Категория
Жизнь
Дата

Вместо «прекрасной половины»

«У меня к вам немного гендерный вопрос, – написал мне однажды Владимир Федорин, – вы «автор» или «авторка»?» Я без колебаний указала феминитив, тем более что он уже устоявшийся и даже несколько традиционный. К этому я привыкла еще со студенческих времен, когда не резало слух слово «філологиня», а девушек называли «могиляля» (от Могилянка). С другой стороны, не все готовы воспринимать такие формы. Помню, как на одной из онлайн-встреч редакции мнения присутствующих разделились: часть женщин сказали, что лучше в отношении них употреблять лексему «редакторка», а другие предпочли маскулинитив «редактор».

Так имеют ли право феминитивы на жизнь в деловом языке? Все ли единицы такого рода органичны в употреблении?

ФОРМА ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ

Некоторые ученые отмечают, что нельзя образовать феминитивы от всех слов, и, к примеру, «посол» – «посолка», «послиця», «послиня» звучат немного непривычно, а для кого-то и смешно. Если и выбирать из этого перечня, то я поставила бы на «послиню» (как графиня, герцогиня, княгиня). С другой стороны, можно использовать лексику, которая относится к западному варианту украинского литературного языка: например, «посол» – «амбасадор». Согласитесь, «амбасадорка» звучит вполне естественно и органично, учитывая, что суффикс -к- наиболее продуктивен для создания феминитивов.

На ироничные высказывания наталкивалась и относительно «женских» аналогов маскулинитива «пілот». Очевидно, что «пілотка», даже несмотря на то, что создана посредством наиболее универсальной словообразовательной модели, вызывает путаницу, ведь чаще мы представляем головной убор, а не управляющую летательным аппаратом. Помню, как улыбки вызывало и слово «пілотеса» (по аналогии стюард – стюардесса), но теперь его употребляют не только СМИ, но и добрая часть моих друзей. Так что, оказывается, время – лучший кодификатор.

Лет десять назад я отстаивала в дискуссиях лексему «мисткиня», когда мне предлагали «жінка-митець». Даже аргументы, что данное слово фиксирует 11-томный толковый словарь, не могли убедить собеседника. Кстати, СУМ («Словник української мови» – Forbes) дает около трех тысяч «женских» аналогов названий профессий и должностей, в их числе и «депутатка», и «професорка», которые сейчас почему-то всех удивляют.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФЕМИНИТИВИЗАЦИЯ

Политики диктуют условия не только бизнесу, но и языку. В свое время в Германии так ликовали, когда на пост канцлера впервые в истории избрали женщину, что образовали феминитив от лексемы Kanzler – Kanzlerin. После утверждения новой редакции украинского правописания лексему «канцлерка» активно используют и наши медиа, хотя 15 лет назад это было трудно представить.

При помощи такой же модели образуют и слова, обозначающие высокопоставленных лиц женского пола, – например, «прем’єрка», «міністерка». Первый феминитив прижился лучше – его свободно используют в СМИ, его чаще можно встретить на страницах Google, его дает современный словарик феминитивов. СУМ фиксирует единицу «прем’єрша», но для обозначения актрисы, исполняющей главные роли. Несмотря на то что лексему «міністерка» все-таки употребляют в СМИ, скептики настроены более категорично, а киевляне заявляют, что им в голову сразу приходит озеро Министерка.

Чтобы как-то примирить два лагеря, можно предложить формулу «пані» + маскулинитив – «пані міністр», что порой используют медиа и правительственные порталы. Такие соединения вполне органичны, поскольку были распространены в западноукраинском варианте литературного языка («пані» + должность, «пані» + название профессии, «пані» + должность + имя, «пані» + должность + фамилия и т. д.).

ЖЕНСКОЕ ЛИЦО FORBES

Листая страницы этого номера, вы, наверное, заметили, что мы не употребляем таких клишированных форм, как «прекрасная половина человечества», «слабый пол», поскольку женщины Forbes прежде всего равные партнеры – в бизнесе, политике, на государственной службе. В то же время феминитивы стали неотъемлемой составляющей наших текстов: «співвласниця», «менеджерка», «продюсерка», «підприємиця».

Язык тоже любит комфорт: если слово не соответствует его законам, он его оттеснит на периферию, выберет то, которое удобнее для говорящих. Однако иногда стоит выходить за пределы зоны комфорта, тогда путем отрицания, неприятия, компромисса мы придем к новым лексическим единицам. 

Людмила Пидкуймуха, кандидат филологических наук, преподаватель НаУКМА

Опубликовано во втором номере журнала Forbes (июль-август 2020)

Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков