Категория
Деньги
Дата

Чернозем для капитала, или Почему в Украине так мало крутых компаний

Иллюстрация Getty Images/Shutterstock

Иллюстрация Getty Images/Shutterstock

Три главные причины, которые мешают Украине создавать прозрачные, конкурентоспособные компании

Мой шведский партнер Крис 14 лет задает один и тот же вопрос: «Игорь, когда уже мир увидит украинские компании?». Мне до сих пор сложно что-либо ему ответить.

Вокруг кипит бешеная энергия, и складывается впечатление, что все занимаются каким-то бизнесом. Украина – страна очень предприимчивых людей. Но от профессиональных инвесторов только и слышишь: нам не в кого инвестировать, в Украине нет компаний. 

Что они имеют ввиду? 

Проблема в том, что в украинском море предпринимательской активности прозрачных конкурентоспособных компаний очень мало. Структурно наш пирог бизнеса выглядит так: вверху ряд крупных компаний, у большинства из которых история началась с удачной приватизации или заполнения пустоты, внизу – множество малых и микробизнесов, часто зависящих от одного человека или семьи. И между ними тонкая прослойка перспективных компаний среднего размера с годовым оборотом $30–100 млн. Они относительно прозрачны, конкурентоспособны, в том числе за пределами Украины, у них созданы сильные управленческие команды. И главное – их можно капитализировать.

Прослойка компаний среднего бизнеса гораздо шире, если смотреть только на один критерий – оборот. Но считать ли компаниями бизнесы, которые состоят из набора аффилированных «фопов» и «товок» и в которых маркетинговым стратегиям предпочитают«решение вопросов»? Основная проблема таких организаций в том, что они созданы вокруг «темы». Кто-то переводит капитал (часто непонятного происхождения) из других сфер, не задумываясь о компетенциях и не вникая глубоко в рынок. Такие компании не способны конкурировать, они могут лишь заполнять пустоту. 

Капитализм происходит от слова «капитал». Компания является наиболее комфортной почвой для капитала, где он создает ценность, приумножаясь вместе с ростом бизнеса. Для капитализма конкурентоспособные компании важны так же, как чернозем для сельского хозяйства. Распределяясь по тысячам компаний среднего бизнеса, капитал принимает вместе с ними рыночные риски, стимулирует инновации и рост. В результате, в терминах Нассима Талеба, капитал создает антихрупкость экономики всей страны на платформе из тысячи компаний. И тогда возникает то, в чем так давно нуждается Украина, – устойчивый рост.

Что создает компании

Главное, что создает компании, – это предпринимательский талант, энергия предприимчивых людей, направленная в созидательное русло. А кто ее направляет? Часто это общественное мнение, если оно признает бизнес престижным занятием. 

Я родился в 1974-м в 20 км от западной границы, в городке, наполненном воинскими частями. В семье и вокруг часто говорили о престижности профессии военного. Поэтому мальчики мечтали стать офицерами, девочки – выйти за офицеров замуж.

Когда я вижу, сколько творческой энергии высвободила Революция Достоинства, мне кажется, мы можем быть спокойны насчет предпринимательского духа в стране. В отличие от стран ЕС, в Украине еще много романтиков, которые идут в бизнес и искренне верят, что заработают миллионы. Но верно и другое: именно эти талантливые, предприимчивые люди первыми покидают страну, когда усилия разбиваются о бетонную стену. 

Еще один фактор – государство. Оно может запрещать или поощрять бизнес. В Украине мы рады, если оно просто не вмешивается. Даже пытаясь помочь, неэффективное государство чаще вредит.

И третье, что нужно для создания компаний, – это эффективный рынок капитала. Сложно объяснить, почему за 30 лет мы его так и не создали. Стоимость капитала в Украине – самая высокая в Европе. В то же время коррупция создала рынок теневого финансирования, где деньги чиновников перетекают в «темы» и «схемы». Основная цель участников этого «рынка» – не эффективно использовать капитал, а «обелить» его, захватить интересные активы или, как выражаются инсайдеры, «застолбить деньги». 

Что нам мешает создавать прозрачные конкурентоспособные компании 

1. Общество ограниченного доступа

Десятки лет в Украине было два главных источника обогащения: доступ к бюджету страны и заполнение пустоты. В обоих случаях приближенность к власти играла важнейшую роль. Особенно когда ты становился заметен. Единицы компаний преодолели барьер среднего бизнеса и вошли в высшую лигу без этой приближенности. Некоторые из этих героев до сих пор не вышли на свет. 

Дуглас Норт назвал бы это типичной ситуацией для общества ограниченного доступа. Вряд ли можно утверждать, что за последние шесть лет мы перешли к социальному порядку открытого доступа, скорее, сделали лишь шаг ему навстречу. Но обновление списка Forbes показывает, что это шаг в правильном направлении. 

В обществе с порядком ограниченного доступа созданием компаний движет не предпринимательский талант, а успешное «решение вопросов». Открытая рыночная капитализация компании, когда выигрывают все стейкхолдеры, подменяется непрозрачной монетизацией активов в пользу одного-двух бенефициаров. В результате мы имеем не конкурентоспособные компании, а искусственно раздутые организации, наполненные долгами и невыполненными обязательствами. А еще рынок, на котором невозможно конкурировать, если пытаешься играть по правилам. 

Часть из этих организаций еще можно модернизировать. Если создать условия, установить правила игры. Но хотят ли этого их владельцы? Когда твой бизнес вырастает на заполнении пустоты или на доступе к госбюджету (а ты принимаешь это за величие своего ума), инстинкты выживания подсказывают: «Закрой дверь и выключи свет». А общество ограниченного доступа готово предоставить тебе в этом неограниченные возможности. И круг замыкается.  

А вот 10-миллионная Швеция, приняв правила международной конкуренции, в результате дала миру 50 сверхэффективных гигантов – от IKEA до SCANIA.  

2. Жадность и недоверие

Если убрать факторы госбюджета и заполнения пустоты, что еще мешает нам создавать конкурентоспособные международные компании?

Крис говорит, что мы не растем из-за жадности. Не хотим делиться ни властью, ни прибылью. Бизнес дорастает до оборота в €3–5 млн и останавливается. Мало кому удается прорваться до €20 млн и только единицам – еще выше. Если посмотреть на опыт развитых рынков, путь дальше, как и переход от состояния «темы» к созданию компании, лежит через делегирование управления и партнерство с инвесторами. 

Экс-партнер Horizon Capital Ирина Стародубова, на счету которой 18 сделок M&A, часто повторяет на заседаниях бордов: «Внешнее финансирование – это лучший стимул к росту». Но привлечение инвестора означает три важных шага: готовность к партнерству, создание борда с независимыми директорами, укрепление команды топ-менеджеров. Ни к чему из этого большинство владельцев малого и среднего бизнеса не готовы. Им, как воздух, нужны внешняя экспертиза и взгляд со стороны. Но они предпочитают one-man show. 

Я часто задаю себе вопрос: что же сильнее ограничивает рост компании – слабый рынок или ментальные рамки владельца? 

Этот вопрос возвращает нас в начало рассуждений, о состоянии общества. Кризис доверия отражается и здесь. Перефразируя Фрэнсиса Фукуяму, можно сказать, что кризис социального капитала приводит к кризису капитала финансового. А значит, убивает возможности строить бизнес, используя инвестиции, компетенции, контакты партнера. 

Судя по последним данным проекта WVS, Украина движется в правильном направлении, к ценностям развитых обществ. Но достаточно ли этого темпа, чтобы компенсировать упущенное?

3. Особая роль основателя 

Разделяю осторожность владельцев компаний при передаче управления. 

Основатель в украинской компании играет сразу три роли: лидера, архитектора и стабилизатора. 

Лидер, живущий идеей, увлекает своим фанатизмом людей вокруг себя, архитектор создает ДНК компании. Со временем, роль лидера можно делегировать наемному СЕО. 

С ролью архитектора сложнее. Пока замысел компании лишь в голове основателя, достроить ее не смогут ни менеджмент, ни наследники. И судьба украинских компаний все еще в руках предпринимателей-основателей.

Но главная проблема у нас – это необходимость постоянно стабилизировать внешнюю среду. В развитых странах за это отвечает государство, оставив предпринимателям предпринимательство. И вот снова дилемма: государство должно модернизироваться и тогда изменится модель поведения бизнеса? Или появятся новые предприниматели, которые изменят это государство навсегда? 

Мир меняется

Когда я вижу, как крупные игроки вытесняют малые компании с традиционных рынков или капиталы непонятного происхождения создают очередные «темы», я уже не расстраиваюсь. Мир не стоит на месте.

Стартапом года в 2019-м на IT-арене назвали юридическую платформу Legal Nodes. Одному основателю 24, двум другим по 25. Я разговаривал с этими ребятами и знаю: они делают это не ради денег, их драйвит мечта. Действительно, сложно думать о доходах, пока у тебя одни расходы. Но отсутствие прибыли – это еще и стимул строить бизнес по правилам Кремниевой долины. А они очень отличаются от того, как создавалось большинство украинских компаний.

Правила новой экономики: 

  1. Привнеси новое, а не заполняй традиционный рынок;
  2. Быстро рождайся – быстро умирай, если идея не взлетела; 
  3. Мир глобальный – и твой рынок глобальный; 
  4. Партнеры и стейкхолдеры создают экосистему для роста;
  5. Деньги не дают на идею. Деньги дают, когда идея сдала экзамен на конкурентоспособность.

За первый год работы ребятам из Legal Nodes пришлось разобраться в кухне международных инвесторов лучше, чем это представляют себе наши большие компании. Десятки питчей по всему миру, экзамены в немецких инкубаторах, конкурсы в акселераторах. И вот он, главный шанс – целая одна минута внимания Кремниевой долины во время elevator pitch на Startup Grind 2020! 

Большие игроки захватывают территории и строят «заборы», а малые в это время оцифровывают мир и создают рынки там, где их никто не ожидал увидеть. Таких игроков можно отличить по важной особенности: их главная бизнес-мотивация – не деньги, а самореализация. Кьелл Нордстрем называет это переходом в новую реальность, где личная выгода становится неотделимой от общественной. И это точно новое препятствие на пути развития компаний, которые не готовы разучиться жить, как раньше. 

А я продолжаю верить, что и молодые компании, и те, кто перестроит свое мышление, уже скоро помогут мне найти ответ для Криса и перечислить ему десятки, если не сотни украинских компаний – конкурентоспособных и прозрачных, за которыми выстроился в очередь голодный международный капитал.  

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков