рельсы экономики происходит легче благодаря тому, что за последние восемь лет гибкая система частного бизнеса начала «входить в ту реку».

Что касается государственного сектора – все знают пример «Нептуна», который до последнего момента не был принят на вооружение, являлся испытательным образцом. После полета «Нептуна» и похода российского военного корабля по известному адресу адмирал Неижпапа поздравил нашего конструктора с тем, что окончательные испытания пройдены. «Нептун» теперь верно охраняет акваторию Черного моря.

Что касается частного бизнеса, мы начали с колес работать в направлении демонополизации, поскольку в некоторых секторах была монополия по обеспечению Вооруженных Сил.

Сегодня, например, по средствам индивидуальной защиты (баллистическим шлемам, бронежилетам) мы привлекли пять украинских производителей, с которыми заключено семь государственных контрактов. Если считать по количеству, это 138 650 баллистических шлемов и 133 000 бронежилетов на 3,3 млрд грн. Однако после многих волн мобилизаций потребности Вооруженных Сил гораздо больше. Поэтому мы продолжаем привозить системы защиты из-за границы, да и плюс помощь от украинских волонтеров.

Что касается вещевого обеспечения, понимая, что нужно учитывать и летнюю, и зимнюю кампанию, мы подписали 292 договора с 84 отечественными производителями и поставщиками на 17,9 млрд грн.

На направлении горюче-смазочных материалов заключено 23 государственных контракта с отечественными поставщиками на сумму 3,2 млрд грн. По продовольственному обеспечению у нас 42 государственных контракта, 25 отечественных поставщиков на общую сумму 11,7 млрд грн.

Отдельная благодарность частному бизнесу, занимающемуся поставкой специфического вида вооружения: БПЛА, бронированные машины, специальный транспорт. Сейчас украинские мозги работают для Вооруженных Сил, помогают, это и есть необходимая синергия. Во время военного положения упрощены процедуры, что позволяет быстро удовлетворять потребности нашего войска.

Месячный бюджет, который сейчас тратится на сектор безопасности и обороны, равен годовому

Что еще может сделать бизнес для усиления обороноспособности страны?

Главное – вообще заниматься бизнесом, развивать рабочие места, давать работу внутренним переселенцам. Экономика должна работать. Сейчас государственный бюджет из-за потери налогов, разного рода рент и пошлин недополучает $5 млрд ежемесячно. Потому Украине приходится привлекать деньги на внешних или внутренних рынках. Месячный бюджет, который сейчас тратится на сектор безопасности и обороны, равен годовому. То есть те деньги, которые закладывались на год, мы тратим ежемесячно.

Бизнес, который не убегает, работает в Украине и платит налоги, выплачивает зарплаты, – это огромная помощь. Деньги, которые будут наполнять казну, которые мы сможем тратить на безопасность и оборону.

Саммит в Мадриде утвердил стратегию НАТО на следующие 10 лет, там четко сказано, что главной угрозой для мира является Россия. Поэтому НАТО будет усиливать свой восточный фланг. Украина и есть тот восточный фланг, который защищает весь мир от орков. Это означает, что деньги будут вкладываться и в украинскую систему обороны. Поэтому бизнесу должно быть ясно, что именно на этом стоит зарабатывать деньги, создавать рабочие места.

3 марта 2022 года в Беловежской пуще в Беларуси во время второго раунда переговоров между Россией и Украиной. /Фото Getty Images

3 марта 2022 года в Беловежской пуще в Беларуси во время второго раунда переговоров между Россией и Украиной. Фото Getty Images

С пониманием того, куда будет двигаться украинская военизированная промышленность, какие направления наиболее перспективны для бизнеса в милитаре-индустрии?

Около 50 стран поддерживают Украину. С ними стало гораздо легче договариваться, чтобы получить те или иные виды вооружения. В конце прошлого года это было почти невозможно. Во время командировки в Вашингтоне я просил: «Дайте больше «Стингеров», мне говорили, что это невозможно. На вопрос «почему?» ответ: «это незаконно». Когда мы просили изменить закон, снова слышали: нет, это невозможно.

А в январе мы уже получили «Стингеры» из Литвы по согласованию с Белым домом.

Кроме желания стать частью общей победы над Кремлем, появилась абсолютно прагматичная вещь. Сегодня Украина – огромный полигон, где испытывают современные технологии военного характера: огненное поражение, средства радиоэлектронной борьбы, аэроразведки, бронежилеты, шлемы, турникеты для остановки крови. На инновационные решения и предложения уже есть спрос. Создание совместных предприятий, пусть даже с расположением в странах Восточной Европы или в защищенных местах на Западе Украины – это уже реальный запрос.

Плюс мы активно привозим в Украину образцы вооружения натовского характера – артиллерию, бронированные машины. Они будут нуждаться в ремонте, восстановлении. Возможно создание баз по восстановлению и производству, кто-то должен делать стволы для замены для артиллерийских пушек, пулеметов, автоматов. Можно построить патронный завод, порохи, капсюли – неисчерпаемый список, в который входит все, что связано с обороной и безопасностью.

Сейчас в Украине мобилизовано до 700 000 человек в Вооруженные Силы, в Национальную гвардию – около 90 000, пограничников – под 60 000, Нацполиции – 100 000. Более 1 млн человек сейчас защищают Украину. Умножить эту цифру на количество их семей – это и будут потребности людей, которые нужно удовлетворить.

Современная война продемонстрировала, что именно высокие технологии побеждают нашествие

На какое время нужно планировать удовлетворение потребностей 1 млн человек? Как долго будут продолжаться активные боевые действия?

Активные боевые действия будут учтены в матрице бизнес-плана, как минимум, 10 лет. Исходя из того, что это оценка аналитиками НАТО дальнейшего развития событий, связанных со страной-агрессором.

Даже победа, которая состоится в этом году или в начале следующего, не будет означать, что россияне сядут на оставшиеся на арендованном Байконуре космические корабли, или Илон Маск сделает гуманитарную миссию и отправит их в космос. Они останутся нашими соседями с тем политическим строем, которое у России сейчас есть. Вопрос перехода России к демократии – слишком долговременный.

Даже после того, как люди пойдут домой работать на свои позиции, мы вернемся в армию численностью 261 000. Еще на 100 000 человек армия должна была быть развита, согласно приказу президента, к 2024 году. То есть Вооруженные Силы будут 350 000–360 000 плюс сектор безопасности и обороны: Нацполиция, Нацгвардия, пограничники, СБУ – всего 200 000 человек. То есть 500 000 – это будут люди в форме.

Современная война продемонстрировала, что именно высокие технологии побеждают нашествие. Сегодня первые четыре установки HIMARS с высокоточным ракетным оружием, которые мы получили от партнеров, наносят большее поражение врагу, чем классические древние пушки-гаубицы 152-го калибра, из которых нужно произвести 10 выстрелов, чтобы два или три попали по цели. Беспилотники, системы для джеминга, радиосвязи, автоматизированные системы управления – все это будущее.

Также напомню, что рядом есть рынок, который называется «Европа». Когда началась угроза Тайваня, то до вторжения в Украину, насколько я проинформирован, 200 млн только патронов и стрелкового оружия были выкуплены на рынке только Тайваня. То есть если вы сегодня будете производить, условно говоря, патрон 9х19 Luger для короткоствольного огнестрельного оружия, у вас будут забирать не только сектор безопасности и обороны Украины, Европа будет выкупать и, думаю, США тоже.

Бизнес, который не убегает, работает в Украине и платит налоги, выплачивает зарплаты, – это огромная помощь. Деньги, которые будут наполнять казну, которые мы сможем тратить на безопасность и оборону. /Фото Getty Images

Бизнес, который не убегает, работает в Украине и платит налоги, выплачивает зарплаты, – это огромная помощь. Деньги, которые будут наполнять казну, которые мы сможем тратить на безопасность и оборону. Фото Getty Images

Создание безопасной зоны для бизнеса во время войны – розовые мечты или реалистичная идея?

Мы знаем пример Израиля, у которого хорошо защищено небо. Но даже «Железный купол» не защищает на 100%, он защищает на 80%. Я был в Израиле, общался с их производителями. «Железный купол» против медленных ракет, летящих на низких высотах. Он не защищает от крылатых баллистических ракет.

Поэтому нам нужно развивать свои системы ПРО, ПВО или получать их от наших партнеров. Но у нас сегодня уже есть защита неба. Она не идеальна, но мы сбиваем большое количество ракет. В нашем небе вражеские самолеты уже не летают – они боятся, потому что знают, что мы их сбиваем.

Поэтому, если они используют старые пушки, на которых старые ракеты Х-22, Х-55, они стреляют ими с территории России, Беларуси или поднимаясь над захваченным Крымом.

Надо посмотреть на наши шахты, соляные разработки, где можно сделать защищенную, погруженную систему защиты для предприятий, которая будет иметь естественную защиту от грунтового базальтового слоя. И параллельно инвестировать средства вместе с партнерами, покупать лицензию, производить свою систему ПРО и ПВО.

Советы бизнеса, как уменьшить или хотя бы не увеличивать вероятность поражения своих промышленных активов?

Нужно делать диверсификацию перемещений цехов, где должна производиться продукция. Например, если вы изготавливаете резиновое изделие для танка, то должно быть 2–3 локации или предприятия, где Минобороны будет их закупать, чтобы в случае уничтожения одного работали остальные.

Некоторые украинские государственные предприятия, которые чувствительны и важны для стратегического вооружения, имеют такую, размещенную еще в советское время, систему цехов, в том числе и погруженных в землю, что даже в случае поражения ракетой «Калибр» или «Искандер», работоспособность этих заводов не остановится.

Среди девелоперов и строителей точно появится новая специализация – это умение строить бомбоубежища в новых постройках (это будет по ГСН). Но думаю, что даже частный сектор, от олигархов до состоятельных людей, будет заказывать бомбоубежище с двойным выходом, фильтрацией воды, воздухом.

Мир поверил, что мы с вами можем победить, и мы уже побеждаем.

Никаких гарантий безопасности нет, но представим: победа, мировое соглашение. Какие гарантии безопасности могут быть в Украине после этого?

Мы жили в парадигме Будапештского меморандума, который мы заключили и отдали третий в мире ядерный потенциал. Мы жили в режиме, когда нам обеспечивали безопасность.

Сейчас мы живем в современном мире, когда участник Совета Безопасности ООН является страной-агрессором.

Украина пока не рассматривается странами НАТО в качестве де-юре полноправного члена, потому что должен быть консенсус среди стран Альянса. Но мы де-факто становимся страной-членом. Украина стоит на восточном фланге, нам дают оборудование НАТО, ВСУ овладели более чем 300 натовскими стандартами.

Единственное, что беспокоит наших партнеров, это пятый пункт, который им очень не хотелось бы задействовать, если бы Украина стала членом Альянса. Но наши партнеры из стран Балтии, Польши чувствуют неидеальность этого пункта в Соглашении об Альянсе с НАТО относительно того, что все вступаются друг за друга.

Сегодня нужно строить новые альянсы. Посмотрите на самостоятельное поведение Великобритании, которая благодаря Брекзиту стала нашим мощным партнером.

Ее руки не связаны позициями Германии, Франции или других европейских стран, которые в начале вторжения медлили с принятием решений из-за санкций, Северный поток–2 и так далее. И сейчас медлят, потому что они зависимы от газа.

Сегодня наши мощные партнеры – это англосаксонский сектор, Канада, Австралия. У нас сегодня фантастические отношения со странами Балтии. Я просто аплодирую отношениям Украины и Польши. И посмотрите, нас взяли в проект Триморья. Я, будучи вице-премьером, ездил в Хорватию, Польшу и уговаривал. Говорю: пустите Украину хотя бы ассоциативным членом в Триморье. Говорили, что это невозможно. Оказывается, возможно.

Сегодня архитектуры безопасности могут быть разными: поставка оружия, поставка технологий, разведка, аэроразведка, космическая разведка. Сейчас дать четкую модель я не готов, потому что эти переговоры ведет глава Офиса президента Андрей Ермак. Международную активность возглавляет согласно Конституции Президент Украины и по его поручению министр иностранных дел, а затем в переговорах принимают участие те или иные представители. Но в принципе такое видение уже сегодня есть Украина.

Три базовых сценария окончания войны от Алексея Резникова?

Первый сценарий примерно такой же, как был: «добрая воля» россиян, которая была объявлена, когда они бежали с Киевщины, Черниговщины, Сумщины и с острова Змеиного. Я думаю, что этот сценарий будет разбит на несколько цепочек. Сначала мы выйдем на позиции до 24 февраля этого года. Дальше последуют разговоры о статусе оккупированных ранее Донецкой, Луганской областей и Крыма. За столом с нашими сильными партнерами будем вести эти переговоры. «Минска-3» точно не будет, капитуляционных договоренностей не будет, и с дулом у виска никто вести переговоры не будет.

Вариант второй – постепенно будем перемалывать вооруженные силы РФ, потому что это действительно война ресурса на ресурс. У них больше территория, больше танков. Но оно все несовременное, и они сегодня используют принцип мясорубки. Мой добрый друг и коллега, министр обороны Великобритании господин Уоллес, когда был у нас в Киеве, сказал: «Если вы планируете воевать ресурс на ресурс, мясорубка на мясорубку, мы вам не сможем помочь». Но если мы будем использовать современные технологии, наносить поражение там, где наиболее болезненно для россиян, мы точно победим.

Мир поверил, что мы можем победить, и мы уже побеждаем. Представьте себе, какой ресурс они бросают, а продвинулись на десятки километров. Второй вариант победы, возможно, не такой быстрый. Не до конца этого года, возможно, он коснется начала следующего, но я его вижу таким образом.

Третий – более драматичный для Российской Федерации. Развал России, парад суверенитетов, распад на несколько разных субъектов – Татарстан, Башкортостан и т.д. Мы это точно увидим в нашей жизни, но это более длительная история.

Материалы по теме