Просто делать деньги. Зачем Александр Ярославский снова тратит сотни миллионов на финансово-промышленные активы /Фото УНИАН
Категория
Богатейшие
Дата

Просто делать деньги. Зачем Александр Ярославский снова тратит сотни миллионов на финансово-промышленные активы

УНИАН

За активы, распроданные в течение 10 лет, харьковчанин Александр Ярославский выручил более $1 млрд. Как он распорядился этим капиталом?

Ковер с футбольной разметкой посреди пятизвездочного Kharkiv Palace, пятиярусный торт Alex’s Birthday, звезды шоу-бизнеса и цыгане… В декабре 2019-го один из самых успешных бизнесменов Украины Александр Ярославский с размахом праздновал 60-летие в родном Харькове.

За столом с юбиляром самые близкие: жена Марина, 32, трое общих детей и родной брат Алексей. За соседним столом под песни Maruv, Светланы Лободы и Макса Коржа произносят тосты Виктор Пинчук, 58, и Игорь Коломойский, 56.

Ярославский в прекрасном настроении. В разгар вечеринки жена Марина сбрасывает туфли на высоких каблуках и под руку с юбиляром пускается в пляс. В соседнем зале Коломойский под прицелами Instagram-стримеров сражается в настольный футбол с харьковским бизнесменом Павлом Фуксом, 48. Тактические схемы игрушечных команд может оценить тренер футбольной сборной Украины Андрей Шевченко, 43.

«Только у меня эти крокодилы собираются, и им кайфово на этом водопое»,– передает слова Ярославского телезвезда и ведущая вечера Катя Осадчая. С Коломойским Ярославский более 10 лет партнерствует в крупнейшем украинском нефтеперерабатывающем заводе «Укртатнефть», отбитом у российской «Татнефти». У Пинчука покупает банк «Кредит Днепр». Фукс мирит бизнесмена с харьковским мэром Геннадием Кернесом. Андрей Шевченко – напоминание о нереализованных амбициях на футбольных полях.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Широкие связи, умение избегать конфликтов с украинскими коллегами и бизнес-чутье помогают Ярославсому реализовать его основную амбицию – делать большие деньги. Выгодно избавившись от финансовых и промышленных активов, собранных под крышей группы DCH, на рубеже нулевых и десятых Ярославский не был стеснен в средствах при реализации своей основной стратегии – покупать дешево, продавать дорого. После нескольких лет затишья харьковчанин снова тратит сотни миллионов на финансово-промышленные активы, возвращается в большие инфраструктурные проекты и анонсирует миллиардные вложения в Харьков.

•••

«Как заработать денег? Научите». Рассказывают, именно с таким вопросом обратился 26-летний Ярославский к харьковским цеховикам в конце 1980-х. «Пришел молодой человек: ратиновое пальто, мохеровый шарф и ондатровая рыжая шапка – такая неформальная форма у ОБХССников тогда была»,– вспоминает один из участников той встречи. Ярославский не проработал в органах и года, решив, что не хочет бороться с «расхитителями социалистической собственности». Распад СССР открывал большие возможности для предприимчивых людей, и Ярославский этим воспользовался.

Заработанные на трейдинге нефти деньги Ярославский в середине 1990-х вложил в крупную собственность. «Он удачно состыковался с Васей Салыгиным (впоследствии председатель Харьковского облсовета и депутат Верховной Рады.– Forbes),– рассказывает бизнес-партнер Ярославского, просивший не упоминать его имени в печати.– Покупали у населения ваучеры, обменивая их на акции приватизируемых заводов». Так под контроль бизнесмена попали черкасский «Азот» и черниговское «Химволокно», Днепровский меткомбинат имени Дзержинского, СевГОК и другие предприятия. Диверсификацию портфеля обеспечили инвестиции в «Киевстар» и Укрсиббанк. В дальнейшем Салыгин и Ярославский разделили бизнес. Последний сделал акцент на финансовом направлении, которое и принесло ему самые крупные дивиденды. «Вася своей долей не сумел правильно распорядиться, а Саша сумел»,– констатирует партнер Ярославского.

На рубеже нулевых и десятых продажа трех ключевых активов принесла Ярославскому не менее $1 млрд. «Даже больше, наверное. Не могу назвать конкретную цифру, но это точно больше единицы»,– уточняет бизнесмен.

Купленный в 1990-х за $20000 Укрсиббанк Ярославский вместе с партнером Эрнестом Галиевым вывел к 2005 году в пятерку лидеров по размерам активов. По оценкам инвестаналитиков, продав свою долю в два этапа французской группе BNP Paribas, Ярославский выручил за банк не менее $650 млн. Вторая удачная сделка – продажа Дмитрию Фирташу черкасского химкомбината «Азот». По оценкам источника, знакомого с деталями переговоров, за свою долю Ярославский выручил не менее $300 млн. От $110 до $130 млн принесла в 2013-м продажа футбольного клуба «Металлист» Сергею Курченко. Ярославский жалеет об этой сделке. «Продажа «Металлиста» принесла мне деньги, но не принесла радости,– говорит он.– Для меня это была полутрагедия».

«Это были очень удачные сделки, совершенные если не на пике, то близко к нему»,– рассказывает финансовый аналитик Иван Угляница. До 2014 года он управлял портфелем ценных бумаг в управляющей компании Ярославского DCH Investment Management. «Металлист», с которым Ярославский не хотел расставаться, съедал ежегодно от $45 до $60 млн чистого кеша. «Для группы это была неплохая продажа»,– констатирует Угляница.

Харьковский бизнесмен Александр Давтян, 68, знакомый с Ярославским более 30 лет, вспоминает историю, услышанную от экс-главы Харьковской ОГА Михаила Добкина. Через несколько дней после продажи «Металлиста» Добкин встретил в аэропорту Коломойского. Тот не скрывал восхищения: «Миша, представляешь, то, что хочу отдать бесплатно, Ярославский умудрился продать за деньги». Коломойский владел футбольным клубом «Днепр», который впоследствии перестал финансировать.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

К 2014 году в портфеле Ярославского оставалось 28% акций «Укртатнефти» и четыре гранитных карьера УГДК. DCH сконцентрировался тогда на развитии девелоперского направления, основу которого составили купленные в 2013 году три ТРЦ «Караван» в Киеве, Харькове и Днепре, построенный к Евро-2012 Kharkiv Palace и район элитной застройки в Киеве – Воздвиженка. Ярославский также построил новый терминал в аэропорту Харькова.

DCH отошла от модели финансово-промышленной группы, превратившись в фонд прямых инвестиций. Деньги, собранные в результате большой распродажи, Ярославский отложил до лучших времен. Группа инвестировала в основном в облигации, акции зарубежных компаний, деривативы. «Фактически сидели на кеше,– рассказывает Угляница.– Было много частных приобретений – яхты, дома,– которые тоже финансово весили много. Управлялось все очень консервативно: по сути, это была кеш-позиция, которую при необходимости можно было за очень короткое время направить на покупки промышленных активов».

Так и произошло.

«Дешево купить и дорого продать – это суть бизнеса»,– говорит Ярославский. Возможность подвернулась в 2016-м. На фоне войны и усиления санкций российские друзья – партнеры Ярославского Олег Дерипаска, 52, и Роман Абрамович, 53, хотели выйти из украинских активов. Ярославский не упустил шанса с выгодой для себя помочь старым приятелям.

Сначала Ярославский выкупил у людей Дерипаски контрольный пакет Харьковского тракторного завода (ХТЗ). Стоимость сделки не раскрывалась. Ярославский намекал, что политический фон позволил ему хорошо сэкономить. Опрошенные Forbes аналитики оценивают сделку в диапазоне от $20 до $30 млн.

Потом настала очередь Абрамовича. Специально созданная DCН Steеl приобрела у него за $144 млн «Евраз ДМЗ» (бывший Днепровский метзавод имени Петровского) и рудник «Сухая Балка». Коломойский, продавший эти активы россиянам в 2007 году, рассказывал, что получил за них почти в 10 раз больше, около $1 млрд.

Возвращение в финсектор обошлось Ярославскому тоже недорого. За седьмую по объему чистых страховых премий компанию «ИНГО Украина» Ярославский заплатил структурам Дерипаски около $10 млн. Купить Проминвестбанк и украинскую «дочку» российского Сбербанка не удалось, но в начале 2020-го бизнесмен анонсировал покупку «Кредит Днепра» у старого знакомого – Виктора Пинчука. Сумма сделки не разглашается. Инвесткомпания Atlas Advisors оценивает банк в диапазоне от $22 до $30 млн.

«Все равно ищешь, где борщ погуще и пожирнее, туда и направляешь свои усилия. А пожирнее – в тяжелых индустриях»,– поясняет свою логику Ярославский. Отрасль или дружба с продавцом для него не важны: он смотрит на прибыльность. В этом смысле с его новыми активами все в порядке.

«EBITDA «Сухой Балки» за 2017–2020 годы – не менее $150 млн, то есть больше $110 млн, заплаченных за этот актив «Евразу»,– говорит аналитик Concorde Capital Дмитрий Хорошун. По его словам, DCH направил деньги, заработанные компанией, на поддержку ДМЗ: беспроцентная возвратная финпомощь составила $66 млн на конец 2019 года. Эти два предприятия работают в связке. Хорошун оценивает покупку рудника как очень удачную инвестицию.

ДМЗ с чистым убытком в 2019 году 1,3 млрд грн пока приносит владельцу лишь расходы. После простоя с сентября прошлого года ДМЗ вновь запустил производство только в мае 2020-го. «Металлургия всегда циклична. Сегодня хорошо, завтра хуже,– не расстраивается Ярославский.– «Петровка» больше сотни лет работала и будет еще 300 успешно работать». Он планирует вложить в ДМЗ до $300 млн в течение пяти лет. «Идея покупки ДМЗ долгосрочная: вложить деньги в модернизацию, после чего управлять более прибыльным заводом и, быть может, продать его при хорошей возможности»,– говорит Хорошун.

К ХТЗ у Ярославского совсем другой подход. Бизнесмен анонсировал строительство технопарка «Экополис ХТЗ» на 450 га его территории. К 2035 году Ярославский планирует развернуть здесь огромный технопарк с ITи R&D-кластерами. Первым резидентом стала китайская телеком-корпорация ZTE. Идут переговоры с Alibaba Group, Huawei и американской Cisco.

«Готовы построить для Alibaba 100 000–200 000 кв. м складских помещений, которые им необходимы для поставок в Европу,– объясняет Ярославский.– Украина может стать мостиком». Он не исключает, что приятельские отношения с основателем Alibaba Джеком Ма станут дополнительным аргументом для китайского гиганта разместить логистическую базу в Харькове. Ярославский обещает сохранить тракторное направление, а также наладить по лицензии производство чешских трамваев. Еще одно направление – производство тягового и электрооборудования с участием «Электротяжмаша», в приватизации которого бизнесмен намерен участвовать.

Земляк Ярославского, экс-глава Администрации президента Борис Ложкин, 48, думает, что DCH выбрала правильную стратегию развития ХТЗ. «Он использует большую инфраструктуру ХТЗ для того, чтобы построить нечто новое»,– говорит Ложкин.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Финансировать грандиозные планы поможет приобретенный у Пинчука банк. Ярославский выбрал хорошее время для покупки. «В финсекторе уже более 10 лет все дешево. Большинство банков, которые продавались, оценивались в менее 1х капитал, некоторые в 1 грн,– говорит аналитик ICU Михаил Демкив.– Огромный контраст по сравнению с периодом до 2008 года, когда банки продавали за пять и даже семь капиталов».

Материалы по теме

«Укрсиб я целенаправленно готовил на продажу. Повторить не получится – нет условий. «Кредит Днепр» будет уже надолго, это банк для бизнеса: кредитовать, зарабатывать, строить, усиливать,– объясняет Ярославский.– Постараемся с 18–20-го места быстро вывести в первую пятерку».

Давтян напоминает, что успех Укрсиба во многом стал возможен благодаря партнеру Ярославского – Эрнесту Галиеву. «Ярославский лично управлять банком не сможет. Если у Саши есть хороший банкир, то все получится»,– говорит Давтян. «Все есть»,– отвечает Ярославский.

Новые вложения окупятся сторицей, убежден Ярославский. «Как заработаю? На спаде купил, на пике подъема должен продавать. Главное – определить, когда этот момент наступил, в этом весь фокус»,– говорит он.

Ярославский не стремится строить «компании на века». Угляница, проработавший на него 10 лет, характеризует его подход как оппортунистический. Действует принцип: «На своих инвестициях не женишься», а значит, любой актив продается и покупается, если есть интерес или хорошая цена. Ложкину DCH напоминает Private Equity фонд под управлением одного человека, глубоко знающего украинские реалии и экономику. «Это позволяет успешно покупать активы в самых разных отраслях, перепаковывать и продавать», – говорит он.

Угляница выделяет два центра принятия и генерирования инвестиционных идей в группе. Часть идет непосредственно от Ярославского, а часть – от аналитического центра из нескольких человек под руководством многолетнего управляющего DCH Артема Александрова. Некоторые сделки приносит сам Ярославский. Если он о чем-то договорился, команда это исполняет. «Металлургия, банк, страховые – это, скорее всего, прямые договоренности Ярославского»,– предполагает Угляница.

Основатель DCH прислушивается к возражениям менеджеров против покупки того или иного актива, но окончательное решение всегда за ним. «У Ярославского есть чуйка: если он чувствует, что надо что-то сделать, то будет делать, независимо от того, правильное это решение или нет»,– говорит Угляница. «Если схватил, уже не отпустит»,– добавляет мэр Харькова Геннадий Кернес.

Ярославский умеет избегать проблем с любой властью. «Деньгами не сорит, взятки не раздает, никаких особых услуг не делает – такой человек» – отмечает Давтян. «Никогда не слышал о подконтрольных Ярославскому депутатах, министрах, медиа,– говорит Ложкин.– Никогда не просил пролоббировать какой-то закон». Вторая отличительная черта Ярославского, по его мнению,– мало говорить, много делать. «Если говорит, что построит,– строит. Он такой – делатель,– рассказывает Ложкин.– Власть к такому бизнесу относится, как правило, нейтрально или положительно».

На вопрос Осадчей, что олигархи дарят друг другу на дни рождения, Ярославский отшутился: «Главное – чтоб никто ничего не забрал». Репутация человека слова и отсутствие политических амбиций позволяют ему оставаться на плаву при любом президенте. А чутье помогает не терять деньги при выборе активов. Пока получается. Как? «Основной доход генерируют мои мозги – это бесценно,– объясняет Ярославский.– Чтобы узнать, как это работает, надо сделать трепанацию черепа и посмотреть, что у меня в голове».

Александр Ярославский /Фото Александр Осипов

Александр Ярославский Фото Александр Осипов

ПРАВИЛА ЯРОСЛАВСКОГО

  • Как говорил Райкин, лучше всего сидеть в третьем-седьмом ряду (про амбиции подняться в рейтинге Forbes).
  • Чтобы быть успешным, надо родиться с определенной генной конструкцией и много работать.
  • Я не художник, картины не пишу, я рисую денежные знаки (о покупке и продаже активов).
  • Мне интересно, когда ситуация не стоит на месте. Все равно – катится вниз или летит вверх. заработать можно на обоих трендах.
  • На спаде покупать, на пике продавать. Главное – правильно определить момент.
  • Если на что-то решился, то должен идти до конца, если дал слово – должен выполнить. Даже если замысел имел отрицательный эффект.
  • Один гораздо более солидный партнер сказал мне на заре моей юности: «Саша, веди бизнес так, чтобы никогда не оставалось права требования к тебе».
  • Я никогда не брал чужих денег. Был всегда категорически против того, чтобы собирать с партнеров, а потом куда-то их вкладывать.
  • У меня нет совета директоров. Сел, подумал и решил.
  • Как сохранить деньги? Вставать пораньше, в шесть часов утра, и пораньше ложиться. Весь день продуктивно работать.
  • Если мне законодательно запретят торговать с Россией, то как законопослушный предприниматель я не буду торговать. Если не запрещают, то почему не искать варианты?
  • Самые успешные приобретения – это дети и семья. Бизнес – это работа.
  • Никогда не дружил ни с президентами, ни с их командами.
  • Легко свернуть себе голову, если погряз в договорняках, коррупции и так далее. Мне в этом плане просто. Если у тебя правильная идея, честная работа в законном поле, можешь идти с высоко поднятой головой и никого не опасаться.

Опубликовано во втором номере журнала Forbes (июль-август 2020)

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков