Чтобы дело не кануло в небытие. Правила бизнеса Фили Жебровской /Александр Мордерер
Категория
Богатейшие
Дата

Чтобы дело не кануло в небытие. Правила бизнеса Фили Жебровской

Александр Мордерер

Самая богатая женщина Украины Филя Жебровская, 70, родилась в селе Немиринцы Житомирской области. Переехав в Киев на учебу, мыла кастрюли в детском саду. Работала бухгалтером, а в 1995 году возглавила правление Киевского фармацевтического завода имени Ломоносова, который позже стал компанией «Фармак» – игроком номер один отечественной фармы.

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Весной 2020‑го Forbes оценил состояние Жебровской в $480 млн. Предпринимательница уже четыре года как отошла от оперативного управления компанией. Она возглавляет наблюдательный совет и готовится передать компанию в наследство своим племянникам.

Стержень моего успеха – самодисциплина, планирование и контроль за выполнением планов. Без четкого понимания того, куда мы идем, невозможно. Еще с 1996 года у нас был план до 2000 года. Сегодня есть план до 2027‑го не только по продажам, но и относительно продуктов, рынка, того, что будем внедрять.

Не все планы могут быть вовремя выполнены. В конце 1990‑х мы внедряли систему ISO:9000. Немцы помогли с азами этой практики Это изменило мои подходы к выпуску продукции. И, хотя ISO не совсем нужен в фарме, этот опыт очень помог в работе над получением сертификата GMP.

У меня есть чуйка. Я чувствую, что нужно делать, но почему – не знаю. Наверное, это преданность делу. Когда мы уже имели европейские сертификаты GMP, я захотела получить квалификацию ВОЗ на некоторые препараты. Она важна для стран, где люди не всегда имеют доступ к лекарствам. Коллеги говорили: зачем, это бедные страны, там низкие цены. А в эпидемию COVID благодаря этой аккредитации ВОЗ закупил у нас 1,5 млн ампул дексаметазона. И все теперь говорят: вы знали.

Мне с моим математическим складом ума было сложно осознать, что риски всегда есть. Что можешь потратить миллион, а отдачи не будет. Если мы имеем 70% выходов из разработок нашего R&D, это значит, что правильно делаем. Но мне всегда жалко этих 30%. Я не та, кто рискует. Не лечу куда‑то.

Желание знать толкало меня к действиям. У меня экономическое образование, и когда я пришла работать в фармкомпанию, то смотрела на формулы кислот и не понимала, что это такое. Химия мне не давалась, но я читала книги и училась в процессе работы. И сегодня я понимаю влияние действующего вещества на лекарственные средства и почему оно может быть разным.

Начинающему предпринимателю я бы посоветовала идти в бизнес только тогда, когда есть уверенность, что хочешь за‑ниматься именно этим. И тогда, когда есть цель. Пока этого нет, то нечего туда идти. Для меня бизнес – это смысл жизни, то, чем я живу, развиваюсь как личность. Когда я не получаю данных, что делается в компании, то это словно не хватает глотка воздуха.

Самый тяжелый период в моей жизни был, когда в бизнес вмешалась политика. Мой брат Павел состоял в «Нашей Украине». Руководитель другой политсилы хотел, чтобы он перешел к нему. Павел отказался. Тогда приказали закрыть завод. Это была атака со всех сторон. Когда у тебя химический синтез, всегда можно найти нарушения. Они приходили и днем и ночью. Думала, не выдержу. Я искала помощи, и один друг сказал: «Самый большой помощник тебе – ты сама, если ты уверена в своей правоте, то будешь бороться».

Материалы по теме

Что такое выгорание от работы, я не знаю. Его и сейчас нет, просто силы не те.

Я реально оцениваю свой возраст и возможности. Когда мне исполнилось 55, я начала задумываться о времени, когда буду вынуждена отойти от дел. Я не должна быть тормозом для компании, чтобы бизнес остановился из‑за того, что им управляет человек, не идущий в ногу со временем. Подумала, что больше пользы принесу, если буду отвечать за стратегию. Пошел уже четвертый год, как я не занимаюсь операционной деятельностью. Теперь думаю, когда отходить от стратегии, потому что мои знания будут не столь важны для компании.

У меня нет детей, и нужно было научить племянников полюбить мой бизнес и ценить его так, чтобы он развивался. Чтобы моя работа не канула в небытие. К передаче операционной деятельности я готовилась более 10 лет. Мы автоматизировали и стандартизировали все процессы. Мы искали иностранца, который помог бы молодежи управлять этим бизнесом. Потому что когда «тетя передала», это одно, а когда получил бизнес от человека, управлявшего европейским бизнесом, совсем другое. В 2017 году к работе приступил Августин Дубничка из Словакии, но через полтора года ушел от нас, потому что у него заболели маленькие дети. У меня было три кандидата, выбор пал на Владимира Костюка как наиболее подготовленного. Я не жалею, что выбрала его.

В 2022 году мы привыкнем жить с вирусом COVID‑19. Вакцины могут быть неэффективными, потому что вирус мутирует. Стоит употреблять витамины Си D, атакже цинк. Наша служба развития думает, как свести их в мультивитаминный комплекс. Надеюсь, до конца года мы его получим. Планируем в этом году завершить клинические испытания препарата, который in vitro показал высокую эффективность в борьбе с COVID. А 20 декабря передадим в две лаборатории наши экспресс‑тесты, чтобы посмотреть, насколько они будут эффективны. 

Опубликовано в шестом номере журнала Forbes (декабрь 2020)

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине