«Экономика неприятно удивила». НБУ о «тысяче Зеленского», провале ВВП, ценах на газ и инфляции. Интервью Сергея Николайчука /Фото пресс-центр НБУ
Категория
Главное
Дата

«Экономика неприятно удивила». НБУ о «тысяче Зеленского», провале ВВП, ценах на газ и инфляции. Интервью Сергея Николайчука

пресс-центр НБУ

В октябре НБУ существенно ухудшил прогноз роста ВВП Украины в 2021 году – с 3,8% до 3,1%. Такая переоценка удивила многих экономистов, однако теперь после публикации Госстатом данных за третий квартал даже пониженная цифра выглядит оптимистичной, говорит Forbes заместитель председателя Национального банка Сергей Николайчук, 40.

Разговор с Николайчуком состоялся сразу после того, как президент Владимир Зеленский анонсировал выплату тысячи гривен вакцинированным гражданам. Как это повлияет на украинскую экономику и не приведет ли к усилению инфляции

Вы узнали об инициативе с выплатой 1000 гривен каждому вакцинированному, как и другие граждане, – из ролика президента, или у НБУ есть в этом смысле определенные привилегии?

Я узнал это из новостей, как и другие граждане. Но я знал, что Офис президента и правительство ранее обсуждали механизмы, каким образом стимулировать вакцинацию.

То есть, с Нацбанком не консультировались о возможном влиянии решения на экономику?

Это не совсем наша прерогатива.

Это правильно, что НБУ не совсем понимает планы правительства по дополнительным миллиардным вливаниям?

Мы знали, что правительство планирует разработать подобный механизм. С одной стороны, было бы лучше, если бы мы знали об этом решении в деталях. С другой – НБУ является независимым институтом, который не влияет на действия других госорганов, равно как и правительство не вмешивается в нашу работу.

У вас есть понимание, как именно будут устроены выплаты?

Пока впечатление таково, что проект будет реализовываться по этапам. Сейчас – что-то вроде пилота с ограниченным числом получателей выплат и с четким перечнем отраслей, где эти средства могут быть израсходованы. Далее – в зависимости от эффектов на вакцинацию. Не исключаю, что программа будет расширена.

Пока в проекте фигурируют сравнительно небольшие суммы – два этапа по 6 млрд грн. В то же время у программы верно выражено целевое назначение по отраслям. Поможет ли это компенсировать потери наиболее пострадавших от карантина секторов?

В масштабах экономики суммы действительно незначительны. Тем более речь идет о секторе услуг – учреждениях культуры и спорта – их доля в общем ВВП невелика. Возможны определенные эффекты в транспорте, железнодорожном и авиационном, но опять же несущественные. По нашим оценкам, влияние программы объемом 6 млрд грн на горизонте в 12 месяцев может составить 0,1–0,2% ВВП.

Однако если проект приведет к дополнительной вакцинации даже 10% населения, его можно считать очень эффективным, ведь от отсутствия локдаунов экономика выигрывает значительно больше, чем от непосредственного фискального стимула со стороны государства.

Если вспомнить 2008 год и выплату тысячи гривен правительством Юлии Тимошенко, каковы последствия для экономики тогда?

Думаю, не стоит проводить прямых параллелей – тогда речь шла о популистическом решении, сейчас мы говорим о решении глобальной общественной проблемы. К тому же в 2008 году мы получили исключительно инфляционный эффект, ведь экономика была перегретой. Сейчас подобные решения могут иметь смысл, если мы говорим о недозагруженности мощностей в отдельных отраслях.

Как подобные инициативы государства влияют на инфляционные ожидания и готовность бизнеса решительнее повышать цены?

Тысяча гривен – не та сумма, которая могла бы существенно стимулировать потребительский спрос. К тому же отрасли, которым, как предполагает правительство, будут выделены эти средства, страдают от недозагрузки. Вряд ли дополнительный спрос приведет к существенному повышению цен. Даже если цены в области культуры и спорта вырастут на 5–10%, это незначительно скажется на общем показателе инфляции, поскольку доля этих услуг в потребительской корзине незначительна.

Что касается ожиданий, подобная инициатива действительно может вызвать у населения впечатление, что государство начнет печатать деньги, однако сейчас в смысле влияния на ожидания большую роль играют цены на продукты питания и энергоресурсы. Ожидание финансовых аналитиков по темпам инфляции на следующие 12 месяцев – около 7%, банков и бизнеса – в пределах 7,5–8%.

Приведет ли к росту цен в других отраслях возможное повышение стоимости проезда в общественном транспорте Киева в 2,5 раза – до 20 грн?

Очевидные последствия – рост тарифов частных перевозчиков, повышение стоимости услуг такси. Более широкий эффект – жизнь обычных граждан станет дороже. Это может привести к тому, что они потребуют от работодателей более существенного повышения зарплат, что, в свою очередь, влияет на себестоимость и в конце концов цены. Роль Нацбанка здесь – действовать на опережение, чтобы в целом локальный шок не перебросился на всю экономику. Именно поэтому мы, в том числе, должны реагировать на проинфляционные факторы со стороны предложения и расходов, чтобы не допустить раскручивания инфляционной спирали.

Инфляция цен производителей в октябре ускорилась до 57%. Значит ли это, что бизнес постарается компенсировать повышение себестоимости за счет роста цен?

Думаю, мы увидим как перенесение повышения себестоимости на потребителей, так и сокращение прибыли бизнеса. К примеру, по нашим оценкам, вклад нынешнего роста цен на газ в показатель инфляции в следующем году составит 0,8 процентных пункта. Полностью перенести на цены повышение себестоимости предприниматели не смогут, мы видим определенное замедление экономики и, соответственно, платежеспособного спроса.

В 2022 году мы ожидаем коррекции цен на сырьевых рынках. Цены на газ и нефть сейчас находятся близко к пиковым значениям. Если сейчас стоимость тысячи кубометров газа составляет около $800–900, то в первом квартале мы ожидаем снижения до $600–700, а по завершении холодного периода – до $300–400.

Вы согласны с месседжем Федеральной резервной системы США, которая продолжает называть текущий всплеск инфляции временным?

Я принадлежу к тому же лагерю экономистов. Понятно, что период временности несколько затягивается, но я не верю, что в среднесрочной перспективе в 3–5 лет, инфляция останется на таких высоких уровнях, как сейчас.

Впрочем, по моему мнению, ФРС будет повышать ставки быстрее, чем анонсировала ранее – это может произойти уже во втором квартале 2022 года. Рынки готовятся к такому сценарию, что уже выражается в доходностях долгов развивающихся стран. Но не думаю, что решения или заявления ФРС будут иметь серьезные последствия для других рынков, как это было, например, в 2013 году.

Недавно НБУ ухудшил прогноз роста ВВП в 2021 году с 3,8% до 3,1%. То есть показатель роста третьего квартала всего в 2,4% не стал для вас неожиданностью?

Это нас неприятно удивило, в октябре мы ожидали роста на уровне 4%. Если говорить обо всем годе, то теперь даже наша ухудшающаяся оценка в 3,1% выглядит оптимистичной. Вероятно, рост будет несколько ниже.

В чем причина провала третьего квартала?

В сентябре мы увидели слабые показатели в сельском хозяйстве – снижение выпуска на 11% в годовом исчислении и возобновление спада в промышленности – «минус» 0,7%. Также замедлился рост в розничной торговле до 6%, хотя до этого было около 10%.

Чем вы объясняете спад?

Во-первых, ситуация с пандемией: несмотря на то что летом все выглядело не так плохо, общие показатели вакцинации еще тогда намекали на быстрое ухудшение, что могло негативно повлиять на деловую активность.

Во-вторых, ухудшение внешней конъюнктуры. Рост цен на энергоносители повысил себестоимость. К этому прибавился негативный эффект коррекции книзу цен на ключевых для Украины экспортных рынках. Из-за этих факторов в отдельных отраслях, например химической или металлургии, мы увидели сокращение или даже остановку производства. У металлургов были дополнительные сложности из-за повышения конкуренции со стороны турецких, бразильских и российских поставщиков.

В третьих, ресурсный дефицит в энергетике.

В то же время негатив третьего квартала может частично компенсироваться за счет рекордного урожая кукурузы, отложенного на четвертый квартал. К тому же общий сбор зерновых в этом году может составить даже 83 млн тонн против заложенных в наш прогноз 81 млн. тонн. Также положительным фактором может стать наращивание транзита российского газа через Украину. До этого он был низким, сейчас мы видим тренд к повышению объемов. Дополнительно в конце года и первом квартале 2022-го можно ожидать импульс экономики за счет активизации государственных расходов.

Текущий прогноз НБУ на 2022 год – 3,8% роста ВВП. Может ли динамика быть хуже?

Все зависит от того, насколько Украина сможет справиться с пандемическими вызовами и улучшить уровень вакцинации. В общем, пока я не вижу существенных изменений по сравнению с условиями, при которых мы готовили прогноз роста в следующем году в 3,8%.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

30 до 30 | Квартал 95, лидер "Большого строительства"