«Украинцы показывают: есть вещи, ради которых стоит жить, и принципы, ради которых можно умереть». Владыка Борис Гудзяк о том, как меняются украинцы и как сохранить себя несмотря на гнев
Категория
Жизнь
Дата

«Украинцы показывают: есть вещи, ради которых стоит жить, и принципы, ради которых можно умереть». Владыка Борис Гудзяк о том, как меняются украинцы и как сохранить себя несмотря на гнев

Мы станем зрелыми, когда поймем, что делаем вклад в Европу. Так митрополит Украинской греко-католической церкви Борис Гудзяк, 61, утверждал еще до Революции достоинства. На 76-й день полномасштабного вторжения России владыка говорит: «Украинцы дают Европе и миру новые смыслы». Что это за смыслы и какой будет цена перемен?

Борис Гудзяк родился в семье, которая была вынуждена эмигрировать в США во время Второй мировой войны. Впервые он попал в Украину в 17 лет. На его глазах распался СССР и появилась независимая Украина. Гудзяк участвовал в ее развитии, основав один из наиболее прогрессивных местных вузов – Украинский католический университет.

Как меняется Украина, как она меняет мир и как нам поступить с нашими эмоциями и травмами, объясняет митрополит УГКЦ и глава Филадельфийской архиепархии в США.

Начало войны застало вас во Франции. Что ощутили в тот момент и как определяли роль и значение этой войны?

Я был в Париже. Меня разбудил один из отцов Парижской епархии в доме, где я ночевал, словами: «Вставайте, война». Война для нас продолжалась восемь лет. Посему это был момент шока, но не неожиданности.

В Украине и через нее происходит глубинная трансформация, которая вызывает перемены и нарушает комфорт других стран и людей. У кого-то эти изменения вызывают инертное отношение, у кого-то – сопротивление. Например, Германия торговала принципами для нефти и газа, необходимых для благосостояния и экономики. Там до сих пор много голосов, призывающих вернуться к тому, что было. Но этому не бывать.

Глобальные изменения мирового порядка из-за событий в Украине только начинают проявляться. По прогнозам экспертов, десяткам миллионов людей грозит голод. Мы еще не знаем всех последствий, но они связаны с тем, что украинцы сказали: «Нет, мы не позволим, чтобы наше достоинство было попрано. Мы хотим и будем жить. И мы отказываемся быть объектом в чьих-то руках. Мы являемся субъектом». Достоинство, которое украинцы обретают дорогой ценой, удивляет и шокирует мир, желающий получать все быстро и дешево. Он стремится к легкому удовольствию, а украинцы проявляют глубинные добродетели и любовь.

Иисус говорит, что нет большей любви, чем когда кто-то отдает свою жизнь за друзей своих. В эти дни к нам обращаются солдаты из бомбоубежищ Мариуполя. Люди осознают, что смотрят на лица, правдоподобно несущие смертный приговор. Но они говорят правдивые вещи, живут и не сдаются. Украинцы демонстрируют, что есть вещи, ради которых стоит жить, и есть ценности и принципы, ради которых можно и умереть. Мне кажется, за этим стоит вера в жизнь вечную.

«Украинцы показывают: есть вещи, ради которых стоит жить, и принципы, ради которых можно умереть». Владыка Борис Гудзяк о том, как меняются украинцы и как сохранить себя несмотря на гнев /Фото 1

Фото: Филадельфийская Архиепархия

В Украине происходит духовная трансформация, потому что воюет не только армия, но и народ. Волонтеры поддерживают военных, на пивзаводах делают коктейли Молотова, дети в школах плетут маскировочные сетки. Несмотря на тревогу и боль, люди сосредоточены. Они объединяются на уровне политиков или подъезда, чтобы вместе отвечать на вызовы войны. Вопрос не только о «быть или не быть», но и о качестве бытия. Мы уже не готовы разменять и продать свое достоинство. Украинцы начинают понимать, что никто другой их не спасет и нужно морально спасать тех, главный советчик которых страх или быстрая выгода.

Сейчас украинцы живут интенсивно, глубоко, драматично, во многих случаях трагически. Но для христиан это проявление радикальной пасхальности. Пасха – переход от смерти к жизни. И согласно христианской вере, это происходит из-за смерти Христа, который своей смертью смерть попрал и сущим во гробах жизнь даровал. В гробах не только умершие. Многие живут, как в гробах совка и поверхностной потребительской нарцистической глобальной поп-культуры. Теперь эти живые гробы разбиваются в Украине.

У России немалые достижения культуры, но их культура должна убивать и поглощать. Это трагично не только для народов и этносов, которых они уничтожают, но и для самих русских, ибо такая жизнь недостойна.

Что Россия пытается у нас отнять? Может ли это ей удасться и как нам это сохранить?

Как у всех злоумышленников, у России есть комплекс: она считает, что должна быть империей. По определению империи имеют колонии – подвластные им чужие земли, культуры, экономики и людей. Они должны разрастаться, а потому захватывают чужую историю.

Без истории Киевской Руси, происходившей на украинской земле, русская история становится урезанной. Россия хочет присвоить духовные истоки, устои и интерпретацию христианской традиции Киевской Руси, все достижения культуры Украины, которые можно «сделать своими». А то, что не удается присвоить, нужно либо перечеркнуть, либо свести к условиям выживания.

К сожалению, такие настроения не только у Путина. Они характеризуют русскую имперскую культуру. Как обычно говорят, русский либерализм останавливается на украинском вопросе.

Защита от преступников происходит на разных фронтах. Самый острый – военный, но также важно противостояние информации и идей. На первом фронте Украина с помощью свободного мира показывает, что готова защитить землю и все, что на ней. На втором – утверждается украинское достоинство, самобытность и будущее. Еще никогда не происходило такого глобального разъяснения исторической правды об украинском единстве и отличии от него русского.

В России впереди болезненный процесс самопознания: они должны посмотреть в зеркало и увидеть монстра.

В чем основное отличие украинцев от россиян?

Это разница между правдой и ложью. Эта война не была спровоцирована Украиной. Она отдала ядерное оружие в 1994-м, армия уменьшилась с 980 тысяч в начале независимости до 160 тысяч в 2014 году. Но, пожалуй, всего 10 тысяч из них были боеспособными. Это было общество, которое не инвестировало в войну и не имело агрессивных захватнических настроений. Это общество с минимальными политическими экстремами, где за радикальные левые и правые силы голосовали всего несколько процентов населения.

Украинское общество постепенно отходило от своих транспоколенных геноцидальных травм, продвигалось от страха к достоинству. В России этот процесс еще не состоялся. Она больна империей и отягощена болезненными амбициями колониализма. Это греховное состояние, потому что оно пропагандирует эксплуатацию других. Империям и колониальным государствам необходимы рабы.

На первых страницах Библии человеческий грех представлен в образе Адама. Бог дал Адаму все и сказал: «Только не бери плода с этого дерева, потому что умрешь». Адам хватает запретный плод, теряет рай и становится смертным. У России территория в 11 часовых зонах. Она в 28 раз больше Украины. Но требует еще 29-й кусок.

У России немалые достижения культуры, но их культура ненасытна, потому что должна убивать и поглощать. Это трагично не только для народов и этносов, которые они уничтожают, но и для самих русских, ибо такая жизнь недостойна. Это жизнь воров, которые, чтобы оправдать себя, сочиняют мифы лжи об истории, соседях и прежде всего о самих себе. У России впереди болезненный процесс самопознания. Они должны посмотреть в зеркало и увидеть монстра.

Для поддержки режима Путина в обществе на основе лжи формулируются страхи и агрессивные лозунги. Например, нарратив «украинцы – нацисты». Кто нацист? «Тот, кто украинец и не хочет быть россиянином. Нацисты не имеют права на существование, это оборотни, их можно уничтожать». Вот почему произошло то, что мы видели в Буче, Бородянке, Ирпене. За зверствами русских солдат стоит самообман русской имперской культуры и политической доктрины Путина более 70% русского населения. 700 ректоров вузов в России подписали письмо поддержки. Примерно из 300 епископов московского патриархата в России ни один не выступил против войны, и менее 300 представителей духовенства из 25 тысяч выступили с открытым заявлением против. Поэтому речь идет не [только] о смещении Путина, а о глубоком покаянии русской культуры и русского народа.

Что должно произойти, чтобы это произошло?

Пока человек думает, что он непобедим, его пленяет гордыня. Немцы раскаялись не во время войны, а после краха нацизма Германии, когда поняли, что из-за собственного лукавства так много потеряли. Поэтому нужны санкции, они будут работать на более долгую цель.

Результатом любви украинцев к правде, свободе, друг к другу есть то, что Украина эту войну уже морально выиграла. Но моральная победа – это еще не все и ее можно потерять. Поэтому на встрече премьер-министра Дениса Шмыгаля с украинской общиной в Вашингтоне я подчеркивал, что сейчас Украина выигрывает благодаря человечности и президента, и правительства, и военных, и граждан. За Украиной – правда и подлинность. Эту подлинность важно сохранить.

«Украинцы показывают: есть вещи, ради которых стоит жить, и принципы, ради которых можно умереть». Владыка Борис Гудзяк о том, как меняются украинцы и как сохранить себя несмотря на гнев /Фото 2

Фото: Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль и митрополит УГКЦ Борис Гудзяк. Фото: Посольство Украины в США

Гражданские сейчас тоже выступают единым фронтом – задействованы в волонтерстве, помогают армии. Как не утратить силы помогать?

Моя знакомая богослов в начале войны сказала: «Береги свое сердце». Я каждый день возвращаюсь к этому простому, но проницательному посылу. Наша цель – беречь свое сердце и не позволить врагу человеческого рода, то есть дьяволу, иметь больше власти над нами, чем он имеет. Мы должны держать его снаружи, на расстоянии. Для этого необходимо назвать его, указать на него пальцем и поставить в своей жизни на соответствующее место – в какой-нибудь угол. Закрыть в ящик с замком, заточить, а не позволять безумствовать и властвовать.

Необходимо включать холодное сознание: ага, я начинаю закипать, это подогревает лихой – или сам дьявол, или Путин, или те, кто совершают военные преступления. Но я не отождествляю себя с этим. Я буду бороться за свободу в сердце и душе. Я не позволю оккупации в моих мыслях. Есть другие вещи кроме России и империализма ее вождя. В моем сердце на первом месте – Бог и добрые люди, мое призвание и помощь другим.

Многие говорят, что злоба помогает делать больше. Насколько это верно?

Злость в таких обстоятельствах естественна. Но она не самый лучший мотиватор. Блаженнейший Святослав Шевчук говорил: «Надо злость и гнев превращать в мужество». Злость хрупкая, ее легче сломать, а мужество выносливее. Оно как восточные боевые искусства может помочь отклониться от удара и удержаться.

Если злоба становится образом жизни или защиты, от нее трудно избавиться. Она становится травмой, поэтому злобу надо трансформировать.

Превращать в силу идти и что-то делать?

Мы никогда не ошибаемся, когда помогаем другим. Это всегда хорошая стратегия и тактика. Щедрость, жертвенность, помощь другому нас окрыляет. Это происходит из сущности нашего бытия. Мы, христиане, исповедуем веру в Бога в трех лицах. В Боге есть любовь, межличностные отношения, взаимное дарование. Мы созданы по образу и подобию такого Бога: когда отдаем, обогащаемся. Даже когда приходится отдавать жизнь.

Не очень полезно вариться в кислоте своих сомнений, цинизма или страха. Надо исходить из себя, идти к кому-то, протягивать руку. Мы увидим, как в нашем теле снова начинает пульсировать кровь, как мы наполняемся жизнью. Наше служение есть жизнеутверждающий акт для нас самих.

Украинцы сказали: «Мы не позволим, чтобы наше достоинство было попрано. Мы хотим и будем жить. И мы отказываемся быть объектом в чьих-либо руках. Мы являемся субъектом»

Как, несмотря на трудности, сохранить себя и сделать так, чтобы внутренняя трансформация была положительной, а не отрицательной?

«Мы», «наше» не состоит из статических монад. Сохранить себя можно истинной жизнью – в сети отношений, сотрудничества и взаимной поддержки. Во время этих больших испытаний нам следует быть лично целостными и поддерживать друг друга. Если у нас будет любовь, чувство достоинства, то ни одна ненавистная система не сможет нас победить.

Когда случаются временные неудачи, нельзя отчаиваться. Это легче сказать, чем сделать, ведь многие украинцы теряют родных, все, над чем работали в течение жизни, и даже саму жизнь. Однако христиане, и не только они, черпают воодушевление из глубокого колодца веры, из перспективы вечности. Если нам удастся понять свое глубинное тождество – каждый украинец любим Богом, – наши тревога и страх будут уменьшаться. В Евангелии мы часто встречаем слова «Не бойтесь!» Бесстрашие –начало вечности. В этом наша победа над злом и захватчиком.

«Украинцы показывают: есть вещи, ради которых стоит жить, и принципы, ради которых можно умереть». Владыка Борис Гудзяк о том, как меняются украинцы и как сохранить себя несмотря на гнев /Фото 3

Фото: Филадельфийская Архиепархия

Как нас изменит коллективная травма и как нам с ней поступить?

Только при президенте Ющенко Украина начала реально, глубинно и массово осознавать травмы ХХ века. Сейчас идет процесс их исцеления и одновременно процесс нового травмирования. В современной истории у украинцев эти процессы обострены – с большими подъемами и большими спадами.

Мне кажется, на этот раз травмы будут другими, поскольку осознание борьбы за правду намного глубже. Когда человек теряет что-то с большим осознанием и с большой солидарностью, он может многие вещи пережить по-другому. Солидарность и уверенность, что это Божья правда, правда о человеке, о нашем народе, дает жизнеутверждающую силу, которая добывается высокой ценой, но ведет к вечности.

Какими мы должны стать в результате пережитой войны?

Война обостряет сознание, дегуманизирует людей и общества, но и ускоряет перемены, обнажая зло. От нас зависит, будем ли мы в дельнейшем называть зло злом и позволим ли ему властвовать.

Я ставлю перед собой вопрос: каким должен стать после войны? Хочу меньше обращать внимание на суету, иллюзии, амбиции и то, что не удается, а мужественно держаться за единую правду. Хотел бы стать бесстрашным, сохраняя страх Божий. Ведь такой человек свободен, легок, мобилен и глубинно правдив. Он живет тихой, неподдельной радостью.

Материалы по теме