Максим Тімченко, 48, гендиректор ДТЕК. /Антон Забельский для Forbes Ukraine
Категория
Компании
Дата

Новый старый ДТЭК. Смогла ли большая война и буквально 10 000 российских ударов изменить планы крупнейшей частной энергокомпании страны

Максим Тимченко, 48, гендиректор ДТЭК. Фото Антон Забельский для Forbes Ukraine

Война пошатнула, но не повергла ДТЭК. Как меняется крупнейший энергохолдинг страны и какой у него запас прочности

Forbes Ukraine выпустил новый номер журнала. Приобрести его с бесплатной доставкой можно по этой ссылке. В журнале: первый список лучших работодателей для ветеранов, список перспективных молодых украинцев «30 до 30», 40 компаний, которые вышли на иностранные рынки во время войны, истории Марии Берлинской, Всеволода Кожемяко и почти два десятка текстов.

В декабре 2021 года гендиректор ДТЭК Максим Тимченко, 48, в течение двух часов в прямом эфире корпоративного YouTube-канала презентовал стратегию развития группы до 2030 года. Основная идея – за следующие 10 лет энергохолдинг должен превратиться из компании, производящей электроэнергию из «грязных» углей, в зеленую – со ставкой на ветровые и солнечные электростанции.

«Мы готовы продать наши угольные станции и шахты», – отмечал Тимченко в интервью ЭП в июне 2021-го. Для компании, бизнес которой на 40% зависит от угольной генерации, такие планы выглядели довольно революционно. «Озеленение» холдинга ДТЭК оценивал от $2 млрд. Такие инвестиции должны утроить зеленые мощности компании – до 3 ГВт, что составит около трети от выработки всех электростанций ДТЭК.

В дополнение к «озеленению» стратегия предусматривала цифровизацию процессов до 2025 года и роботизацию производства, в том числе с помощью решений на базе искусственного интеллекта.

Стремление быть современной и инновационной компанией было подкреплено переездом в новый офис. За несколько недель до вторжения ДТЭК перебрался из небоскреба 101 Tower, который киевляне прозвали «башней зла» (лого бизнес-центра напоминало «Глаз Саурона»), в инновационный парк UNIT.City.

«Сюда переносят офисы компании, стремящиеся к переменам», – говорил Тимченко репортеру Forbes в феврале 2022-го во время трехчасового интервью. Тогда он подробно рассказал, как трансформируется ДТЭК. Публикации статьи о новой стратегии энергохолдинга Ахметова помешало российское вторжение.

Смогла ли большая война и буквально 10 000 российских ударов изменить планы крупнейшей частной энергокомпании страны? Короткий ответ – нет, но самому ДТЭК пришлось радикально поменяться, чтобы иметь шанс выжить.

Один за семерых, семеро за одного

В июле 2023 года ДТЭК – семь финансово обособленных холдингов, которые имеют собственный менеджмент и наблюдательные советы. Децентрализация – часть стратегии, которую большая война не затормозила, а ускорила. «Планируем ее углублять», – рассказывает Максим Тимченко.

В настоящее время продолжается этап трансформации под названием «Осередок», который предусматривает преобразование зарегистрированной в Нидерландах материнской DTEK B.V. из управляющей компании в корпоративный центр. «Полномочия центра будут ограничиваться присутствием в наблюдательных советах, без вмешательства в оперативное управление бизнесами», – объясняет Тимченко.

Бизнес ДТЭК

Бизнес ДТЭК

Роль самого Тимченко в новой структуре – коммуникация с западной аудиторией и принятие стратегических решений через наблюдательные советы. При этом DTEK B.V. будет формировать стратегию и политику каждой компании, а также будет предоставлять право пользоваться брендом. За это каждый бизнес будет выплачивать корпоративному центру роялти.

«Децентрализация, которая началась в 2021-м, должна ускорить принятие решений на местах», – говорит исполнительный директор ДТЭК Дмитрий Сахарук, 43. Он это называет критически важным для удержания управляемости в год большой войны.

Какие результаты холдинга в первый год большой войны? С 2021-го ДТЭК не публикует и не раскрывает консолидированные результаты группы. Последний опубликованный отчет – за 2020 год. Однако есть результаты отдельных компаний, которые выпускали еврооблигации: «ДТЭК Энерго», «ДТЭК Нафтогаз» и ДТЭК ВИЭ. Выручка ДТЭК в 2022-м выросла пропорционально инфляции – на 30%, говорит Сахарук. «В прошлом году группа закончила с прибылью, хотя и гораздо меньше, чем планировалось до войны», – добавляет он.

Основа устойчивости ДТЭК в военный год – рекордные цены на газ, которые позволили «ДТЭК Нафтогаз» получить в 2022 году 12,7 млрд грн чистой прибыли при выручке 38,8 млрд грн.

Кризис преодолен?

Похоже, самые большие проблемы ждут ДТЭК в ближайшие четыре года. Кроме военных рисков и необходимости возобновлять активы, поврежденные россиянами, на холдинг давят долги. В 2024–2027 годах ДТЭК должен уплатить почти $2 млрд по внешним обязательствам, львиная доля которых приходится на хронически убыточную «ДТЭК Энерго». Именно эта компания отвечает за добычу угля и генерацию электроэнергии на тепловых электростанциях, которые в течение зимы уничтожали ракеты РФ.

Стартап с амбициями

В апреле 2001-го компания «Укрспецюст», которая тогда реализовывала судебный конфискат, продала за 208 млн грн ($40 млн) малоизвестной компании «Техремпоставка» три из пяти электростанций государственной «Донбассэнерго».

Формальной причиной продаж Зуевской, Кураховской и Луганской ТЭС стало их банкротство. Позже гендиректор «Донбассэнерго» Игорь Смирнов говорил, что реальная стоимость станций – 1,1 млрд грн. Впоследствии эти ТЭС были переданы новосозданной компании «Востокэнерго», которая вместе с «Павлоградуголь» в 2005-м стала основой только что созданного энергетического холдинга ДТЭК. Управляющая компания СКМ Рината Ахметова тогда формировала отраслевые холдинги.

После сделки, вызвавшей скандал, правительство запретило продавать государственные энергоактивы по процедуре банкротства, а руководитель «Укрспецюста» был уволен. Из-за сделки потерял деньги Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), который на рубеже 1990-х и нулевых годов выдал «Донбассэнерго» долгосрочный кредит на $113 млн. Банк рассчитывал, что возвращать кредит будет компания, выручку которой генерируют пять, а не две электростанции

Самые большие активы ДТЭК на неконтролируемой территории

Самые большие активы ДТЭК на неконтролируемой территории

Надежды ЕБРР, что отчуждение активов «Донбассэнерго» будет оспорено, не оправдались. «Павлоградуголь» – крупнейшее в стране угольное объединение из 10 шахт, и досталось оно ДТЭК в более рыночный способ. В процессе приватизационных торгов за актив в 2004 году с компанией «Испат Уголь», за которой стоял металлургический магнат Лакшми Миттал, цена выросла в 1,5 раза, более чем до $200 млн. «Высокий ценник настораживал, – вспоминает Тимченко. – Однако во время горячих дебатов было принято решение, что вертикальная интеграция очень важна для нашего энергетического бизнеса».

Основные потребители продукции «Павлоградуголь» – генерирующие компании «Западэнерго» и «Днепроэнерго». В последующие годы ДТЭК приватизировал и эти компании. А также «Киевэнерго», «Крымэнерго», «Днепрооблэнерго» и «Донецкоблэнерго». Кроме того, в 2011-м ДТЭК получил в концессию на 49 лет крупные угледобывающие предприятия «Ровенькиантрацит» и «Свердловантрацит».

2013 год – пик расцвета энергетического бизнеса Ахметова. Выручка ДТЭК – $11 млрд, на ее долю приходится более 50% украинской добычи угля и почти 40% распределения электроэнергии. Доля в генерации электроэнергии достигла 30%. Нацкомиссия по регулированию энергетики даже увеличила максимальную долю генерации для частных компаний с 25% до 33%.

Ставка на вертикальную интеграцию превзошла ожидания. Маржу ДТЭК генерировало производство электроэнергии из угля. К примеру, себестоимость тонны угля «Павлоградуголь» – $60/т. «Такая себестоимость позволяла получать сверхприбыли, несмотря на зарегулированность украинского рынка электроэнергетики», – говорит инвестиционный аналитик Иван Угляница.

Агрессивный рост нуждался в значительных средствах. Несмотря на то что в течение 2010–2013 годов ДТЭК имел ежегодную прибыль в $400–700 млн, за это время компания привлекла почти $3 млрд на внешних рынках.

Проблемы юрисдикции

На 2014 год, по данным ДТЭК, более 90% портфеля компании составляли кредиты в долларах и евро. При этом 94% дохода она получала в гривне – львиную долю продажи электроэнергии, цену на которую устанавливало государство. «Первый этап войны, экономический спад, трехкратная девальвация гривни разорвали экономику ДТЭК», – говорит Угляница. Все это происходило на фоне потери активов на оккупированных территориях, ущерб от которой ДТЭК оценил в $400+ млн.

В 2015-м из-за девальвации выручка упала почти вдвое – до $4,3 млрд, а убытки выросли до $1,7 млрд, при этом чистый долг ДТЭК приближался к $3 млрд. Холдинг оказался на грани банкротства, а под правительственными стенами, как в 1990-е, снова застучали каски шахтеров, требовавших повышения тарифа на электроэнергию.

В следующем году «ДТЭК Энерго» объявил дефолт и начал переговоры с кредиторами о реструктуризации долга. Спасательным кругом для ДТЭК стал «Роттердам+» – словосочетание, знакомое всем, кто интересуется экономикой или антикоррупционными расследованиями.

Идея заложить в цену электроэнергии стоимость угля на международной бирже в порту Роттердам вместе со стоимостью его доставки звучала благородно: необходимо обеспечить энергетическую независимость от агрессора. ДТЭК горячо поддержал титульного автора формулы, выходца из корпорации Roshen Дмитрия Вовка, возглавлявшего комиссию, которая отвечала за регулирование тарифов.

Потребители были иного мнения. После введения формулы тариф для бизнеса вырос на 25% и продолжал повышаться дальше. Уже в 2016 году выручка ДТЭК увеличилась с $4,3 до $5 млрд, а убытки сократились почти в семь раз, до $260 млн. По оценке инвесткомпании Concorde Capital, за четыре года ДТЭК заработал на «Роттердам+» $1 млрд.

Сколько зарабатывает ДТЭК

Сколько зарабатывает ДТЭК

Из недостатков – проблемы с правоохранителями. 3 2017 года САП четырежды принимала решение о закрытии дела и четырежды возобновляла расследование. В октябре 2022-го НАБУ объявило подозрения 15 лицам, среди которых члены НКРЭКУ, а также два топ-менеджера ДТЭК, в сговоре, в результате которого теплогенерирующие компании получили сверхприбыли.

«После отмены формулы в 2019-м у ДТЭК снова все посыпалось», – говорит Угляница. Запуск оптового рынка электроэнергии, на котором первую скрипку, по определению, должна была играть крупнейшая энергокомпания страны, не помог решить финансовые проблемы ДТЭК. Но после победы на выборах Владимира Зеленского добавились новые.

Пытаясь ограничить аппетиты ДТЭК, правительство Алексея Гончарука разрешило импорт электроэнергии из России и Беларуси. Действие «потолка» на цену электричества (прайс-кепы), что подрывает посягательство ДТЭК на прибыльность, продлили на четыре года. К этому добавилось падение спроса из-за снижения промпроизводства и теплой зимы. По сравнению с летом 2019-го электричество с ахметовских теплоэлектростанций подешевело к весне 2020-го на 20%.

В 2020-м ДТЭК получил почти 14 млрд грн ущерба (около $500 млн), а выручка упала на 16%, до 116 млрд грн. В мае следующего года компания добилась реструктуризации кредитов на $2 млрд, согласовав с кредиторами такой график выплат: в 2024-м нужно погасить $300 млн долга ДТЭК ВИЭ, в 2026-м — $425 млн долга «ДТЭК Нафтогаза» и в 2027-м – $1,22 млрд «ДТЭК Энерго».

Среди этих компаний только «ДТЭК Нафтогаз» закончила 2022 год в плюсе, отчитавшись об увеличении прибыли на 7%, до 12,7 млрд грн. Чистый убыток «ДТЭК Энерго» составил 5,8 млрд грн, ДТЭК ВИЭ – 15,8 млрд грн. «Львиная доля ущерба – это обесценение поврежденных, разрушенных или оккупированных активов», – говорит Сахарук, исполнительный директор ДТЭК.

Впрочем, руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий советует обращать внимание на показатель операционной прибыли, которая, по его подсчетам, у трех крупнейших компаний холдинга – ДТЭК ВИЭ, «ДТЭК Энерго» и «ДТЭК Нафтогаз» – достигла более $1 млрд. Если бы не обстрелы и долговая нагрузка, у ДТЭК все было бы очень неплохо, резюмирует Паращий.

Потери войны

В первые недели вторжения ДТЭК потерял Луганскую и Запорожскую ТЭС, а также половину зеленой генерации – 500 МВт ветровых электростанций на Юге. За 18 месяцев войны, по данным ДТЭК, Россия нанесла 10 000 ударов по активам компании и уничтожила 40% генерирующих мощностей. «3 сентября 2022 года Россия обстреляла все электростанции ДТЭК, – говорит Сахарук. – Некоторые из ракет попали в энергоблоки».

Полтора года войны ДТЭК

Полтора года войны ДТЭК

ДТЭК оценивает свои нужды на восстановление энерго-инфраструктуры в 8,5 млрд грн. Холдинг, по словам Сахарука, не собирается покрывать убытки «ДТЭК Энерго» за счет других бизнесов, поскольку «каждый из бизнесов ДТЭК борется за свои интересы».

Летом компания рассчитывала привлечь большую часть средств на восстановление через государственную программу льготного кредитования для малого и среднего бизнеса «5-7-9». Тимченко уверяет, что имеет неофициальное согласование от правительства, однако финансирование пока не получил. С этим планом могут возникнуть проблемы: оценка фискальных рисков от программы «5-7-9» – одно из требований МВФ для украинского правительства.

Без помощи государства холдингу будет сложно. «Государственные банки не хотят кредитовать структуры Ахметова из-за истории с банкротством «Укртелекома» (имеется в виду банкротство компании ЭСУ, – Forbes)), – говорит член наблюдательного совета одной из госкомпаний на условиях анонимности. Ее краткое содержание таково: Фонд госимущества в 2011-м продал «Укртелеком» за 10,6 млрд грн компании ЭСУ, позже благодаря судебному делу выяснилось, что за ним стояли Дмитрий Фирташ и Валерий Хорошковский. В 2013 году СКМ выкупила компанию ЭСУ.

Сделку Фирташа-Хорошковского в 2011-ом профинансировали через выпуск облигаций, большинство из которых выкупили Ощадбанк и Укрэксимбанк за 4 млрд грн. Облигации должны были быть погашены в марте 2017 года, но этого не произошло, а дело переместилось в суды. «Мы ведем переговоры с другими госбанками», – говорит Сахарук.

Иностранные коммерческие банки также не спешат кредитовать компании в Украине из-за отсутствия у них «военной» страховки. Тимченко видит одним из личных приоритетов привлечение средств от Международных финансовых организаций. Впрочем, те тоже не торопятся. Во время осенне-зимнего периода доноры передали ДТЭК всего $11 млн, говорит Тимченко. Госкомпания «Укрэнерго» за этот же период привлекла с помощью грантов и кредитов $1 млрд.

«Компания воспринимается как олигархическая, есть сращение с политикой и, как результат, уклонение от юридической ответственности», – говорит топ-менеджер ЕБРР, имеющий опыт работы в Украине. – Поэтому это высокие репутационные риски и низкие шансы сотрудничества». К примеру, отношения ЕБРР и ДТЭК, по его словам, испортились после приватизации, с которой началась энергетическая империя Ахметова, электростанций «Донбассэнерго» еще в 2001-м. «Есть дела без срока давности», – говорит собеседник в ЕБРР.

В прошлом году банк выдал кредитов на $1,7 млрд. С интеграцией украинской энергетики в европейскую ДТЭК придется конкурировать с пришедшими в Украину европейскими компаниями не только за потребителей, но и за проекты и доступ к дешевому финансированию, говорит партнер консалтинговой компании IMEPOWER Юрий Кубрушко. Готов ли ДТЭК?

У Тимченко есть план: отделить приобретенные при сомнительной приватизации активы угольной генерации от новых. А перспективные бизнесы (прежде всего в сфере возобновляемой энергетики, добычи нефти и газа) вывести на биржу. Первым на публичное размещение акций планируется DTEK Renewables, говорит Тимченко. Эта компания хочет к 2030 году построить в ЕС 5 ГВт зеленых мощностей за $6–6,5 млрд.

Привлечение крупных иностранных инвесторов в капитал поможет улучшить имидж в глазах западных институций, а также получить дешевое финансирование, говорит Паращий.

В первые недели вторжения ДТЭК потерял Луганскую и Запорожскую ТЭС, а также половину зеленой генерации – 500 МВт ветровых электростанций на Юге. За 18 месяцев войны, по данным ДТЭК, Россия нанесла 10 000 ударов по активам компании и уничтожила 40% генерирующих мощностей. /Getty Images

В первые недели вторжения ДТЭК потерял Луганскую и Запорожскую ТЭС, а также половину зеленой генерации – 500 МВт ветровых электростанций на Юге. За 18 месяцев войны, по данным ДТЭК, Россия нанесла 10 000 ударов по активам компании и уничтожила 40% генерирующих мощностей. Фото Getty Images

Ясно-прозрачно

Отдельное направление – работа с внутренней аудиторией. Лицо нового ДТЭК – YASNO, через которую энергохолдинг продает электричество и газ 3,5 млн клиентам в Киеве, Днепропетровской и Донецкой областях. В планах ДТЭК расширить наличие YASNO в Украине и выйти на европейские рынки. «Станем на 100% диджитал‐компанией», – говорит СЕО YASNO Сергей Коваленко.

Он стал известен большинству украинцев минувшей зимой, когда простым языком в своих соцсетях рассказывал о ситуации в энергетике. «Мы хотели из Сергея сделать «Арестовича» в хорошем понимании слова, – полушутя говорит один из топ-менеджеров ДТЭК. – Чтобы он простым языком объяснял проблемы».

Усилия, которые энергетики ДТЭК приложили для прохождения сверхсложной зимы 2022–2023, а также рекламная кампания «ДТЭК. Возвращаем свет» помогли увеличить доверие к бренду. По словам Тимченко, узнаваемость бренда ДТЭК в 2022 году выросла на 12 п.п., до 86%, а лояльность – на 18 п.п., до 73%.

Позитивное восприятие компании может быть элементом защиты от посягательств властей, говорит один из собеседников в холдинге. По его мнению, оппоненты дважды подумают, атаковать ли компанию, которая положительно воспринимается обществом. Тимченко пытается не давать властям повода для критики и не скупится на похвалу руководству отрасли. «Сектор энергетики сейчас наиболее прогрессивен за все годы», – говорит он.

Симпатия взаимна. «Прошедшей зимой ДТЭК прилагал сверхусилия, чтобы быстро восстанавливать подачу электричества потребителям, – говорит руководитель энергетического комитета Верховной Рады Андрей Герус во время программы Forbes Business Breakfast. – Все острые моменты остались в довоенном периоде (до 2022-го Герус был одним из самых заметных критиков ДТЭК. – Forbes)».

До войны редактор Forbes слышал шутку от члена правительства Гончарука, когда Максим Тимченко приходит в Министерство энергетики, от него прячут министра. CEO ДТЭК не скупился и на публичную критику регуляторов. Чем вызваны изменения в риторике?

«ДТЭК сейчас уязвим, поскольку не имеет таких политических рычагов, как раньше, – говорит Кубрушко. – Ахметов закрыл свои медиа, а в парламенте нет партий, которые были бы ориентированы на него».

В сентябре 2022-го ДТЭК поделился половиной экспортной мощности (более 100 МВт) в сторону Польши с новой государственной компанией ЭКУ. До сих пор никто не претендовал на это направление, поскольку экспорт происходил из Добротворской ТЭС ДТЭК. По словам одного из сотрудников компании, им настойчиво советовали не воевать с новой компанией.

Кто советовал? Он не говорит. В августе прошлого года издание ЭП со ссылкой на анонимные источники утверждало, что идея создания ЭКУ принадлежит заместителю главы Офиса президента Ростиславу Шурме. Власти хотя и с задержкой, но пошли на увеличение предельных цен на электричество для бизнеса, главными выгодоприобретателями этого являются ДТЭК, а также государственный «Энергоатом».

«Тема любых тарифов всегда была источником конфликта, ведь ни одна власть не хотела их повышать, как бы они ни устарели, – говорит Андрей Фаворов, в 2010–2014 годах занимавший должность коммерческого директора ДТЭК. – В украинской энергетике нет клиентов, а есть избиратели».

Тимченко уверяет: украинцы не воспринимают ДТЭК как олигархическую структуру. Теперь ДТЭК осталось убедить в этом остальной мир.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине