Категория
Деньги
Дата

S&P снизило кредитный рейтинг Украины до «СС». Почему агентство отнюдь не предсказывает нам дефолт? Рассказывает аналитик Александр Паращий

Олександр Паращій, Concorde Capital, дефолт /из личного архива

Александр Паращий, руководитель аналитического отдела Concorde Capital. Фото из личного архива

Рейтинговое агентство S&P Global Ratings снизило кредитный рейтинг Украины в иностранной валюте с «ССС» до «СС». Украинские СМИ сразу запестрели заголовками, что в S&P прочат Украине дефолт. Почему такие утверждения не имеют ничего общего с тем, что нас ждет, и как это связано с еврооблигациями, объясняет руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий.

Главные материалы Forbes Ukraine. Раз в неделю на вашей почте.

На прошлой неделе рейтинговое агентство S&P Global Ratings решило снизить кредитный рейтинг Украины в иностранной валюте с «ССС» до «СС», а также анонсировало вероятное дальнейшее снижение рейтинга до статуса «SD», или «выборочный дефолт». Основанием для таких действий является ожидание агентства, что Украина не выполнит свои внешние обязательства перед коммерческими кредиторами в 2024 году.

В этом заявлении S&P нет ничего, чего мы не знаем или не ожидаем. Ведь еще в апреле прошлого года в меморандуме МВФ было четко написано, что:

  • Украина до июня 2024 года проведет переговоры с держателями государственных еврооблигаций;
  • в основном за счет этих еврооблигаций (на сумму почти $20 млрд) украинский бюджет имет «потенциал» сэкономить почти $15 млрд на протяжении 2024–2027 годов. Сэкономить, договорившись о перенесении платежей на более поздние сроки.

Однако сразу украинские СМИ запестрели заголовками, что в S&P прочат Украине дефолт. Конечно, такие утверждения не имеют ничего общего с тем, что нас ждет. Потому что, по мнению S&P, нас, вероятно, ждут удачные переговоры с кредиторами. Так что заголовки о «дефолте» не выглядят адекватными или точными, потому что на постсоветском пространстве слово «дефолт» имеет совсем не то значение, которое в него закладывают рейтинговые агентства.

Три оттенка страшного слова «дефолт»

Слово дефолт имеет много определений, но в общем случае (и в переводе с английского) оно означает невыполнение взятых на себя обязательств. Однако разберем те дефолты, которые касаются Украины и S&P.

«Дефолт» в постсовке: синоним валютного кризиса и обнищание

Слово «дефолт» у нас демонизировано благодаря российской пропаганде образца 1998 года. В августе того же года до России дошел международный финансовый кризис, который усугубил все проблемы бестолковой и несогласованной валютной, монетарной и долговой политик правительства. Тогда Москва не смогла вовремя оплатить некоторые свои долги – и это назвали точным, но непонятным тогда словом «дефолт».

Вот на этот непонятный «дефолт», который «пришел откуда-то извне», власти списали все неурядицы кризиса того времени, самыми тяжелыми проявлениями которого для рядовых россиян были трехкратный рост курса доллара и безработица.

Украина, экономика и экономическая политика которой были тогда тесно связаны с северным соседом, имела те же проблемы и последствия. И это странное слово «дефолт» из телевизора у нас имело абсолютно те же ассоциации, что и у россиян: почти трехкратный рост курса доллара и обнищание.

Но все эти проблемы не имели ничего общего со словом «дефолт». Хотя дефолт (невыполнение обязательств по внутренним облигациям) тогда произошел, но он не являлся причиной проблем, а лишь одним из многих последствий плохого экономического управления и международного кризиса.

Если использовать именно такое обычное определение «дефолта», то стоит заметить, что он у нас наступал дважды за последние 10 лет. Так что не надо нас пугать теми дефолтами, потому что S&P нам точно не тот дефолт предсказывает в своих пресс-релизах. А предсказывает он нам на самом деле только хорошее.

«Ограниченный дефолт» от S&P: удачные переговоры с кредиторами

Ожидая снижения рейтинга Украины до «ограниченного дефолта», агентство S&P подразумевает только то, что Украина в ближайшие месяцы проведет переговоры с кредиторами (держателями еврооблигаций), чтобы договориться о выгодных для государства условиях реструктуризации долга. То есть условия будут невыгодными для кредиторов. Но поскольку рейтинговые агентства смотрят на всё глазами кредиторов, S&P будет вынуждено зафиксировать факт невыгодности новых условий.

Это они сделают путем снижения кредитного рейтинга Украины до уровня SD (ограниченный дефолт) на несколько дней.

Вот как это было в июле–августе 2022 года, когда Украина уже договаривалась с кредиторами о переносе всех платежей на два года.

  • 20 июля Украина официально предложила кредиторам отсрочить все платежи по еврооблигациям на два года;
  • 29 июля S&P снижает кредитный рейтинг Украины с «CCC+» до «CC», грозит его снизить до «SD»;
  • 10 августа стало известно, что кредиторы приняли условия Украины;
  • 12 августа S&P снижает кредитный рейтинг Украины до «SD» («выборочный дефолт»);
  • к 19 августа новые условия по облигациям вступили в силу;
  • 19 августа S&P повышает кредитный рейтинг Украины с «SD» до «CCC+».

Видно, что в прошлый раз S&P несколько опоздало со снижением рейтинга Украины до «СС». На этот раз они ловчее, ведь снизили рейтинг еще до официального объявления о переговорах с кредиторами.

То есть, по критериям S&P, статус «ограниченный дефолт» для Украины будет означать лишь изменение условий для кредиторов на менее выгодные. И это самый вероятный сценарий, по мнению S&P.

Поэтому суть последней новости от S&P состоит в том, что они ожидают, что Украина проведет выгодные для себя переговоры по реструктуризации долга.

В S&P нам прочат победу. Все остальные интерпретации новости от S&P далеки от реалий, потому что:

  • S&P нам не предсказывает дефолт;
  • S&P не ожидает дефолта Украины;
  • Украина не в шаге от дефолта;
  • S&P нам не объявил дефолт.

Дефолт по еврооблигациям: неуплата по условиям соглашения

Третий «дефолт», который можно рассматривать в контексте нашего случая, – это то, что в юридических условиях выпуска еврооблигаций называют «событие дефолта». Это когда настал день оплаты по облигациям, а Украина не оплатила. Конечно, это не то, что делают джентльмены, так что нам нужно избегать такого события.

Не секрет, что у Украины нет средств на выполнение обязательств перед держателями еврооблигаций, ведь только в этом году нам на это нужно выделить из бюджета $4,5 млрд. В то же время даже без этих обязательств нашему бюджету не хватает для сбалансирования более $36 млрд на этот год.

Неудивительно, что S&P ожидает, что Украина не заплатит держателям согласно действующим договоренностям. И это не наша блажь, а объективная реальность, спровоцированная агрессией против нашей страны и недостаточным внешним финансированием потребностей нашего правительства.

Более того. Не платить – это фактически инструкция от МВФ. Потому что МВФ «заложил» будущую неуплату в пользу держателей еврооблигаций на сумму почти $15 млрд в 2024–2027 годах как один из «источников финансирования» Украины на этот период (на общую сумму более $100 млрд). Конечно, мы сейчас не в той позиции, чтобы не прислушиваться к МВФ.

Но то, что Украина не оплатит еврооблигации, не обязательно будет означать наступление «события дефолта». Ведь, по нашим договоренностям с МВФ, Украина должна переговорить с держателями еврооблигаций до конца июня 2024-го. То есть, как и в 2022 году, договориться, что платить по тем облигациям мы будем позже.

Тогда день уплаты по облигациям в этом году не наступит, так что и событие дефолта наступить не сможет. И если исходить из сути последнего заявления S&P, то это именно то, чего они ожидают.

Призываю наши медиа и наших экспертов избегать употребления слова «дефолт» относительно Украины там, где его можно заменить, потому что оно имеет искаженное значение. В частности, призываю не ставить знак равенства между давно ожидаемой неуплатой правительством по еврооблигациям в этом году и «дефолтом», потому что это не соответствует сути (все ожидают, что наше правительство договорится с кредиторами, чтобы избежать события дефолта).

И ни в коем случае не ставить знак равенства между «дефолтом» и рейтингом Украины «выборочный дефолт» от S&P (или «ограниченный дефолт» от Fitch Ratings), потому что значением последнего является признание выгодной для нас реструктуризации долгов.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине