Неуспешный успех. Почему «синдром самозванца» — это сигнал, что вы на правильном пути /Фото Alex Salnik
Категория
Лидерство
Дата

Неуспешный успех. Почему «синдром самозванца» — это сигнал, что вы на правильном пути

New normal. Ник Белогорский из Google считает, что открыто говорить о своих слабостях – черта лидера нового поколения. Фото Alex Salnik

Когда уроженец Харькова Ник Белогорский, 39, стал директором по безопасности в Google, коллеги казались ему талантливее и успешнее его самого. На одной из первых рабочих встреч он откровенно в этом признался. «Я не чувствую, что вы наняли именно того человека. Мне кажется, я не на своем месте», — вспоминает свои слова Белогорский, программист с 19-летним опытом работы в крупных американских технологических компаниях — от Fortinet до Facebook. Откровение нового сотрудника никого не удивило: большинству из присутствующих это чувство было хорошо знакомо.

«Синдром самозванца» – так психологи описывают разительное несоответствие достигнутого успеха и самоощущения. Это чуть ли не профессиональная «болезнь» Силиконовой долины. Почти 60% сотрудников таких IT-гигантов, как Microsoft, Amazon и Facebook, воспринимают свои успехи как везение, которого они недостойны, показал опрос социальной сети Blind в 2018 году. Это приложение объединяет проверенных пользователей из более чем 80000 компаний, а бизнес настолько доверяет ему, что использует полученную информацию, принимая корпоративные решения.

Изначально считалось, что этому син‑ дрому подвержены в большей степени женщины. Однако, согласно исследованию, опубликованному в 2011 году в International Journal of Behavioral Science, 70% людей независимо от пола сталкива‑ ются с ним хотя бы раз в жизни. Более того, чем выше по лестнице успеха поднимается человек, тем ярче проявляются его симптомы. «Самозванцы» сомневаются в профпригодности, не верят, что достойны своего статуса, склонны считать каждую свою ошибку катастрофой, чувствуют себя мошенниками, которых рано или поздно разоблачат.

Но не все так плохо. «Синдром самозванца» на пути профессионального роста – показатель того, что ты двигаешься в правильном направлении,– говорит соосновательница MOZGI Group Ирина Горовая.– Я ценю сотрудников, которые используют этот синдром для развития».

ПРОСТО ПОВЕЗЛО

Леру Бородину, основательницу сервисов Oh My Look! и совладелицу G. Bar «синдром самозванца» преследует с 17 лет. Не имея профильного образования и опыта, она занималась продвижением звезд. В 19 Бородина возглавила маркетинговый департамент стендап-шоу Comedy Club Ukraine, чувствуя себя для этого «недостаточно взрослой и умной». «Моя карьера всегда обгоняла меня и мой уровень общения»,– говорит Бородина.

Свой бизнес Бородина тоже начинала строить, не имея уверенности, что справится. И когда пришел первый успех, сочла его делом случая, а не результатом таланта и стараний.

Обесценивание собственных достижений – одно из главных проявлений «синдрома самозванца». Гнетущее чувство никчемности усиливают социальные сети. Костюмы Екатерины Возиановой, основательницы ателье мужской одежды INDPOSHIV BESPOKE HOUSE, носит политическая верхушка страны, включая президента. Но глядя на успех других предпринимателей в Instagram, ее личный не кажется Возиановой столь значимым. «Ребята из Reface сколько денег подняли, а ты что?» – пересказывает свой внутренний диалог она.

«Самозванцы» склонны принижать не только результат, но и свои способности. Люди, усердно развивающие свое дело, достигают в нем мастерства. И им начинает казаться, что усилия, которые они прилагают для выполнения работы, несопоставимо высоко оцениваются. Когда ведущие венчурные фонды США вложили в стартап Олега Рогинского People.ai $100 млн, первое, о чем он подумал: «Я не заслужил», «Как это все получилось?», «Что я здесь делаю?», «Я вообще компетентен, чтобы принимать такие решения?». Эти вопросы Рогинский, №33 в сотне богатейших украинцев, задает себе регулярно.

Зачастую мысли о профессиональной несостоятельности со‑ провождаются страхом разоблачения. «Ты начинаешь работать по 50–60 часов в неделю, в выходные,– описывает свой опыт гендиректор ProZorro Василий Задворный.– Тебе кажется, что сейчас все поймут, что на самом деле ты не очень подходишь для этой должности».

Страшно не только потому, что выведут на чистую воду, но и что за обман придется расплачиваться – карьерой и репутацией. Белогорский ощутил такой страх, устроившись в SonicWall. Он почувствовал, будто выиграл в лотерею: переезд из Канады в США с повышением зарплаты вдвое. С первого дня его не покидало ощущение, что маятник везения вот-вот качнется в другую сторону и его выгонят с «волчьим билетом». «Тогда мне было 25 лет, сейчас – 39, и в Google ощущение такое же,– говорит он.– У всех ребят какие-то патенты, изобретения, уникальная экспертиза, а я себя не чувствую соответствующим этому уровню».

НОВАЯ НОРМАЛЬНОСТЬ

«Синдром самозванца» парализует действия, тормозит творческий процесс, мешает браться за работу, для которой, как кажется, не хватает навыков. «Это когда ты все знаешь в теории, но на практике не рискуешь попробовать»,– приводит пример Бородина.

Сопутствует синдрому чувство одиночества. «Чем больше успех, тем меньше людей, с которыми можно поделиться [своей уязвимостью]»,– объясняет Рогинский.

С другой стороны, именно «синдром самозванца» помогает Рогинскому быть в тонусе. «Если у тебя нет «синдрома самозванца», когда ты делаешь что-то сложное и новое, значит, ты недостаточно усерден»,– говорит он. Его личный способ борьбы – «сжать зубы и идти вперед».

Задворный уверен, что «синдром самозванца» – нормальное ощущение для каждого, кто идет above and beyond. Поднимая профессиональную планку выше и выше, профессионал неизбежно дорастает до предела своей некомпетентности, за которым начинает чувствовать себя «недостаточно хорошим».

У человека с «синдромом самозванца» возникает желание вести тайную жизнь шпиона, чтобы как можно дольше оставаться вне подозрений, говорит Белогорский. Двойная жизнь выматывает. Более продуктивный способ – приобретать новые навыки, чтобы внутренне «дорасти» до занимаемого места. «Каждый раз, когда у меня возникал «синдром самозванца», меня это подстегивало работать в два раза больше,– говорит он.– Это помогло карьере. Так быстрее растешь».

Главная опасность на этом пути – попасть в «цикл самозванца». Он начинается с повышения чувства тревоги и неуверенности в себе. В попытке избавиться от этого чувства человек ставит перед собой высокую планку. Но успешно выполненная задача приносит лишь кратковременное облегчение, после чего цикл начинается заново. Это может привести к выгоранию, а потом и к депрессии.

Дать себе право быть несовершенным – выход из этого замкнутого круга. На старте карьеры Задворный считал, что идеальный кандидат должен на 100% соответствовать функционалу, который предусматривает его должность. Но сейчас он убежден: достаточно и 70%, все остальное – зона развития.

Обычно больше всего не уверены в знаниях и навыках те, чьи компетенции вне сомнений. И наоборот. Горовую накрывает синдром, когда она чувствует, что недостаточно хорошо разобралась в каком-то вопросе. Но она научилась оборачивать его в свою пользу. «Я понимаю, что есть куда расти, чему учиться, в какие сообщества погружаться, чтобы черпать что-то новое для себя»,– говорит она. При этом нужно не забывать себя хвалить за проделанную работу, советует Горовая.

За 10 лет предпринимательства Бородина убедилась в том, что чувство неуверенности в себе помогло ей добиться успеха в бизнесе и жизни, а сейчас дает топливо для развития. «Если ты поработаешь с коучем и вдруг окажешься доволен собой, то что дальше?» – задается вопросом она.

Не бояться быть собой, открыто говорить о своих слабостях – черта лидера нового поколения, новая норма. Этому учат топ-менеджеров в Google и других передовых компаниях. «Когда понимаешь, что не только у тебя такая проблема, становится легче»,– говорит Рогинский. 

Что поможет уже сейчас чувствовать себя стабильнее и лучше, переживая «синдром самозванца»?

Лилия Перция, консультант в сфере психического и физического здоровья, среди клиентов которой Vodafone, Альфа-Банк, «Синево», Philip Morris, BAT, ИНТАЛЕВ, предлагает несколько советов, которые помогут в борьбе с «синдромом самозванца»:

1. Спокойнее отнестись к собственной результативности, быть добрее к себе (и к другим).

2. Не обесценивать свои опоры – образование, учителей, уже полученные результаты.

3. Вернуть себя в реальность: если вам платят гонорар за вашу экспертизу, вероятно, вы все же что-то умеете.

4. Отмечать свои успехи сознательным выделением этого этапа из череды будней.

5. Не искать особой поддержки от других: эту поддержку зачастую мы не получили в детстве, когда нам говорили бы, что у нас все получается, что мы молодцы. Сейчас такую поддержку можно дать себе самостоятельно: «Ты справляешься, смотри, как здорово у тебя получается». Это и есть взросление.

6. Не терять энергию, питая чувство собственной важности. Лучше направить ее на изучение шести основных добродетелей стоицизма.

7. Ценить чувство неудовлетворенности – в разумных дозах оно не даст свалиться в себялюбие и гордыню. Скромность – лучшее из лекарств. Делай что должен, и будь что будет.

Опубликовано в шестом номере журнала Forbes (декабрь 2020)

Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков